Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Развитие Тайваня после 1976 г

Страны в истории > Китай

«Экономическое чудо» создавало, вне зависимости от субъек-
тивных замыслов его организаторов, социально-экономические и
социально-психологические предпосылки не только качественно
нового витка экономического роста и развития, но и назрев-
ших глубоких политических перемен.
По мере своего индустриального развития Тайвань все боль-
ше втягивался в международное разделение труда, все больше
делался интегральной частью мирового рынка. Во многом имен-
но эта «открытость» стимулировала экономическое развитие Тай-
ваня. Однако в то же время эта включенность в мирохозяй-
ственные связи ставила тайваньскую экономику в зависимость
от всех перепадов мировой экономики. Так, разразившийся в
1973 г. нефтяной кризис больно ударил по экономике Тайваня,
полностью зависимой от импорта нефти, привел к сокраще-
нию спроса на тайваньские товары на мировом рынке и со-
кращению тайваньского экспорта. Но тайваньская экономика
сумела преодолеть этот кризис. Решающую роль в этом сыграло
сотрудничество государства с частным предпринимательством.
В 1974 г. правительство выдвигает программу строительства де-
сятка крупных объектов энергетики, транспорта, тяжелой про-
мышленности (атомная электростанция, железные и шоссейные
дороги, металлургия и т.п.). Эта программа не осталась на бу-
маге, она была выполнена к концу 70-х гг., что помогло тайвань-
ской экономике минимизировать кризисные потери и сохранить
высокие темпы накопления капитала, промышленного производ-
ства и экспорта. Успех этой программы позволил правительству
продолжать программирование расширения строительства объек-
тов, необходимых для более гармоничного развития экономики
острова.
Реализация этих программ и их воздействие на рост произ-
водства всех секторов народного хозяйства свидетельствовали о
складывании на Тайване эффективной системы «смешанной эко-
номики», в которой государственное и частное предпринима-
тельство не только конкурировали, но и сотрудничали в разви-
тии тайваньской экономики.
В течение второй половины 70-х, в 80-х и 90-х гг. уже на
новом качественном уровне продолжается рост и развитие тай-
ваньской экономики. Темпы этого роста значительны (почти 10%
ежегодного прироста за рассматриваемый период) и, что очень
важно, стабильны. Несмотря на все сложности развития миро-
вого рынка в это время, Тайвань продолжает расширять свой
экспорт, на который к началу 90-х гг. приходилось более поло-
727вины ВНП (в 1952 г. только 10%). Растет и импорт, в том
числе и потребительских товаров в связи с огромным ростом
покупательной способности тайваньского населения. Все благо-
приятнее становится на Тайване инвестиционный климат, кото-
рый постоянно привлекает зарубежных инвесторов. В 1990 г.
размер прямых иностранных капиталовложений уже приближал-
ся к 10 млрд дол. (однако отметим, что 3/4 этих средств при-
ходилось на зарубежных китайцев хуаяцяо). Стабильный эко-
номический рост, постоянное превышение экспорта над им-
портом привели к созданию на Тайване огромных валютных ре-
зервов: в 90-х гг. они колебались около цифры 100 млрд дол.
(деля первое место в мире с Японией). Тайвань начинает актив-
ный экспорт капитала.
Интегральным показателем экономического развития Тайва-
ня является увеличение душевого размера ВНП более чем до
10 тыс. дол. в 1992 г., что уже фиксирует выход Тайваня на
уровень развитых индустриальных стран. При этом важно, что
социальная направленность экономической политики в суньят-
сеновском духе позволила избежать усиления социальной диффе-
ренциации («богатые делаются богаче бедные делаются бед-
нее»). Более того, если в 1953 г. соотношение между среднеду-
шевым доходом верхних 20% населения («богатые») и нижних
20% («бедные») было 15:1, то теперь оно сократилось до 4:1
(одно из наиболее благополучных соотношений в мире).
Рост благосостояния, повышение уровня образованности на-
селения, расширение слоя высококвалифицированных рабочих и
служащих, развитие частного предпринимательства создали ус-
ловия для складывания так называемых новых средних слоев, или
«среднего класса», для возникновения элементов гражданского
общества. Союзнические и дружеские отношения с западными
демократиями (и с восточными тоже Япония), логика собст-
венного социально-экономического развития подталкивали Го-
миньдан к политическим реформам, к либерализации политичес-
кой жизни вслед за преобразованиями в либеральном духе жиз-
ни экономической.
Необходимость этих преобразований становилась все очевид-
нее в 70-е гг., и Гоминьдан вынужден был начать движение в
этом направлении. Постановка и решение этих новых проблем
были, однако, связаны уже не с харизматическим лидером Го-
миньдана, президентом Китайской Республики Чан Кайши, а
с именем его сына и политического наследника Цзян Цзинго
(19101988). Судьба этого человека неординарна. В 1925 г. Чан
Кайши направляет своего сына на учебу в Москву в Универ-
ситет трудящихся Китая им. Сунь Ятсена политическую шко-
728лу китайских революционеров. В 1927 г. после разрыва единого
фронта Цзян Цзинго выступил (или был вынужден выступить) с
политическим осуждением своего отца и остался в СССР. Здесь
он получил два высших образования, работал на заводе, в кол-
хозе, в газете, вступил в ВКП (б), женился на русской девуш-
ке. В 1937 г. в условиях постепенного сближения СССР с Ки-
таем сумел вместе с семьей вернуться в Китай. Здесь он стал
доверенным человеком Чан Кайши, активно включился в пар-
тийно-политическую жизнь гоминьдановского Китая. После эва-
куации на Тайвань Цзян Цзинго делает быструю политическую
карьеру. В 1949 г. он назначается руководителем тайваньской
организации Гоминьдана, вскоре начинает контролировать служ-
бу безопасности и одновременно возглавляет Главное политичес-
кое управление армии. В 1953 г. становится заместителем мини-
стра обороны. В 1972 г. становится Председателем исполнитель-
ного юаня, практически взяв в свои руки всю полноту власти
при старом и больном отце, скончавшемся в 1975 г. В 1978 г.
избирается Национальным собранием Президентом Китайской
Республики. Умный, образованный, активный, он на всех по-
стах проявил себя хорошим организатором и талантливым по-
литиком, преданно и честно относившимся ко всем своим обя-
занностям.
Как идейно-политический лидер Гоминьдана, он был храните-
лем официальной идеологии суньятсенизма, но хранителем не
догматическим, а достаточно прагматическим и гибким. Так, в
своем докладе на пленуме ЦИК Гоминьдана в ноябре 1973 г. он
повторил и подтвердил приверженность основным принципам
суньятсенизма, но добавил: «Наша экономическая система осно-
вывается на свободном предпринимательстве». Так сын продол-
жил либеральное истолкование суньятсенизма, начатое его отцом
еще в начале 50-х гг.
С именем и временем Цзян Цзинго связано начало активной
деятельности оппозиционных сил. К этому периоду как бы уже
сложились две основные оппозиционные тенденции: сепаратист-
ская оппозиция и оппозиция демократическая. В реальной полит
тической жизни эти тенденции зачастую переплетались, не сни-
мая, однако, их принципиальных различий. При всей автори-
тарности режима Чан Кайши, этот режим оставлял некоторое
политическое пространство для инакомыслия. Прежде всего это
возможности журнально-газетной деятельности. Постепенно ос-
лабевает контроль за прессой, появляются издания интеллекту-
альной оппозиции из академической среды. Некоторые журна-
лы фактически становятся центрами консолидации оппозицион-
ных сил.
729гоминьдановских партийных и государственных структур и де-
нежных средств и т.п. По вопросу о независимости Тайваня в
партии не было единства и в тактических целях это требова-
ние пока не выходило на первый план, оставаясь, однако, во
многом структурообразующей идеей этой партии.
Политический вес ДПП правильно можно оценить при сопо-
ставлении ее с другими политическими партиями, возникшими
как грибы после дождя в связи с отменой чрезвычайного поло-
жения. Участвуя теперь в выборах на многопартийной основе,
только ДПП сумела стать реальной политической оппозицией
Гоминьдану. На выборах в Национальное собрание в декабре
1991 г. ДПП получила более 23% голосов, а на выборах в За-
конодательный юань в декабре 1992 г. уже 31%, разделив
мандаты с Гоминьданом (из 161 парламентских мест Гоминьдан
получил 96, ДПП 50, а остальные независимые депутаты).
Однако двухпартийной системы не сложилось. Уже в августе
1993 г. группа авторитетных деятелей Гоминьдана образовала
Китайскую новую партию (Чжунго синьдан). Эти деятели поки-
нули Гоминьдан не столько по идеологическим соображениям,
сколько из-за неприятия, как они сами подчеркивали, полити-
ческого консерватизма Гоминьдана, разгула коррупции, слабос-
ти внутрипартийной демократии и т.п.
В идеологическом плане Новая партия (НП) скорее проти-
востоит ДПП. Основной состав НП выходцы с континента,
отнюдь не стремящиеся к созданию сепаратного государства, а,
наоборот, выдвигающие идею воссоединения Китая в будущем,
стремящиеся к развитию разнообразных связей с континентом как
предпосылке такого объединения. Новая партия сразу же стала
заметной политической силой, с которой должны были считаться
ее соперники. Активно участвуя в местных выборах и приобретая
некоторый опыт, эта партия добилась значительного успеха на
первых для себя парламентских выборах выборах в Законода-
тельный юань в декабре 1995 г., получив 21 место (Гоминьдан
получил 85 мест, ДПП 54).
Все это говорило о том, что конституционная реформа дала
уже свои плоды на Тайване стала складываться многопартий-
ная парламентская система. Такой ход политического развития
Тайваня воздействовал и на внутрипартийные процессы в са-
мом Гоминьдане. Обновление внутрипартийной жизни Гоминьда-
на начиналось по инициативе Цзян Цзинго, понимавшего связь
экономических и политических реформ на Тайване с необходи-
мостью обновления гоминьдановской политической стратегии и
стиля самой внутрипартийной жизни. Конечно, в такой поли-
тической партии, как Гоминьдан, которую многие политологи
731Еще более важной сферой оппозиционной деятельности дела-
ются местные выборы, а затем и выборы в парламент. Само
по себе проведение местных выборов было определенной данью
Гоминьдана своим демократическим союзникам за рубежом, а
также и на Тайване, ибо гоминьдановские власти нуждались в
создании определенного политического имиджа, тем более что
в своей борьбе с китайским и мировым коммунизмом Го-
миньдан стремился выступать как альтернативная демократичес-
кая сила.
Не имея возможности создать политическую партию, оппози-
ционные политики выступали на местных выборах как «незави-
симые» кандидаты и во многих случаях добивались успеха. По-
степенно происходит консолидация оппозиционных сил, создает-
ся, например, Тайваньская беспартийная группа помощи, кото-
рая должна была оказывать помощь беспартийным кандидатам в
предвыборной борьбе. Эта фактическая либерализация полити-
ческого режима объясняется прежде всего политической терпи-
мостью нового лидера Гоминьдана Цзян Цзинго, понимавшего
историческую неизбежность глубоких политических перемен и
справедливо полагавшего, что объективные социальные предпо-
сылки для этого уже созрели.
Так, в сентябре 1986 г. группа тайваньских оппозиционных
деятелей провозгласила создание Демократической прогрессив-
ной партии (ДПП), грубо нарушив тем самым все еще дейст-
вовавший закон о чрезвычайном положении. Власти не реагиро-
вали. Новая партия, впервые объединившая оппозиционные эле-
менты, была весьма пестрой по своему составу. Однако можно
отметить, что это была прежде всего партия тайваньцев, стре-
мившихся к независимости Тайваня.
Это был один из сигналов о том, что политические рефор-
мы нельзя откладывать. Как лидер Гоминьдана, Цзян Цзинго
многое сделал, чтобы подтолкнуть руководство Гоминьдана
старое и консервативное к проведению политических реформ.
Начало процессу демократизации политической жизни положила
отмена в июле 1987 г. чрезвычайного положения, которая прин-
ципиально изменила внутриполитическую обстановку на Тайва-
не. ДПП стала легальной политической организацией, сумевшей
своей предшествующей нелегальной работой создать себе боль-
шой авторитет среди коренных тайваньцев. ДПП стала основной
политической оппозицией правящей партии. Ее критика Гоминь-
дана носила общедемократический характер, но со значитель-
ными элементами сепаратизма. Так, ДПП требовала отказа Го-
миньдана от монополии на средства массовой информации, ос-
вобождения политических заключенных, разделения
730определяют как партию ленинского типа (претензии на поли-
тическую монополию, жесткая централизация, идеологическое
единомыслие и т.п.), процессы демократизации могли идти очень
медленно. Цзян Цзинго положил начало омоложению аппарата
партии, усилив привлечение в партию и в ее руководство ко-
ренных тайваньцев. Среди его выдвиженцев тайванец Ли Дэн-
хуэй, ставший мэром Тайбэя, а с 1984 г. вице-президентом. Ему
же Цзян Цзинго поручил возглавить комиссию по разработке
программы политических реформ. В Гоминьдане все большую
роль начинают играть хорошо образованные, вестернизированные
молодые технократы. Ли Дэнхуэй, после смерти Цзян Цзинго
возглавивший Гоминьдан, продолжал развивать эту тенденцию.
В 1993 г. XIV конгресс Гоминьдана по инициативе Ли Дэнхуэя
ввел избрание председателя партии путем тайного голосования,
а в программных документах Гоминьдан стал определяться не
как «революционная» партия (так повелось со времен Сунь Ят-
сена), а как «демократическая». Вслед за этим и выборы прези-
дента Китайской Республики в 1996 г. были проведены путем
прямого голосования избирателями Тайваня. Большинство изби-
рателей отдали свои голоса за Ли Дэнхуэя.
Однако уже на президентских выборах 2000 г. Гоминьдан
терпит поражение, и президентом Китайской Республики стано-
вится кандидат оппозиции Чэнь Шуйбянь. Поражение Гоминьда-
на, проявившего инициативу в ускорении процесса демократиза-
ции, символизирует завершение определенного исторического
этапа в жизни Тайваня. Конечно, это поражение не означает
отстранение Гоминьдана от власти, вполне возможно Гоминьдан
сможет победить на очередных выборах, продолжая активно уча-
ствовать в политической жизни. Но это будет уже на другом
историческом этапе. Именно поражение партии, проявившей
инициативу в ускорении политических реформ, символизирует
победу процесса демократизации Тайваня.
Большое значение для политической атмосферы Тайваня име-
ли перемены в политической стратегии Гоминьдана в решении
проблемы воссоединения Китая, предпринятые по инициативе
Цзян Цзинго. После смерти Мао Цзэдуна руководство КПК
выдвигает формулу «одно государство две системы» как основу
объединения Китая. Отклонив эту формулу, Гоминьдан вместе с
тем на своем XII конгрессе (1981) выдвигает идею объединения
Китая «на основе трех народных принципов Сунь Ятсена», снимая
выдвинутый Чан Кайши лозунг «контрнаступления на материк».
Гоминьдан как бы приглашал КПК к мирному соревнованию.
Учитывая, что «три народных принципа Сунь Ятсена» были в
19231927 и в 19371945 гг. идеологической основой сотруд-
732ничества Гоминьдана и КПК, а также тот факт, что послере-
форменное экономическое развитие КНР и Тайваня во многом
является реализацией суньятсеновских планов, выдвижение этой
идеи не лишено большого смысла. Эти политико-стратегические
изменения открыли огромные возможности для развития не толь-
ко экономических, но и культурных и политических контактов
через Тайваньский пролив. Их бурное развитие в 80-е и 90-е гг.
создает принципиально новые объективные предпосылки для объ-
единения Китая.
Развитие политических реформ на Тайване (вслед за глубоки-
ми экономическими переменами) подводит к выводу о возмож-
ности при определенных условиях самопреобразования автори-
тарного режима в режим демократический. И, судя по всему,
вслед за понятием «тайваньское экономическое чудо» возникает
его политический аналог.

Назад к содержимому | Назад к главному меню