Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Крестьянское восстание 1907 г.

Страны в истории > Румыния

Весной 1907 г. разразилось грозное крестьянское восстание, ко-
торое зарубежные современники, пораженные его размахом, срав-
нивали с Жакерией XIV в. во Франции, крестьянской войной
начала XVI столетия в Германии и российской «пугачевщиной».
Десятилетиями накапливавшиеся страдания, полное бесправие и
нищета румынской деревни нашли выход. Произошел взрыв, ко-
торый до основания потряс социальную структуру королевства..
Жизнь крестьянина, беспросветная во времена феодализма,
ухудшилась еще больше после наступившей в 1864 г. .«свобо-
ды». Малоземелье душило деревню; даже «самостоятельный хо-
зяин» прилагал отчаянные усилия, чтобы дожить с семьей до
весны. Средний доход крестьянской семьи составлял в начале
XX в. убогую сумму 120 лей (40 руб.) в год. В Румынии счита-
лось само собой разумеющимся, что крестьянин питается одной
мамалыгой кукуруза составляла 90% его пищи. Животное-
масло и мясо являлись предметом роскоши, даже для середняка
доступным лишь по большим праздникам несколько раз" в год.
Мамалыгу приправляли небольшим количеством подсолнечного-
масла и овощей, реже молоком и брынзой. Однако и потребле-
ние кукурузы катастрофически падало: если в 1870 г. ее при-
ходилось на каждого румына 230 кг, то в 1900 г. всего 146. За
это время несколько увеличилось потребление хлеба, картофеляг
сахара, но главным образом в городах.
Однообразное питание, потребление одной кукурузы, да и то-
нередко в гнилом виде, привело к широкому распространению на.
селе «болезни голода» пеллагры. В начале XX в. она превра-
тилась в народное бедствие, число больных превышало 100 тыс.
человек. Почти треть детей в Румынии умирала, не дожив до
пяти лет.
Совсем катастрофичным становилось положение деревни во
время нередких засух. В 1904 г. с выжженных солнцем полей
едва удалось собрать по 3,3 гектолитра зерна кукурузы с гекта-
рав 34 раза меньше обычного. Отчаявшиеся крестьяне бро-
сились в города за милостыней. Консервативное правительст-
во Г. Гр. Кантакузино, действуя по принципу «спасение голо-
дающих дело рук самих голодающих», ввело в 1906 г. налог
для закупки зерна и распространения его среди нуждающихся,
поручив последнее местным властям.
В 1907 г. разразилось такое грандиозное восстание, какого до
тех пор не знала страна. Движение началось на севере Молдо-
вы, в селе Флэмынзи (что в переводе означает Голодное) уезда
Ботошани. Жители потребовали у приказчиков крупнейших арен-
даторов братьев Фишер установить арендную плату в 25 лей за
фалчу (1,5 га) земли. Требование с быстротой молнии распрост-
ранилось по уезду и за его пределами. Крестьяне от просьб^
быстро переходили к угрозам и погрому усадеб. Помещики и
арендаторы в страхе скрывались в городах. Толпы крестьян
направлялись туда же искать справедливости. Они встречали
заслоны солдат и жандармов и вместо уступок пули. Разгне-
ванные повстанцы громили усадьбы, уничтожали кабальные кон-
тракты, нападали на примарии (сельские правления), пытались
ворваться в города. 5 марта в Бухарест поступила паническая
телеграмма: «Крестьяне окружают Ботошани...» В тот же день
повстанцы вступили в город; на центральных улицах произошла
схватка с войсками; потеряв много убитых и раненых, царане
отступили.
Восстали села в округе древней молдавской столицы Яссы.
Спешно подтянутому туда 10-тысячному отряду войск удалось
отбить натиск крестьян. В уездном центре Васлуй схватка
произошла на центральных улицах. 1 марта жители галацкого
пригорода Лозовени, земледельцы и портовики, явились к пре-
фектуре требовать земли. Отрядом карателей, расстрелявших тол-
пу, командовал лейтенант Ион Антонеску, будущий кровавый
диктатор Румынии. «Защищавшие префектуру солдаты принад-
лежали к гусарскому полку, состоявшему почти сплошь из
валахов, доносил русский посланник M. Н. Гире, будь на их
месте пехота, набранная из рекрутов местного населения, то пос-
ледняя... по всем вероятиям, отказалась бы стрелять в демонст-
рантов».
Мятежные села были наводнены войсками. По всей Молдове
шли расстрелы, аресты и порки, когда поступили сообщения о
начавшихся в Валахии волнениях. Первыми восстали крестьяне-
резервисты, призванные под знамена карателей в уезде Телеор-
ман. 1013 марта власти удерживали здесь всего несколько
пунктов. «Весь уезд, в отчаянии телеграфировал префект,
стал добычей восставших, и мы не имеем сил, чтобы остановить
разрушения». Но с 14 марта стали поступать подкрепления из
полков, завершивших расправу в Молдове. Крупные отряды
крестьян были рассеяны, по дорогам рыскали летучие каратель-
ные экспедиции пехота, кавалерия и артиллерия. Непокорпые
села для острастки сжигались пушечным огнем. В одном только
уезде Влашка такой участи подверглось девять населенных
пунктов. Префект телеграфировал об «эффективности» обстрела;
в Виеру разрушено 150 домов, в Ходивоя 200 и т. д. Предста-
вителей печати допускали на места расправ лишь после захоро-
нения трупов.
В Олтении движение началось с разгрома усадеб; многие по-
мещики и арендаторы стали жертвами народной мести. «У нас,
сообщал корреспондент газеты Универсул" из Крайовы, восста-
ния происходят не в каких-либо пунктах или направлениях, а во
всех частях уезда одновременно». Крестьяне сражались с кара-
телями на баррикадах. В большом селе Бэйлешти столкновения
происходили несколько дней. Наконец, прибыла артиллерия. Пос-
ле того как была снесена с лица земли половина домов, войска
штурмом взяли баррикаду. По официальным данным, было убито
42 и ранено свыше 100 повстанцев.
Всего против крестьян была брошена 140-тысячная армия.
Чтобы собрать такие силы, правительство объявило мобилизацию
части резервистов. Власти метили сразу в двух зайцев: и армию
усиливали, и из деревни призывали молодое, наиболее энергич-
ное население, потенциальных участников восстания. Пощады и
жалости военщина не знала. Повстанцев (или просто людей по
наговору) расстреливали или запарывали насмерть по доносам
помещиков, управляющих, арендаторов, корчмарей, соседей или
просто так, для «острастки». Погибло 11 тыс. крестьян больше,
чем во время войны за независимость.
Арестованные могли позавидовать павшим таким мучениям
они подвергались. Корреспондент газеты «Русское слово», ока-
завшийся на дорогах Румынии в эти трагические дни, писал о
встрече с колонной схваченных повстанцев близ Рымникул-Сэра-
та: «По широкой аллее леса вели на первый взгляд до 300
арестованных крестьян, разбитых на партии приблизительно в
5060 человек. Каждый крестьянин спутан веревками, которыми
обвязаны руки целой партии. Идут с поникшими головами, в лох-
мотьях. По сторонам верховые кавалеристы с блестящими в
лучах солнца шашками наголо... Попутчики по вагону крестья-
не долго и пытливо смотрели из окон на этот кортеж, разража-
ясь проклятиями по адресу войск».
Другой русский журналист, представлявший газету «Одес-
ские новости», с удивлением отмечал: «Я спрашивал (через свое-
го переводчика) крестьян, имеют ли они представление о России
и знают ли они, что у нас происходит? Ответы превзошли мои
ожидания. Те, с которыми я беседовал, оказываются великолепно
осведомленными о нашей револте" [восстание, мятеж. Авт.],
хотя интересуются они разрешением одного аграрного вопроса».
Тюрем не хватало; в узилища были превращены казармы, ар-
тиллерийские полигоны, даже баржи по Дунаю.
Активная фаза восстания в той или иной местности длилась
не больше четырехпяти дней; крестьяне действовали точно
так же, как их предки при Хории, Клошке и Кришане; против
них была брошена современная маневренная армия, использовав-
шая не только винтовки и пушки, но и железные дороги, теле-
граф, телефон. Лишь в редких случаях, например в Олтении,
повстанцы догадывались перерезать телеграфные провода. Объ-
единиться в масштабах страны, выдвинуть национальных вождей
им не удалось. Великое движение 1907 г. представляло серию
отдельных местных выступлений.
Восстание было порождено земельным голодом. Деревня вы-
ступила под лозунгом «Требуем земли!». Конкретные его прояв-
ления были различны от скромного уменьшения арендной
платы до разгрома помещичьих усадеб и запашки их полей. Что
показательно, по мере развертывания событий решимость участ-
ников движения возрастала. «В Молдове, доносил в Петербург
русский консул в Галаце Картамышев, крестьяне шли на по-
местья с криком: 25 франков * за фалчу!"; в Валахии Давай-
те нам землю!", но и в том и в другом случае вопрос шел о на-
сильственном захвате ими земли».
Стихийно и неосознанно крестьянство развернуло великое
буржуазно-демократическое движение. В. И. Ленин подчеркивал,
что раздел помещичьих земель «не уничтожит капитализма и не
оттянет его назад, а в громадной степени очистит, обобщит, рас-
ширит и укрепит почву для его (капитализма) нового разви-
тия» 1907 год поставил в повестку дня вопрос о его фермер-
ском, наиболее демократическом пути развития, в котором была
заинтересована вся деревня от безземельного и безлошадного
бедняка до «справного» середняка и торговавшего зерном зажи-
точного хозяина.
После подавления восстания правительство десятками смеща-
ло деревенских примарей (старост), как правило выходцев из
сельской верхушки, за сочувствие восстанию или пассивность
при оказании помощи карателям. Немало их было брошено в
тюрьмы. Между тем в рамках общекрестьянского движения от-
мечались уже признаки размежевания: наиболее активно высту*
пала, судя по материалам процессов, задавленная нуждой гс-
лытьба. Случались, правда редко, и выступления против зажи-
точных односельчан, эксплуатировавших своих соседей не мень^
ше помещика.
Крестьянство столкнулось не только с армией, против царан
выступила вся буржуазно-помещичья Румыния. В разгар восста-
ния растерявшиеся, неспособные справиться с положением кон-
серваторы во главе с Г. Гр. Кантакузино передали власть либе-
ралам. Произошло это по всем канонам парламентского лицеме-
рия: лились слезы умиления по поводу «единства страны» перед
лицом обрушившегося на нее «бедствия», раздавались «патриоти-
ческие» речи. Взяв бразды правления, крупная буржуазия делом
доказала прочность коалиции с помещиками и готовность залить
страну кровью ради защиты общих интересов. Организацию вар-
ского подавления взяли на себя министр внутренних дел Ион
Брэтиану, сын «визиря», и военный министр Александру Аве-
реску, тогда бригадный генерал. Ассоциация нефтепромышленни-
ков прислала им горячие поздравления по случаю восстановле-
ния «порядка».
Не нашли повстанцы понимания и поддержки в мелкобуржу-
азной городской среде. В дни восстания из городов, оказавшихся
в окружении восставших сел, поступали вести о застое в делах,
банкротствах, перебоях с кредитом. Вина за все это возлагалась
на крестьян, дезорганизовавших хозяйственную жизнь в стране.
Особо подчеркивались затруднения, переживаемые небогатыми
торговцами. Они забрасывали правительство просьбами об отсроч-
ке выплаты долгов. Опасение за свое имущество побуждало ком-
мерсантов и владельцев мастерских в уездах Влашка, Олт, Долж
и Телеорман вступать в отряды гражданской гвардии.
Демократически настроенная интеллигенция оплакивала судь-
бу крестьян и протестовала против расправ над ними, но пони-
мания смысла движения, его глубоко прогрессивной сущности не
обнаруживала. Показательной была позиция широко распростра-
ненной газеты «Адевэрул» («Правда»), принадлежавшей бывше-
му социалисту Константину Милле. Она выступила с призывом.
«Все силы на подавление!», правда с оговоркой: «Без ненужного
кровопролития».
Действенную поддержку повстанцы встретили только у рабо-
чего класса. Сказывалась и солидарность обездоленных, и недав-
нее крестьянское происхождение, и родственные связи, и прожи-
вание многих рабочих в деревнях, и наличие значительной про-
слойки полукрестьян-полупролетариев. Уже в сообщениях из
Ботошани говорилось, что жители пригородов сочувствуют
повстанцам. Знаменательный случай произошел на станции
Пашкани: здесь железнодорожники помогли бегству крестьян-
арестантов из вагонов. Текстильщики старейшей в стране сукон-
ной фабрики в Бухуши участвовали в демонстрациях крестьян.
Портовики Галаца вместе с жителями окрестных сел подверглись
расстрелу у здания префектуры. Не было недостатка в проявлениях
солидарности среди нефтяников Буштенари и Кымпины. В по-
следнем городе артиллерия заняла позиции прямо на улицах.
Шли аресты социалистов. Чуть не поголовно были взяты под
стражу работавшие на промыслах потемкинцы. В одной лишь
Буштенари за решетку было посажено 77 бывших матросов ре-
волюционного броненосца.
Бухарест фактически был переведен на военное положение;
железнодорожников переселили в казармы; окружавшие столицу
форты были приведены в боевую готовность.
Но и рабочее движение в целом не сумело дать правильной
оценки восстанию. Манифест бухарестского кружка «Рабочая
Румыния» и Генерального совета профсоюзов был составлен в.
резких тонах; «Угнетение, немилосердная эксплуатация, нескон-
чаемые издевательства заставили крестьян восстать... У созна-
тельного и организованного рабочего класса, врага какой бы то-
ни было эксплуатации, борца против ига господ и освободителя
народов, есть неотложный долг продемонстрировать свою соли-
дарность, осветить светом своих руководящих идей великую аг-
рарную проблему...»
Если массы в полной мере продемонстрировали свою солидар-
ность, то по части руководящих идей у лидеров оказалось бедно-
вато, и сами идеи были не того свойства, чтобы отвечать револю-
ционным настроениям крестьян и способствовать их союзу с
пролетариатом. В резолюции, принятой собранием в столичном
зале «Эфория», выдвигалась программа половинчатых реформ:
конфискация поместий, собственники которых не имели соответ-
ствующих актов; отмена посреднической аренды; установление
максимума арендной платы и т. д. И это в то время, когда
крестьянство выступило за ликвидацию крупного землевладе-
ния как такового.
В реформистском хоре кружков прозвучал лишь один револю-
ционный голос. Это было обращение группы социалистов во гла-
ве с Михаем Георге Бужором к мобилизованным в армию рабо-
чим с призывом не выступать против повстанцев: «Вы знаете,
как честные труженики, как смелые товарищи и несгибаемые
борцы, каков долг рабочего, одетого в шинель: никогда не стре-
лять в тех, кто страдает, в товарищей по труду, в братьев, се-
стер или родителей... Если это будет необходимо и явится воз-
можность, переходите на сторону восставших, чтобы бороться
против общего врага». Реформистское руководство кружков,
встревоженное столь явным нарушением принципа легальности,
расценило это обращение как «анархическое».
В целом восстание 1907 г. не прошло бесследно для рабочего
класса. Его уроки, опыт российской революции воочию показали
иную перспективу развития, нежели дежурство у порога передо-
вого Запада в ожидании, пока откроются врата в социализм, что
рекомендовали сторонниками легального пути. Революционные
события будили мысль передовых рабочих, звали их к организа-
ции, способствовали усилению левого, революционного течения в
социал-демократии.
Акции протеста против расправ над повстанцами продолжа-
лись и после подавления. 17 июня 1907 г. в Бухаресте состоялось
8-тысячное собрание. А через 10 дней в Галаце вспыхнула всеоб-
щая забастовка, на этот раз против преследований и захвата
имущества профсоюзов и местного социалистического кружка, ко-
торые проводил, кстати, ренегат от социализма префект уезда
Ковурлуй Ион Атанасиу.

Назад к содержимому | Назад к главному меню