Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Экономическая база и политический строй Болгарии

Страны в истории > Болгария

Описанные события сыграли огромную роль в становлении  
нового государства, но само оно не было, разумеется, следствием лишь
военных побед и дипломатических маневров Аспаруха.  
Образованию государства предшествовало созревание необходимых для
этого предпосылок, и после заключения мира с Византией  
последовал длительный период оформления и упрочения  
государственного строя Болгарии. В славиниях лишь создавались условия для
возникновения государственных форм общественной жизни:  
присвоение прибавочного продукта еще не стало систематическим,
отсутствовали и охватывающий всю территорию славинии  
аппарат управления, постоянное профессиональное войско, органы
судебной власти и принуждения; входящие в состав славинии
племена еще сохраняли автономию. Нет данных ни о четких
границах каждой славинии, ни о наличии в них политических
Центров мест пребывания вождей (князей). Независимо от
т°го, входили или не входили в союз Семь родов северы,  
племенной партикуляризм в нем еще не был преодолен.
Протоболгары Аспаруха отнюдь не опережали славян в  
общественном развитии; их общество находилось также на стадии
перехода к оседлости и оформлению государственной структуры.
Великая Булгария непрочный союз кочевых племен не была
государством. Хозяйственно-культурный тип протоболгар, их
социальная и общественно-политическая структура, пронизанная
кровнородственными связями, отличались большей архаичностью
и консервативностью. Кочевое скотоводство являлось в VII в.
основой экономической жизни протоболгар зачатки земледелия
еще не играли функционально сколько-нибудь существенной роли.
В новом историко-географическом ареале, где отсутствовали  
обширные степные пастбища и преобладало земледельческое  
население, кочевое скотоводство становилось бесперспективным типом
хозяйствования. Способное обеспечить быстрое возрастание  
прибавочного продукта, оно могло стать источником организованной
эксплуатации со стороны социальных верхов только при наличии
постоянных поселений.

Славяне и протоболгары, представлявшие два резко  
различавшихся в хозяйственном и этническом отношении народа,  
находились к концу VII в. на стадии общественного развития,  
непосредственно предшествующей оформлению государства. Однако до
встречи славян и протоболгар в Мисии государств еще не было
ни у тех, ни у других на всех территориях расселения этих
этносов.
С самого своего возникновения Болгария не может быть  
уподоблена Аварскому хаганату, являвшемуся межплеменным  
союзом. Большинство подданных хагана также составляли  
иноязычные земледельцы (прежде всего славяне), находившиеся в  
неполноправном положении. В хаганате было немало и протоболгар,
но лишь аварское ядро составляло высший господствующий слой.
Авары оставались до разгрома хаганата полукочевым племенем,
главной функцией которого было удержание в повиновении  
подвластного хаганату населения, а кроме того сбор с него дани и
организация набегов против соседних стран и народов. На зиму
авары устраивались на полное содержание в поселениях  
подчиненных им земледельцев. Археологи обнаружили становища  
аваров хаганата, но не найден до сих пор его центр («ринг»).
Положение в Болгарии существенно отличалось в самом  
главном в характере отношений двух народов, оказавшихся в  
пределах единого государственного объединения. Хотя верховная
власть оказалась в руках протоболгарской аристократии во главе
с ханом Аспарухом, конкретное соотношение сил и внешняя  
опасность обусловили значительную независимость славянской знати
в подвластных им славиниях. Рядовые протоболгары не принад-
дежали к привилегированному слою. Однако очень важное  
значение в создании экономического базиса развивающегося  
государства, в предоставлении необходимых ему материальных средств
рмрла хозяйственная деятельность масс рядового славянского
крестьянства. Оно в основном должно было. обеспечивать своим
трудом строительство оборонительных сооружений, возведение
административных центров, наведение мостов и переправ, до-
Ставку строительных материалов и т. д. Лишь эксплуатация
оседлого населения позволяла правительству создать  
материальные ресурсы, необходимые для содержания аппарата власти и для
ведения активной внешней политики.

Конкретные формы организации власти в Болгарии в первое
столетие ее истории известны очень плохо. Первоначальные  
границы государства определились, видимо, в 680681 гг.: на юге
это был Балканский горный хребет, на востоке Черное море,
на берегу которого еще не все города были сразу взяты прото-
болгарами. Левобережье Дуная, от берега реки до Карпат, скорее
всего, вошло в пределы контролируемой Аспарухом территории;
на западе, за Дунаем, границей были Железные ворота, за  
которыми находились владения аваров, а к югу от реки граница  
достигала, возможно, долины реки Тимок. На северо-востоке  
пограничным рубежом, учитывая характер отношений протоболгар
с хазарами, являлся, вероятно, Днестр. Вопрос о зоне протобол-
гарского влияния на Черноморском побережье к востоку от
Днестра остается дискуссионным.
Судя по археологическим данным, протоболгары расселились
по преимуществу в северо-восточных и восточных районах  
государства (в Добрудже). Столица была основана на месте  
славянского поселения Плиска, превращенного в обширный  
укрепленный рвом и валом лагерь. Высшая власть находилась в руках
хана Аспаруха. Его двор был тесно связан прежде всего с  
расположенными поблизости к востоку и северо-востоку от Плиски
стойбищами протоболгар, размещавшимися, по всей вероятности,
по родам во главе с родом Дуло. Ближайшими к хану  
вельможами были, по-видимому, кавхан (буквально: «соправитель хана»,
обладавший после него высшими военными полномочиями) и
ичиргу боил («чергубиль» в славянском произношении,  
буквально: «внутренний боил», первое лицо после кавхана). При дворе
хана имелись, несомненно, органы центральной власти, о  
структуре которой, однако, для конца VIIVIII в. отсутствуют  
данные источников.
Славинии признавали верховную власть хана, следуя в русле
его внешней политики и участвуя в его военных предприятиях.
Подчинение славинии хану не привело, по-видимому, к  
ослаблению власти князей внутри самих славинии, пользовавшихся  
внутренней автономией. Население государства, помимо воинской
службы (включая охрану границ), а также трудовых  
повинностей, уплачивало, несомненно, натуральные взносы в пользу  
своих князей, родовой знати боилов, а также в центральную  
ханскую казну. Судить об этом позволяют данные об обширном
Дворцовом комплексе Плиски, о значительных военных  
мероприятиях хана, о крупном крепостном и гражданском строительстве,
о серьезной заинтересованности славяно-болгарской знати в
торговле с империей, в ходе которой феодализирующаяся
знать сбывала в обмен на предметы роскоши взимаемую с  
подвластного населения дань и добычу (меха, мед, воск, шкуры,
лен, скот, рабов и т. п.). Основную массу дани составляли,  
безусловно, продукты земледельческого и скотоводческого хозяйства
славян и протоболгар, шедшие на содержание центрального  
аппарата власти, дворца и дружины хана.
Возникшее государство имело, таким образом, первоначально
характер славяно-протоболгарской «федерации», центр которой
составляло протоболгарское ядро, а большую часть страны
окружавшие это ядро с юга, запада и севера славинии. В  
военных походах хана участвовали одновременно протоболгарская
конница и многочисленная, славянская пехота, отряды которой
возглавлялись своими князьями.
Успешное политическое объединение двух различных народов
стало возможным потому, что у обоих происходило разложение
строя военной демократии, сходные институты протоболгар и
славян развивались с разной интенсивностью и недостаточно
развитые институты одного общества были взаимно дополнены
институтами другого. Так, с приходом Аспаруха в условиях,
когда среди славинии еще не были ликвидированы племенные
перегородки и союз Семь родов не имел господствующего  
положения во всем регионе, решалась проблема военно-политического
центра и органов верховной власти. Мобильные отряды конницы
хана имели возможность быстро и эффективно пресечь  
центробежные тенденции со стороны отдельных славинии. В свою  
очередь, структура славинии с развитой сетью земледельческих
поселений, со складывающимися формами централизованной  
эксплуатации общинников, с традиционным участием мужского  
населения в ополчении, с усиливающейся союзно-племенной  
аристократией, окружавшей князей, обеспечивала материальную базу,
без которой были невозможны оформление, стабильность и  
функционирование государственной системы как органа классового
господства.
Археологические раскопки свидетельствуют о том, что в
VIIIIX вв. среди значительной части протоболгар еще  
сохранялись пережитки кочевого и полукочевого быта. Однако в  
новых естественногеографических, а также социальных и  
политических условиях процесс перехода протоболгар к пастушеству и
оседлости развивался очень быстро. Составляя этническое  
меньшинство, они сливались со славянской массой, чему содействовало
углубление имущественной и социальной дифференциации  
внутри протоболгар.

Назад к содержимому | Назад к главному меню