Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Эпохи развития сербскоrо народа

Страны в истории > Сербия

Название сербы связывает представителей нынешнего сербско­
го народа  с одним  племенем  в составе праславянской общности
и  с эпохой Великого переселения,  когда часть  этого  племени
переместилась далеко на юг, на территорию Римской империи.
Память об этой племенной миграции осталась в названиях не­
которых городов в современной Польше, а также на обширной
территории современной Германии, где вдоль рек Эльба (Лаба)
и  Сала  простирался  limes Sorabicus и где вплоть до ХН  в. находи­
лись  политические  союзы  сербов  (surbi,  sorabi, zribia). На  одном  из
маленьких  участков  бывшей  территории  сербов  до  сих  пор  живут
их  далекие  потомки  - лужицкие  сербы.
Крайне  скудные  данные  того  времени  не  дают  нам  представле­
ния  о  том, чем  различались  между  собой  славянские  племена, как
и о том, в чем заключалась самобытность сербов. Связывает ли
еще  что-нибудь, кроме названия, представителей  так сильно  уда­
ленных  друт  от  друта  во  времени  и  пространстве групп? Когда-то

подразумевалось,  что  эта  связь  заключается  в общем  происхожде­
нии: бытовало  представление, что  народ  численно  приумножался,
подобно  большой  семье, и  сохранял самобытность  благодаря  сво­
ему  культурному  наследию, В  эпоху  романтизма  появилось  новое
верование, согласно  которому  каждый  народ  обладает  «народным
духом»,  что, В  свою  очередь, находит  выражение  в  языке, обычаях
и  народном  творчестве, Однако  для  лужицких  сербов,  которые  яв­
ляются  потомками  сербов  с  севера,  а  также  для  сербов  с  Балканско­
го  полуострова  вряд  ли  возможен  общий  «народный  дух». По  дан­
ным  лингвистов, «в кругу славянских языковых  типов лужицкие
и штокавские говоры являются по своим особенностям самыми
далекими  друг  от  друга» (Павле  Ивич1 ).  Итак,  языковые данные  не
подтверждают  мнение  о  возможной  генеалогической  связи  между
сербами  с Балкан  и  сербами  с Лабы;  или  же  мы  должны  предполо­
жить,  что  за  столетия, прошедшие  после  переселений,  язык  фунда­
ментально  изменился  даже  в  самых  своих  стабильных  элементах.
Во всяком  случае,  большие  расстояния,  разделившие  племена
по  завершении переселений, прервали и сделали невозможны­
ми  связи и взаимовлияние северных и южных  славян, при  том
что последние  еще  некоторое  время  помнили  о своем  северном
происхождении.  Но  в  отличие  от  пространственной  и  временной
разобщенности с  предками с  севера пространственная и вре­
менная  преемственность  между  племенами  сербов,  поселивших­
ся на Балканах, и сербским народом, который развился здесь
в  следующих  столетиях, сомнений  не вызывает. Становится  та­
ким  образом  ясно, что  естественной  отправной  точкой  истории
этого народа  является его переселение на Балканский полуост­
ров  в  VI - VH вв. н.э.
Такое позднее и скромное начало истории сербов не могло,
однако, удовлетворить патриотическую публицистику. Начиная
с середины  XIX в.  стали появляться авторы, оспаривавшие  факт
переселения и представлявшие сербов автохтонными жителями
не  только  Балканского  полуострова, но  и  значительной  части  Ев­
ропы  и  Малой  Азии.  д,ля некоторых  из этих  авторов  все славяне
были  потомками  сербов,  ведущих  свое  происхождение  еще  с вре­
мен строительства Вавилонской башни. Такая псевдоисторичес­
кая литература не исчезла и сегодня; в последних публикациях

этого направления  сделана  попытка  сместить  сербскую  историю
в  глубокую  древность,  где  открывается  простор  для  необузданной
игры  фантазии.
Несомненно,  сербы  принесли  с собой  на  Балканы  славянское
наследие:  язык,  материальную культуру,  языческую религию
и  легенды  о происхождении.  Древнейшая  материальная  культу­
ра  известна  очень  слабо, поскольку  археологические  данные  для
каких-либо  выводов  непригодны:  поселения  первых  славянских
переселенцев с  точки зрения археологии нельзя отличить от
других поселений, они  не видны, неузнаваемы. О  религиозных
представлениях можно  смутно догадываться по именам языче­
ских божеств, сохранившимся  в топонимике и в литературных
произведениях  позднейших  времен.  Имена  божеств  и  топонимы
свидетельствуют о связи религии сербов с религией остальных
славян, но этих данных недостаточно, для того чтобы говорить
о  различиях в религиозных представлениях отдельных племен.
Вопреки  усилиям  исследователей до  сих  пор  невозможно  досто­
верно сказать, кто был  верховным  богом сербского языческого
пантеона.
Легенды  о  северном  происхождении  и  переселении  встречают­
ся  не  только  у  сербов,  но  и у  их  соседей  хорватов:  и у  тех, и у  дру­
ГИХ они  сохранялись  до  Х  в. И  стали  известными  благодаря  тому,
что  были  записаны  в  научном  сочинении  византийского  императо­
ра  Константина  Багрянородного  (Порфирогенета).  Первые  столе­
тия  после  переселения  сербов  являются  в  полном  смысле  «темны­
ми  веками», в которых  невозможно  распознать  ни  один  элемент
сербской  индивидуальности,  кроме  имен  и  легендарных  сказаний
о  происхождении  правящих  родов,  - однако  все,  что  о  них  извест­
но, мы  знаем  по  свидетельствам  других  народов.
Первым  эпохальным  переломом  в  истории  сербов  стала  христи­
анизация  (около  870 г.),  принятие  религии  Писания, сопровождав­
шееся созданием особых алфавитов, приспособленных к славян­
ским говорам (глаголица и кириллица). Тем самым был  заложен
фундамент для развития культуры и литературы. В литературе,
первоначально  состоявшей  только  из  богослужебных  книг, вскоре
появилась  поучительная  христианская  литература,  а  затем  деловые
документы  и  художественные  произведения.  Таким  образом,  вмес­
те  с  крещением  и  письменностью  у  сербов  появилась  возможность
сохранять свою историческую память и самосознание, а вместе
с  тем  и  сохраниться  как  народ.

Вместе  с языческими  верованиями  первые  христианские  мис­
сионеры  вытесняли и  племенные  обычаи  и  традиции, устраняли
различия  между  племенами,  коренившиеся  в  язычестве. Но,  с  ДРУ­
гой  стороны,  с распространением  христианства  возникали  новые
различия,  связанные с  деятельностью разных миссионерских
центров: это  различия  в  языке  богослужения,  в формах  письмен­
ности (кириллица и  латиница), которые впоследствии распрост­
ранятся на  духовную  культуру  вообще  и существенно повлияют
на  процессы дифференциации и интеграции этнических групп
на  Балканах.
Христианство повлияло и на изменения в общественной ор­
ганизации,  сформировало иное мировоззрение,  другой ВЗГЛЯД
на  себя и свое место в мире. Новая вера узаконила правящие
структуры, состоявшие  из представителей очень  древних  родов,
включила их вместе с поманными  в христианскую Вселенную,
которую  олицетворяла  Римская  империя  во  главе с наместником
Христа на земле.  Местные правители оказались в  положении
императорских  наместников, и, как  показывает  история  полити­
ческих  отношений,  они  не  всегда  таким  положением  удовлетворя­
лись; среди  них бывали  и  ренегаты, которые  объединялись  с вра­
гами  императора.
для  славян,  живших  в  восточной  и  центральной  частях  Балкан­
ского  полуострова, период  с IX в. - времени  принятия  христиан­
ства, до  конца  ХН  в. был  одновременно  периодом  абсолютной  ге­
гемонии  Византийской  империи. В  течение  трех  веков Византия
непрерывно  и  сильно  влияла  на  болгар  и  сербов,  в  результате  чего
они  восприняли  от  Византии  многие  характерные  черты.  Влияние
Византии  продолжалось  и  в  следующую  эпоху.
Со  времени  стремительного  падения  Византии (после 1180 г.)
и  образования  в 1204 г. Латинской  империи  началась  эпоха  само­
стоятельного  развития  балканских  славян (ХН  - XV вв.), которая
стала решающей  для формирования индивидуальности и  само­
бытности их народов. Падение Византии создало условия для
развития  сильных государств  с  обширными пространствами,
а  внутри  этих  формирующихся  государств  начались  процессы­
правда,  еще не очень активные - общественной интеграции.
Правители болгар и сербов - первые  с титулом царя, а вторые
с позаимствованным  с Запада  титулом  короля  - правили  «мило­
стью  Божьей»  своими  поманными,  верными  чадами  болгарской
и  сербской  церквей, каждая  с собственным  руководителем  и  со-

бором.  Как  и  Византийская  империя,  эти  государства  являлись  од­
новременно  светскими  и  религиозными  общностями,  а  их  прави­
тели были  поставлены  волею  Божьей  и непосредственно перед
Богом  ответственны.  В сербской  династии  правителей  появились
святые, прежде всего родоначальник  династии Стефан Неманя
(1166-1196), а затем его сын  - первый сербский архиепископ
Савва (1175-1236).  Культы святых Стефана Немани и Саввы
Сербского  развили  в  рамках  общей  христианской  традиции  осо­
бую  сербскую  традицию. Эти сербские исторические личности
представлены  на  иконах  и  фресках,  в  церковном  календаре  и  в  ли­
тургических текстах.  Возникновение святой  династии  стало
считаться  началом  собственно  сербской  истории,  а  все  предшест­
вующие  ей события были  вытеснены  и  забыты. Таким  образом,
облик сербов ко времени существования святой династии был
дополнен  и  обогащен:  на  фундамент  славянского  языка  и  славян­
ских  обычаев  наслоилась  восточная  византийская  христианская
традиция,  а в  рамках  этой  традиции  сформировались  особые  чер­
ты,  которые  станут  характерными  признаками  народного  самосо­
знания сербов и будут передаваться от поколения к  поколению
в  течение  веков.
Определились  также  и  новые  границы, которые  отделяли  сер­
бов не  только от  тех, которые  говорили  на  другом  языке (греки,
венгры, предки  албанцев  - в сербских  рукописях  ар6анасы) ,  но
и  от  тех, кто  говорил  на  понятном  сербам  диалекте, но у  которых
было латинское богослужение (славяне в  приморских городах
и  на соседних  территориях  под  юрисдикцией  католических  цен­
тров).  В более позднюю эпоху принадлежность к католичеству
или православию будет решающим фактором в  размежевании
сербов и хорватов. С  возникновением автокефального сербско­
го архиепископства  и унификацией  церковнославянского  языка
сербского  извода  (редакции) стали  также  очевидными  различия  в
церковнославянском  языковом  наследии: сербские  переписчики
и  книжники  жаловались  на  трудности  с  переводом  книг  не только
с греческого,  но  и  с болгарского  (церковнославянского  языка  бол­
гарского  извода).
Чем  дольше  сохранялась  политическая  самостоятельность,  тем
более  своеобразно  развивалась  Сербия, тем  стабильнее  станови­
лось  общество  и  целостнее  культура. Начиная  с середины  XN в.,
когда балканские христианские государства сталкиваются с ос­
манским  завоеванием,  они  сближаются,  преодолевают  существо-

вавшее  когда-то  соперничество  с Византией  за  гегемонию  в  реги­
оне  и  в религиозной  сфере; в  рамках  византийского  православия
развивается  христианская  солидарность,  не  являвшая  собой  угро­
зы  для  самобытности  отдельных  народов.
Эпоха  «турецкого  рабства» (XV - XVIII вв.) прерывает  интег­
рационные  процессы, Сербы  как  этническая общность  претер­
певают большие перемены, поскольку прекращают  свое суще­
ствование государство и его институты, разрушается сложная
общественная структура, а дворянство теряет функцию  правя­
щего  сословия. Единственным  фактором  преемственности  и  са­
мобытности  остается  Сербская  православная  церковь,  осуществ­
ляющая  свою  деятельность  в тяжелых  условиях. Теократически
устроенная  османская  держава  подчеркивала  религиозные  раз­
личия  с помощью  введения  системы  неравных  прав  и  обязанно­
стей  для  своих  поманных,  а  это  в свою  очередь, привело  к  тому,
что  принадлежность  к  церкви  стала  решающим  фактором  этни­
ческого самоопределения, Те, кто  покидал  общество  православ­
ных  верующих, переставали принадлежать  к  сербскому  народу
и  более  не  разделяли  его  традиций,  у  них  было  другое  отношение
к Османской империи и ее властям, они постепенно изменяли
и образ  жизни. От  сербского народа  остаются  зависимые  крес­
тьяне (по-старосербски  райя) и  намного  более  свободные  ското­
воды. И  у  тех, и  у  других  самоидентичность  сохраняется  в  доме,
семье  и  православной  церкви,  которая  хранит  память  о  правите­
лях, о святых, о славном прошлом, а о героях и воинах хранит
воспоминания  народная  поэзия  - существенный  элемент  народ­
ной  культуры.
В  начале  XVIII в, начинается  эпоха  модернизации  и  европеиза­
ции, которая  не  завершилась  до  сих  пор  и  которая  открыта  буду­
щему. В ней выделяют  много переломных событий, из которых
важнейшими  являются  два: 1804 г.  , когда  началась  борьба  за  созда­
Hиe  сербского  государства,  которая  объединит  разделенную  и  раз­
бросанную по разным землям сербскую нацию, и 1848 г.,  когда
вместе  с  разрушением  феодальных  привилегий  и  остатков  сослов­
ного  строя  нация  консолидируется  на  основе  языкового  единства
и равенства, когда начинается  противопоставление  религиозных
и светских  взглядов на  признаки  сербской  самобытности. Эпоха
модернизации сначала  охватила  только  ту  часть сербского наро­
да, которая  освободилась  из-под  османской  власти. Вначале  Евро­
пу  представляют  монархия Габсбургов и Россия, которая и сама

тогда  делала  первые  шаги  по  пути  модернизации; позже  - вели­
кие державы, «гаранты» безопасности Сербии, и наконец, весь
развитый  мир, в  который  включены  сербы.

Назад к содержимому | Назад к главному меню