Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

От набегов к заселению имперских провинций

Страны в истории > Болгария

В жизни подунайских славян наступил новый этап от набегов
на земли Византии к прочному их освоению. Процесс  
постепенного проникновения славян, особенно в горных районах (в  
центре и на западе полуострова), возможно, начался еще в первой
половине VI в. Переломной была, однако, середина столетия:
в 550/51 г. славяне, совершив летом и осенью поход на  
империю, впервые остались зимовать в ее пределах. О том, что  
славяне начали расселяться на территории империи, в том числе во
Фракии, близ Фессалоники и в Греции, еще до взятия Сирмия
аварами, сообщает и сирийский автор современник событий
Иоанн Эфесский. Славяне, пишет он, захватили в 580 г. много
городов и крепостей, заняли землю «и поселились в ней  
свободно, без страха, как в своей собственной», а позднее (к 584 г.)
они будто бы уже «разбогатели, имеют золото и серебро, табуны
коней и много оружия и обучены воевать более, чем ромеи»
(т. е. византийцы).
Основным методом заселения Балкан славянами было  
массовое переселение, которому предшествовали крупные  
вооруженные нападения, приводившие к падению крепостей, изгнанию  
византийских властей и гарнизонов. В 584 г. славяне, уже  
обосновавшиеся неподалеку от Фессалоники, предприняли попытку
овладеть этим вторым по значению после Константинополя цент-
Ром империи, В 586 г. город был снова осажден аварами и под-
властными им славянами. После неудачи славяне не ушли  
вместе с хаганом за Дунай: они остались в Греции, в Македонии
и даже достигли Пелопоннеса, где их поселения сохранялись с
тех пор в течение семи-восьми столетий. Основным местом  
вторжений для паннонских славян был район устья Моравы с
Сингидунумом (Белградом), взятым аварами в 585 г., а для
«дакийских» славян район Железных Ворот и устья реки  
Тимок. Не исключено, однако, что в колонизации участвовали и  
переселенцы из более отдаленных регионов славянского мира: об
этом свидетельствует совпадение части наименований славянских
племен на Балканах с их названиями в Восточной и  
Центральной Европе. Несмотря на отсутствие с 602 г. упоминаний об  
антах в источниках, специфически антские вещи обнаруживают во
многих районах Балканского полуострова. О том, что анты после
похода аваров не были совершенно отрезаны от земель империи,
свидетельствуют клады византийских вещей VIVII вв. на  
территории антов.

Уже в конце VI в. множество славянских постоянных  
поселений было основано практически по всему Балканскому  
полуострову, в том числе и на северо-западе, где обосновались  
прибывшие сюда в 2030-х годах VII в. славянские племена  
сербов и хорватов. По-видимому, до 602 г. лишь один район на
Балканах еще не подвергался славянской колонизации это  
территория между Балканским хребтом и Дунаем, т. е. место,
ставшее колыбелью Болгарского государства. Этот регион в  
последней четверти VI первых годах VII в. стал ареной  
непрерывных войн византийцев, славян, аваров, он являлся военной
базой империи в ее действиях против славян левобережья.  
Особенно крупная «волна» славянских переселенцев последовала
вслед за падением византийской границы на Дунае. Тогда,  
скорее всего, были заселены ими также Мезия и Малая Скифия.
Славяне переселялись уже целыми славиниями (племенными
союзами военно-территориальными объединениями), каждая из
которых прочно овладевала определенной территорией. В начале
VII в. славяне, поселившиеся в Македонии, Эпире и Северной
Греции, совершали на своих судах дерзкие нападения на  
побережье и острова Эгейского и Ионического морей. В 615
620 гг., образовав крупный союз, возглавлявшийся вождем по
имени Хацон, они предприняли новую попытку взять Фес-
салонику. Осада, однако, вновь не удалась. Хацон погиб.  
Другие вожди объединения вступили в переговоры с хаганом с пред;
ложением союза против Фессалоники, обещая за помощь богатую
плату. Но хаган, явившийся с огромным аваро-славянским  
войском через два года, при первых неудачах осады предпочел  
получить богатое отступное от самих горожан.

К тому времени контролируемые хаганом земли со  
славянским населением включали Ниш и Средец. Сами же авары здесь
не проживали. В 2030-х годах VII в. в результате вторжения
на северо-запад сначала хорватских, а затем сербских славян
пало господство аваров ь этом районе и в Далмации. В разгроме
аваров в Далмации главную роль сыграли хорваты.
В 626 г. хаган организовал грандиозную экспедицию против
Константинополя вместе с подвластными ему славянами и про-
тоболгарами, заключив соглашение с персами, подступившими к
азиатским предместьям города. Аварские полчища потерпели  
поражение, содействовавшее обострению раздоров аваров со  
славянами. После 626 г. власть хагана над славянами к югу от Дуная
и Савы рухнула, внутри хаганата полыхали восстания славян и
протоболгар. Авары перестали играть существенную роль на  
Балканах. Славяне остались в сущности единственным серьезным
противником империи в Европе.
К первой четверти VII в. относится окончательное  
оформление на полуострове 2025 славиний, каждая из которых  
носила собственное наименование. Среди них была и славиния Семь
родов (или Семь племен). Она сложилась, по-видимому, еще в
левобережье Дуная, и составлявшие ее славяне, переселившись
в Мисию и Добруджу, удержали, видимо, в своей власти после
переправы и часть земель за Дунаем.
К середине VII в. славяне стали основным демографическим
фактором на Балканах, значение которого возрастало в  
направлении с юга на север и с юго-востока на северо-запад. Местное
греческое и романизированное население сохранялось главным
образом в прибрежной полосе, в уцелевших городах с их  
сельской округой, в некоторых внутренних районах Фракии, Греции,
Пелопоннеса и в горах Родопах, Пинде, Динарском нагорье.
Часть городов (на Черном море между Балканами и устьем  
Дуная и на далматинском побережье), видимо, сохранила  
автономию и связи с Константинополем ценой дани славянским  
вождям. Сельскохозяйственная деятельность горожан, как это видно
на примере Фессалоники, была стеснена. Сельское  
автохтонное население, по всей вероятности, оказалось в большой зави-
сим©сти от руководящего слоя пришельцев. По сообщению  
Михаила Сирийского, в 584 г. авары и славяне говорили жителям:
«Выходите, сейте и жните, мы возьмем в качестве дани только
половину».
Плотность местного населения резко упала, но общая  
численность автохтонов была еще значительной: если к северу от
южных районов Фракии и Македонии они были в XXI вв.
ассимилированы славянами, то в Южной Фракии, в Греции и на
Пелопоннесе демографическая картина к XI в. в целом стала
прямо противоположной. Особенно редким, однако, местное  
население, кроме прибрежной полосы, было в VII в. на землях
между Дунаем и Балканским хребтом.
Поселение в новом естественногеографическом и  
климатическом ареале, длительное проживание рядом с автохтонами,  
освоение плодородных, давно культивируемых земель со сложившимся
аграрно-хозяйственным комплексом, усвоение местной  
агротехники, использование новых орудий труда все это способствова-
ло значительному прогрессу в экономике славян. В 70-х годах
VII в. жители Фессалоники закупали продовольствие (зерно,
бобовые и сушеные фрукты) у славян Фессалии.
Изменения коснулись и скотоводческих занятий славян. На
первое место в качестве мясного скота, оттеснив крупный  
рогатый скот, вышли овцы и козы, затем свиньи. Молодняк  
крупного рогатого скота перестали забивать вообще: бык стал  
пахотным животным, а коров держали главным образом ради молока.
Ускорялось развитие у славян и самых разнообразных  
ремесел: особенно значительными были успехи в металообработке,
включая оружейное дело, и в судостроении (флот славян  
достигал окрестностей самого Константинополя).
Хозяйственный прогресс обусловил заметные перемены и в
социальной сфере. Совершался переход от земледельческой
(с родовыми пережитками) общины к соседской; пахотный надел
превращался в собственность общинника (аллод), лишь угодья
оставались в распоряжении всей общины. Появление аллода  
обусловило углубление имущественной дифференциации. Колонат-
ные отношения, широко распространенные на Балканах  
накануне поселения славян, рухнули на большей части полуострова
бесповоротно. Рабовладельческие виллы, основанные на труде
рабов и прикрепленных к земле и личности господина колонов,
были сметены «варварским» нашествием. Славянская община и
сохранившаяся община местных земледельцев стали исходным
институтом в оформлении новых, феодальных производственных
отношений.
Рабство не получило у славян значительного развития и  
после переселения в пределы империи. Однако позиции союзно-пле-
менной аристократии укрепились. Князья располагали  
дружинами, члены которых обладали более совершенным вооружением и,
вероятно, не были, подобно другим общинникам, заняты  
повседневным трудом на земле. Традиции строя военной демократии
постепенно уходили в прошлое. Последние набеги славян на  
Балканах в конце VII в. были направлены уже не на соседние или
отдаленные районы самого полуострова, а на острова и малоазий-
ское побережье. Славянская знать вступала на путь усиления
эксплуатации соплеменников. С одной стороны, ее представители
в процессе постепенной нормализации отношений с византийскими
городами приобщались к греческой культуре, завязывали связи
с византийской знатью и даже приобретали в ее среде  
приверженцев, готовых к сотрудничеству против собственного  
(константинопольского) правительства. С другой стороны, это общение вело
к расколу в среде самой славянской аристократии: часть ее стала
стремиться к слиянию с византийской знатью, к получению  
высоких должностей и титулов в имперской иерархии. Этому  
способствовали активная византийская дипломатия и  
непосредственное военное давление на славинии. Поэтому не случайно, что,  
несмотря на более благоприятные условия хозяйственного развития
славинии в южных районах, успешнее политически укреплялись
славинии на севере, в отдалении от византийских  
военно-Политических центров.
С 80-х годов VI в. до 70-х годов VII в. славяне Македонии,
Эпира, Фессалии, образуя крупные союзы, 5 раз предпринимали
попытки овладеть Фессалоникой, где славянская аристократия
рассчитывала утвердить свой политический центр, стремясь к  
созданию собственного государственного объединения. Но славянам
не хватило военного опыта для осады столь мощной цитадели,
как не хватило сплоченности и единства. Отразив последний  
натиск на Фессалонику, византийцы приступили к планомерному
отвоеванию захваченных славянами территорий.
Уже в 2030-х годах VII, в., во время расселения на  
Балканах хорватов и сербов, византийскому императору удалось
приобрести в них союзников против аваров. Первый военный  
поход против славян, обосновавшихся на землях Византии,  
предпринял в 657/58 г. император Констант П. Часть взятых им в
плен славян была переселена в Малую Азию и зачислена в  
имперское войско.
Ко времени пятой осады Фессалоники славяне, жившие в ее
окрестностях и более отдаленных местах, около полстолетия  
поддерживали мирные отношения с этим городом. В 678 г. послы
аварского хагана, а также «рексов, экзархов и гастальдов»  
славян западных районов полуострова, опасаясь наступления  
империи, прибыли в Константинополь с предложением мира. В том
же году византийские войска разгромили славянский союз на
Струме, открыв себе дорогу к Фессалонике. Через 10 лет  
последовала крупная экспедиция, в результате которой византийцы  
дошли до Фессалоники, разбили славян и множество их  
переселили в Малую Азию. К тому времени данниками империи стали
драгувиты, жившие к северу от Фессалоники. В ходе  
наступления византийцев на славян возникали  
военно-административные провинции (фёмы). К 685 г. была создана фема Фракия,
в последующие пять лет фема Эллады.
Однако для полного подчинения славян Македонии, Эпираг
Греции, Пелопоннеса потребовалось еще более двух веков: даже
в начале X в., будучи уже христианами, славяне отдельных  
регионов сохраняли внутреннюю автономию, а временами  
отказывались признавать власть императора. Некоторые славинии
VIIIIX вв. являлись подлинно протогосударствами,  
окончательная консолидация которых в политические прочные  
самостоятельные организмы не произошла лишь в силу внешних причин.
Славинии и названия носили, подобные государственным, по  
наименованию господствовавшего в объединении славянского  
племени. Таковы Вайюнития в Эпире, Драгувития, Сагудатия, Берзи-
тия в Македонии, Велзития в Фессалии, во главе которой в  
конце VIII в. стоял могущественный князь Акамир.
Что касается славинии Семь родов, то сведений о ней вплоть
до конца 70-х годов VII в. не имеется. Возможно, к середине
столетия, по крайней мере, часть славян этих мест, т. е. Мисии
и Добруджи, номинально признала суверенитет императора и
числилась федератами империи, обязанными защищать  
дунайский рубеж: Феофан утверждает, что накануне вторжения про-
толболгар земли близ Дуная находились «под властью христиан»
(т. е. византийцев).

Назад к содержимому | Назад к главному меню