Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Сербы и gpyrиe

Страны в истории > Сербия

У  сербов  не  было  такого  периода  в  их  истории,  когда  бы  они  жили
на какой-либо из своих обширных  территорий одни  - без gpy-
гих. Представители  иных  народов  во  все  века  жили  по  соседству,
в приграничных  областях,  или  же  непосредственно  среди  сербов.
С  ними  сербы  имели самые  различные  связи  и  отношения:  одних
принимали и ассимилировали, а  с  другими ассимилировались
сами,  увеличивая  их  общности.
Уже с  самого начала отчетливо определились две составля­
ющие: переселившиеся славяне и автохтонные  жители  - старо­
жилы, которых  славяне  застали  на  своих  новых  землях. Ни  те, ни
другие не представляли собой однородных  групп. Среди славян
было  много племен, и сербы  являлись  лишь  одним  из них; засе­
лявшее  какие-либо  земли  племя  встречалось  на  этих  территориях
с  частями других племен. Как уже было показано, территория
племени  сербов  прямо  не  соответствует  территории  образовавше­
гося  позднее  Сербского  государства. Такие  политические союзы,
как княжества неретлян, захумлян и травунян, образовавшиеся
на  пространстве  карстовых  полей (области за побережьем  Адри­
атики), имели  сербскую  этническую  основу; впоследствии  в этих
княжествах  сформировались  особые  этнические  группы,  долго  со­
хранявшие  свою  самобытность.  Эта  самобытность  обнаруживает­
ся  в  сербском  королевском  титуле  первой  половины  ХIII  в. - «ко­
роль  земель  сербских  и  поморских».
Среди  балканских  старожилов  также было  множество  этниче­
ских  групп. Города  и острова, где вместе с местным  населением
сохранялись государственные учреждения, властные структуры
и  армия,  поначалу  принадлежали  Римской  империи.  В  эпоху  пере­
селения  славян  Восточная  Римская  империя  переживала  времена
настолько серьезных  перемен, что среди населения  Балканского
полуострова  доминирующим  стал  греческий субстрат, и приняв­
шая ранее христианство империя становится греческой  - при­
шедшие  на  ее  территорию  сербы  будут  воспринимать  ее  как  гре­
ческую  в  течение  многих  последующих  столетий.
Помимо остатков Римской империи на Балканском полуост­
рове сохраняются и многочисленные анклавы провинциального
населения,  с  которыми государственный центр давно потерял
связь. Поскольку  в  предыдущие  века  эти  различные  между  собой

племена  жили  в Римской  империи, все они  были  в большей  или
меньшей  степени  романизированы.
В городах на  Адриатическом  побережье  и на островах  долго
жили  романы,  чье наречие, отличное  от  итальянских  диалектов,
сохранялось до XIX в.  В континентальных частях полуострова
славяне столкнулись с влахами, также в значительной степени
романизированными. Одна  их  часть слилась с населением кня­
жеств  на  восточном  берегу  Дуная,  где  позднее  возникнет  румын­
ский  народ;  другая  - веками  жила  под  именем  «влахи»  В  Восточ­
ной Сербии  и под  именем «аромуны» (цинцары) в Македонии,
в  то  время  как  основная  часть  тогдашних  влахов  в  течение  веков
постепенно растворялась в славянском или греческом окруже­
нии, В  горной  части  современной  Северной  Албании  до  сих  пор
живут  слегка романизированные  албанцы, которых  в сербских
рукописях  называют  «арбанасы». В  этом  этнониме  сохранилось
древнее  имя  народа, который  в последующие  века  называл  себя
shipetar,
В отличие от Италии и западных  римских  провинций  остает­
ся неизвестным, чтобы на Балканском полуострове старожилы
и  переселенцы  жили  вместе  в одном  городе  или  на  какой-нибудь
одной небольшой территории, Поздние источники (Х  - ХIII  вв.)
говорят  о  вражде  между  славянами  и  влахами,  Видимо,  только  при­
нятие христианства,  создание сильных государств,  постоянная
торговля и экономическое сотрудничество создали условия для
установления более пр  очных связей и последующего смешения
славян  с влахами.
Исторические исследования о происхождении наций, населя­
ющих  Балканский полуостров, начали появляться только в XVIII
и  XIX вв.  Тогда они касались лишь тех  народов,  которые уже
сложились; те же  этнические группы, которые в ту  эпоху  еще  не
сложились  в отдельный  народ  с особой  культурой и  литературой,
остались  не  замеченными  историками, Историческую  роль  влахов
как  самой  распространенной  и  самой  многочисленной  группы  авто­
хтонных  жителей  Балкан  открыли  лишь  исследования  ХХ  в, Вокруг
них  возникли  споры  в  историографии.  Под  «влахами»  имелись  в  ви­
дускотоводы,  участвовавшие  в  переселениях  сербов  в  XV  - XVI ВВ.,
бесспорно,  имевшие  славянские  имена,  говорившие  на  славянском
языке, приверженцы православной веры. Между  тем многие за­
рубежные ученые отрицали, что влахи были сербами. Сербская
же  сторона  доказывала, что  название «влах» означало  статус, а  не

этнос, что влахи  как  этнический  фактор  вообще  не  существовали
в  столь  позднее  время  (XV  - XVI вв.).
Тем  не  менее  особое  название  «влахи»  сохранялось,  пока  пред­
ставители этой группы занимались  особым видом  деятельности,
вели  другой  образ жизни  и  имели особые  формы  общественной
организации.  Когда  эти  отличия  потеряли  значение,  исчезло  и  на­
звание «влахи».  Процесс славянизации влахов длился веками.
Уже  в ХН  в.  существовали этнические группы влахов со славян­
скими  названиями  вождей  (челник, воевода, судья). В  следующем
столетии  уже  встречаются  славянские  названия  общин  влахов  -
катунов,  что  свидетельствует  об  определенной  степени  славяниза­
ции. От  столетия к столетию  все больше  влахов перестают  быть
изолированными,  смешиваются  со  славянским  окружением  и  рас­
творяются  в  нем.
Когда  Сербское  государство  было  «царством  сербов  и  греков»,
ему  принадлежала  самая  большая  территория  за  всю  его  историю.
Выражение «царь греков», вошедшее в титул сербского прави­
теля на  том  основании, что Сербия  владела  греческими  террито­
риями, должно было, помимо прочего, оправдывать имперские
претензии  Сербии.  Однако  gPYГUMU  в  тот  период  были  для  сербов
далеко  не только  греки:  об  этнической  пестроте  сербского  средне­
векового государства свидетельствуют  тексты  указов и законов.
В  одной  из  грамот  1300 г. говорится  о  потенциальных  посетителях
рынка  в Скопле: «  ... И  грек, и  болгарин, и  серб, и  латин, и  арбанас,
и  влах  должны  платить  законную  пошлину». Под  названием «ла­
тин» подразумевались  купцы-католики  из Италии  и приморских
городов,  а  также  переселенцы  из  континентальной  части  Сербии,
осевшие  в приморских  городах  и  принявшие  католичество. С  се­
редины  ХIII  в. в Сербии  появляются  саксонцы  - германские  ру­
докопы,  а  с конца  XIV в. - турки,  сначала  как  путешественники  и
торговые  люди.  Когда  турки  станут  хозяевами  на  сербской  земле,
их  число  будет  очень  велико.
У  Сербии  того времени не было цели унифицировать, объ­
единять различные части  общества.  Наоборот,  она уважала
права отдельных этнических групп точно так же, как и права
отдельных  сословий. Власть  осуществляла  подобную  политику,
чтобы  удержать  в обществе  равновесие, стремясь  наладить  от­
ношения  и  найти  механизмы  решения  споров  между  представи­
телями  разных  этнических  групп,  имевших  каждая  свои  особые
права.

Развитие сербского народа было прервано турецким завое­
ванием (1459).  Сербия как самостоятельная держава перестала
существовать,  ее  правящий  класс  был  искоренен,  а  государствен­
ные  учреждения  уничтожены.  После  многочисленных  переселе­
ний  сербы  оказались  разбросанными  на  огромной  территории  -
вплоть до  словенских  земель, Центральной  Венгрии  и  Трансиль­
вании. На  каждой  из этих  территорий  они  жили  в  меньшинстве,
их  анклавы  не  были  связаны  между  собой. До  1557 г. - времени
возрождения  Печской  патриархии  - у  сербов не было  ни  внут­
ренних  связей, ни  внешних  границ. Лишь  под  властью  патриар­
хов они стали религиозным объединением, которое связывала
церковная  иерархия.
На сербскую землю пришли завоеватели  - турки из Малой
Азии, а  с ними  и  принявшие  ислам  их  поманные  из  ранее  завое­
ванных  областей  Европы.  В сербских  городах  поселяются  армян­
ские,  греческие, еврейские и аромунские (цинцарские) купцы,
и  повсюду  на  территории страны  обосновываются  группы  цыган,
которые,  до  сих  пор  никем  не  принятые  и  не  признанные,  остают­
ся  на  обочине  общества.
Религиозные различия,  значимые для поманных и в  более
ранние периоды,  выдвигались теперь  - в  османской системе
привилегий  и  обязанностей  - на  первый  план.  Хотя  исламизация
насильно не проводилась, принятие веры хозяев страны давало
новообращенному  многие  преимущества  в  общественной  жизни,
поэтому в ислам переходили постоянно. В отдельные периоды
(XVI - XVIII вв.)  в  некоторых регионах (Босния,  Албания) этот
процесс протекал особенно интенсивно. Балканских христиан,
принимавших  ислам и перенимавших соответствующие обычаи
и  образ  жизни,  остальные  христиане  переставали  считать  своими
соплеменниками, на  них  смотрели  как  на  турок. С  другой  сторо­
ны, такой значимый  церковный  центр, как  Печская  патриархия,
был мощным фактором, влиявшим на исчезновение различий
в рамках христианского сообщества, на слияние малыIx этниче­
ских  групп  с  основной  массой  христиан.  Так,  среди  сербов  раство­
рились  не только  этнические  группы  поздно  славянизированных
влахов,  но и небольшие греческие сообщества, а ассимиляция
цинцар  (аромун) продолжилась  до  Новейшего  времени.
Война  конца  XVII в.  (1683 - 1699) ознаменовала  собой  великий
перелом,  поскольку  часть  сербов  вновь  оказывается  под  христиан­
ской  властью. Они  начинают  развиваться  в  условиях, значитель-

но  отличающихся  от  условий,  в  которых  жили  сербы, оставшиеся
ПОД  властью  турок. Такая  раздельная  жизнь  длилась  больше  двух
столетий  и  впоследствии  стала  препятствием  к  национальному  объ­
единению. Религиозный  критерий  снова  вступил  в  силу: сербам,
находившимся под властью Габсбургов, обещали, что монархи
будут  уважать  веру  и  церковную  жизнь  своих  новых  поманных.
Сербское  общество,  все  более  динамичное  в своем  развитии,  про­
должало оставаться по сути церковным, сакрализованным. Это
обстоятельство станет позже  препятствием  для принятия новых
идей  о  нации  как  об  общности  людей,  говорящих  на  одном  языке,
и помешает  широким  интеграционным  процессам. Под  властью
Австро-Венгрии  сербы  перегруппировываются  также  и  террито­
риально  - они  уходят  из  периферийных  областей  и  концентриру­
ются  в  области  Военной  границы  и  на  территориях  вдоль  границы
с Османской  империей  (с  1804 Г.;  с 1815 г.  это  уже  граница  с Сер­
бией). Такому  передвижению  непосредственно  способствует  ко­
лонизация, интенсивно проводимая правительством Габсбургов
во второй половине XVIII в.  У  сербов появляются новые соседи
в  лице  немцев,  румын,  венгров, словаков, русинов.
Великим  переломом  в истории  сербского народа  стало созда­
ние государства: сначала автономного княжества (1815),  затем
независимого княжества (1878)  и,  наконец, королевства (1882).
Возрожденное Сербское государство  постепенно перенимает
созданное  в  XVIII в. сербами  в  Венгрии  культурное  наследие,  раз­
вивает  его  и  становится  центром  сербского  объединения.  Наблю­
дая  за  политическими  событиями  в  тогдашней  Европе  (объедине­
ние  Германии,  Италии) и  участвуя  в  некоторых  из  них  (волнения
1848 г.  в монархии Габсбургов), сербы  приходили к ВЫВОДУ, что
их дело правое и что борьба за освобождение и объединение
частично порабощенного и  разделенного народа необходима
и  оправданна.
Борьба  сербов за освобождение  еще  со времен  Первого  серб­
ского восстания (1804-1813)  воспринималась в Европе как ре­
волюционное движение,  которое нарушало отношения между
государствами; не важно, были  ли  эти государства  связаны фор­
мальными  обязательствами, как  в Священном  союзе, или  же  они
были  действительно  заинтересованы  в сохранении  европейского
равновесия.  Поначалу  сербы  воевали  в  основном  с  Османской  им­
перией, но со времени  оккупации Бос  нии и Герцеговины (1878)
Австро-Венгрия  также  становится  неприятелем  Сербии.  Тогда  же

от  турецкого владычества  пытались  освободиться и  другие  наро­
ды: греки, болгары, с некоторым  опозданием  и албанцы. Однако
каждый  из этих  народов определял  границы своего государства,
в  котором  должен  был  начаться процесс национальной интегра­
ции, исходя ИЗ своих «исторических прав», так что конфликты
между  ними  становились  неизбежными.
Ценой  огромных  жертв  в  двух  Балканских  войнах  (1912-1913)
и в Первой мировой войне (1914-1918) сербы наконец преодо­
лели свою веками длившуюся разобщенность и разделенность
границами, они оказались практически все в  одном государст­
ве  - в  Королевстве сербов, хорватов и словенцев (1918-1929),
а  затем в Королевстве Югославия (1929 - 1941). Начиная с этого
периода  времени  становится  очевидным,  что единое  государство
унаследовало от предшествовавших эпох не только националь­
но-культурное достояние, но и тяжелые проблемы. Становится
ясно, что препятствием к интеграции  являются не столько сами
преодоленные  границы,  сколько  различия,  возникшие  в  результа­
те существования  этих  границ и  неодинаковых  условий  развития
народа, жившего по разные их стороны. В ходе политической
и  партийной  борьбы  наряду  с антагонизмом  между  нациями  (сло­
венцы, хорваты,  сербы)  обнаруживались и конфликты внутри
отдельных  наций, вызванные  региональными  различиями: среди
сербов  такие  трения  происходили  между  так  называемыми  «сер­
биянцами» и «пречанами», ТО есть жителями Сербии и серба­
ми  - бывшими  поманными  Австро-Венгрии.  Трения  возникли  и
среди  черногорцев: между  теми, кто  был  недоволен  принципами
объединения, с одной стороны, и всеми остальными  - с другой.
Жители  территорий,  присоединенных  к  Сербии  в 1913 г.,  офици­
ально считались сербами, жителями Южной  Сербии, но это не
соответствовало  фактическому  положению  дел, поскольку  значи­
тельная  часть  населения  Южной  Сербии  считала  себя  либо  болга­
рами,  либо  македонцами.
Нелегко  было  изменить  и  другой  аспект  исторического  насле­
дия  - распространение  сербов  по  территории  нового  государства
и  смешанность  их  с  представителями  других  народов.  В  государст­
ве, образованном  в 1918 г.,  относительная  однородность  сербско­
го населения была достигнута  - путем использования средств,
которые  тогда  были  обычными  в  европейских  национальных  госу­
дарствах,  - лишь  на  давно  освобожденных  территориях  Сербии
и  Черногории  (включая  области,  приобретенные  в 1878 г.). В  наци-

онально  неоднородной  Воеводине  сербы  не  составляли  даже  поло­
вины  населения.  В  Хорватии  они  компактно  проживали  только  на
территории  бывшей  Военной  границы, оставаясь  во всех  хорват­
ских  городах  в меньшинстве. Территорию  исторической  Боснии
и  Герцеговины  сербы  делили  с  мусульманами  и  хорватами,  а в  Ко­
сово И В так называемой Старой Сербии за  это время ощутимо
возросла  численность  албанцев.
Отсутствие единства во взгляде на  то, каковы критерии  отли­
чия сербов от  других народов, также одна из проблем историче­
ского наследия. В то время как Сербская православная церковь
доказывала,  что  сербами  можно  считать  только  приверженцев  пра­
вославия, светские политики, политические движения и партии
боролись  за  то, чтобы  включить  в их  число  и «сербов-католиков»,
и  мусульман  - как  «сербов-магометан».  Большая  часть  католиков
и мусульман  так и не интегрировалась в сербскую нацию. Мало
того, последующие  исторические  события,  особенно  после  1944 г"
показали,  что  немалое  число  сербов  могли  быть  и  атеистами.
Если  взглянуть  на  события  1918 г.  с позиций  сегодняшнего  дня,
то становится  очевидным, что сербы, оказавшись  вместе  в одном
государстве,  тем  не  менее  не  были  в  достаточной  степени  консоли­
дированы  как  нация.  Тогдашняя  политическая  и  культурная  элита
не осознавала, насколько необходимо продолжать интеграцион­
ные  процессы  среди  самих  сербов.  Вместо  этого  была выбрана  ори­
ентация  на  интеграцию  сербов,  хорватов  и  словенцев,  на  создание
единой  южнославянской  нации. В  то время, как  у  других  югосла­
вянских  народов этот проект  померживало  меньшинство  интел­
лектуалов, среди  сербов  создание  единой  нации  являлось  высшей
целью государственной  политики,  чему сопротивлялось лишь
меньшинство интеллектуалов.  Но «южнославянского синтеза»
не получилось, противоречия  между  нациями  усилились, а  среди
сербов  вновь  произошло  разделение  на  сторонников  югославизма
и  на  охранителей  сербских  традиций.  Как  следует  из  заключитель­
ных  глав данной книги, это разделение останется актуальным  до
самого  последнего  времени,

Назад к содержимому | Назад к главному меню