Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Мнения и оценки

История России

Мнения и оценки об итогах и последствиях Второй мировой войны крайне неоднозначны, что вызвано большой насыщенностью событий в относительно короткий по времени исторический период и огромным числом действующих лиц. Зачастую лидеры влекли свои страны вопреки мнению большей части населения, лавирование и двуличие были в порядке вещей.
О планах завоевания для немцев «жизненного пространства на Востоке» будущий рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер заявил ещё в 1925 году в своей книге «Mein Kampf».
Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, будучи военным министром, в 1918 году был одним из главных сторонников и основных инициаторов военной интервенции в Россию, заявив о необходимости «задушить большевизм в колыбели». С этого времени Великобритания и Франция с сателлитами последовательно добивались международной изоляции СССР, в результате чего в сентябре 1938 года было подписано Мюнхенское соглашение, прямо названное в СССР «Мюнхенским сговором», фактически развязавшее руки Гитлеру для агрессии в Восточной Европе. Тем не менее, после неудач Великобритании и союзников почти на всех театрах военных действий и нападения Германии на СССР в июне 1941 Черчилль заявил[70], что «для борьбы с гуннами (то есть немцами) готов на союз с кем угодно, даже с большевиками». В целом политика именно Британии дала Германии время и ресурсы для создания наиболее боеспособной в мире армии.

Уже после нападения Германии на СССР Черчилль, раздражённый советским послом Иваном Майским, требовавшим помощи большей, чем планировала предоставлять Великобритания, и недвусмысленно намекавшим в случае отказа на возможный проигрыш СССР, заявил[70]:

Вспомните, что ещё четыре месяца назад мы на нашем острове не знали, не выступите ли вы против нас на стороне немцев. Право же, мы считали это вполне возможным. Но даже тогда мы были убеждены в нашей конечной победе. Мы никогда не считали, что наше спасение в какой-либо мере зависит от ваших действий. Что бы ни случилось и как бы вы ни поступили, вы-то не имеете никакого права упрекать нас.

Здесь Черчилль слукавил: уже после войны он признал, что для захвата Великобритании Гитлеру хватило бы 150 тыс. солдат. Однако «континентальная политика» Гитлера требовала сначала захвата большей части самого большого материка Евразии.
Касательно начала войны и успехов Германии в начальной её фазе глава Оперативного отдела Генштаба Германии генерал-полковник Альфред Йодль отметил[71]:

Если мы не потерпели крах ещё в 1939 году, то лишь потому, что во время польской кампании примерно 110 французских и английских дивизий на Западе пребывали в полном бездействии против 25 немецких дивизий.

Назад к содержимому | Назад к главному меню