Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

На пороге новой эпохи

Страны в истории > Болгария

Княжеский трон после смерти Пресиана наследовал его сын  
Борис I (852889), при котором Болгария стала христианской.
Как и другие европейские народы, болгары приняли  
христианство в качестве официальной религии на той стадии  
общественного развития, когда эксплуатация большинства трудящегося
населения социально и политически господствующим  
меньшинством стала регулярной. Христианизация здесь, как и всюду,  
совершалась в условиях усиления центральной власти, при решающем
участии ее гражданского и военного аппарата.
Переход к христианству был закономерен. Он определялся
тремя главными причинами. Во-первых, сложившийся  
эксплуататорский строй необходимо было окружить ореолом святости:  
требовалось внушить народу, что безропотное подчинение господам,
главе государства и его служителям является долгом, угодным
богу, а сопротивление угнетепию преступно и аморально, является
тяжким грехом, ставит человека вне общества и карается богом
даже после смерти. Во-вторых, правители крупнейших  
христианских государств раннесредневековой Европы отказывали в  
признании прав у государств «варваров»-язычников  
(«идолопоклонников»), стремились поставить их в международных отношениях
в неравноправное положение. В-третьих, христианизация была  
сопряжена с повышением уровня культуры, усвоением  
письменности, без которой при усложнившихся условиях управления  
страной было невозможно ведение государственных дел.

Углубились социальные противоречия. В «Ответах папы  
Николая на вопросы болгар» обширном письме, в котором римский
папа, отвечая на более чем сто вопросов князя Бориса,  
разъяснял, в какой мере прежние болгарские обычаи противоречат  
новым, христианским законам и нормам поведения. В «Ответах»
попутно упоминалось о рабах, нищих и богачах, о малых и  
великих, «особо знатных», «менее знатных и сильных» и «простых
людях». Власть в то время была беспощадна к непокорным и
провинившимся. Воин, явившийся на сбор с негодным оружием
и плохим конем, подвергался казни, как и воин-страж границы,
не задержавший бежавшего из страны раба или перебежчика-
свободного. Младший современник Бориса Константин, епископ
Преславский, призывал болгарскую паству совершать  
божественную службу «и властельскую работу исполнить», т. е. через  
посредство управителей и чиновников князя выполнять  
установления
иые обязательства перед казной. В то время налоги в Болгарии
(как, впрочем, и в Византии) были натуральными, и  
внешнеторговые связи имели и для казны и для болярства исключительное
значение: болгарская знать была заинтересована в торговых  
льготах на константинопольском рынке. Здесь болгары вели торг
льном, медом, скотом, рабами-пленниками. Свои торговые  
интересы господствующий класс Болгарии, как показали события 894 г.
(тогда Византия лишила болгарских купцов прежних  
привилегий), готов был отстаивать силой оружия.

Несомненно, христианизации предшествовало достижение
-единства в высшем слое славянской и остатков протоболгарской
знати. Предпринимая столь решительный шаг, как принятие  
крещения, Борис должен был рассчитывать на помощь и поддержку
наместников провинций, в руках которых находились  
гражданские и военные полномочия. Внутриполитическая обстановка для
принятия крещения улучшилась еще и потому, что с начала
правления Пресиана (836 г.) прошло почти 30 лет, в течение
которых христиане не подвергались преследованию. Выросло  
целое поколение подданных князя, которое свободно наследовало
религию своих родителей-христиан.
Вместе с тем внешнеполитическое положение Болгарии  
осложнилось. Византия не смирилась с потерей земель, захваченных
Пресианом. Восточнофранкское (Германское) королевство  
усиливало давление на Среднее Подунавье, а немецкое духовенство
при поддержке папства активизировало здесь миссионерскую  
деятельность, вызывая отпор со стороны Византии. Таким образом,
Болгарии угрожали и франки и византийцы, болгарские земли
оказались на стыке интересов крупных враждующих сил.

Назад к содержимому | Назад к главному меню