Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Принятие христианства Борьба за независимую церковь

Страны в истории > Болгария

Но требованию короля Германского королевства Людовика  
Немецкого Борис должен был разорвать заключенный им мир с  
Великой Моравией. Однако участие Бориса в союзе с Людовиком в
войне против Великой Моравии привело к выступлению против
Болгарии союзницы Моравии Византии. В 863 г. византийцы
вторглись в Болгарию, народ которой страдал от неурожая и
землетрясений, и Борис был принужден к заключению мира. Он
обязался принять крещение от империи и, сохранив Загору,  
отказаться от причерноморских городов Анхиала, Месимврии и
Девельта.
В 864 г. представители византийского духовенства начали  
крещение болгар. Опасаясь вмешательства оппозиционных сил,  
Борис и его ближайшие сановники крестились во дворце, втайне от
подданных. Князь принял христианское имя Михаил в честь  
императора Михаила III, «духовным сыном» которого по  
византийским церемониально-дипломатическим нормам он отныне
признавался. Принятие христианства главой государства от  
империи, в войне с которой он только что потерпел поражение и  
согласился на невыгодный мир, усилило оппозиционные Борису  
настроения. Состояние растерянности в народных массах возросло
с появлением в стране множества проповедников самого разного
толка не только православных фанатиков-византийцев, но и
армян-монофизитов, арабов-мусульман, еретиков. В 865 г. в ходе
крещения народа вспыхнул мятеж знати. Играя на  
распространенных среди населения аитивизантийских настроениях, высшая
знать 10 комитатов поставила целью свержение Бориса и  
сохранение религии предков, т. е. язычества. Мятеж охватил  
значительную часть территории государства. Однако энергичные  
действия князя позволили ему взять инициативу в свои руки:  
опираясь на силы верных комитатов и собственную дружину, Борис
разгромил мятежников, большую часть верхушки которых  
составляли боляре протоболгарского происхождения. Мятеж был
подавлен. Члены 52 семей боляр главарей бунта были  
истреблены поголовно от мала до велика. Власти силой утверждали  
христианство, упорствующих жестоко карали. Традициям и обычаям
протоболгарской родовой аристократии был нанесен сильнейший
удар. Безусловно, в этой борьбе Бориса более последовательно
поддерживали представители именно славянской знати, так как
мятежники стремились вновь утвердить в качестве официальной
религии язычество в его тюркской (протоболгарской) форме.

И Борис и поддерживавшая его знать отнюдь не собирались,
приняв христианство от империи, сдавать ей свои позиции во
внутренней и внешней политике. Острые разногласия с  
Константинополем возникли тотчас, когда встал вопрос о статусе  
болгарской церкви. Борис поставил цель добиться как можно большей
ее независимости от константинопольского патриарха, а значит,
и от империи в целом. Дело в том, что по официальной  
политической теории в Византии церковная зависимость предполагала
зависимость политическую. Именно так и трактовал эту  
проблему патриарх Фотий в письме к Борису.
Планам князя благоприятствовали острые раздоры между
Константинополем и Римом по поводу крещения Болгарии.  
Папство, претендовавшее на высшую церковную власть в  
христианском мире и осуществлявшее некогда церковное управление над
Иллириком, на территории которого располагалась часть  
болгарских земель, выразило резкий протест империи и начало  
кампанию за подчинение церкви Болгарии римской курии. В течение
пяти лет, играя на этих противоречиях и проявив себя искусным
дипломатом, Борис добивался все больших и больших уступок
от обеих сторон. В ходе дипломатических сношений с Римом и
Константинополем в 866870 гг. князь дал понять и папе и  
императору (как и патриарху), что Болгария признает церковное
верховенство той стороны, которая предоставит болгарской  
церкви статус либо патриархии, либо автокефальной (т. е.  
независимой от константинопольского патриарха) архиепископии. Лега-
ты папы Формоза Портуанский и диакон Марин приобрели
влияние при дворе князя Бориса, который просил папу назначить
одного из них главой болгарской церкви. Отказ римского папы
и затягивание с решением главного вопроса о церковной  
независимостивызвали недовольство князя. В 870 г. на Восьмом
церковном соборе в присутствии папских легатов и с согласия
послов Бориса было вынесено решение о принадлежности  
болгарской церкви к восточнохристианскому (византийскому) миру.

Церковь Болгарии получила статус архиепископии. Избирать
кандидата на пост архиепископа получал право собор епископов
Болгарии, а право его хиротонии (т. е. посвящения в сан)  
признавалось за константинопольским патриархом. Автокефальность,
однако, не была предоставлена. Борьба длилась еще 10 лет.  
Папство не смирилось с поражением, между Борисом и Римом снова
завязались тесные сношения. Все, казалось, вело к тому, что во
главе церкви Болгарии встанет прелат-латинянин. В Византии в
связи с неудачами борьбы за церковное подчинение Болгарии в
877 г. был низложен патриарх Игнатий, патриарший трон вновь
занял Фотий, который еще ранее (в связи с тем же вопросом)
потерял его в 867 г.
Опасаясь окончательного перехода Болгарии в лоно западной
церкви, византийские деятели стали более уступчивыми. На  
очередном соборе 879880 г. империя уступила: автокефальность
Болгарской архиепископии была санкционирована. Болгария
была исключена из списков епархий (церковных округов)  
Константинопольской патриархии. Борис добился максимально  
возможного в тех условиях успеха. Были заложены основы  
независимой болгарской церкви, а вместе с тем и самостоятельного  
развития болгарской культуры.
При незначительных отступлениях организация церкви  
Болгарии была осуществлена по византийскому образцу. Как и в  
империи, церковь оказалась в подчинении у высшей светской
власти. Выбор кандидата на пост архиепископа зависел от воли
князя. Потребности систематического богослужения и  
утверждения авторитета новой официальной религии обусловили в  
Болгарии усиленное и повсеместное строительство храмов и монастырей,
как и их материальное обеспечение князем и состоятельными
прихожанами единовременными вкладами и постоянными  
источниками доходов. Помимо многочисленных и в целом небольших,
как и в Византии, епископий было учреждено семь митрополий,
подчинявшихся архиепископу. Каждая митрополия охватывала
несколько епископий. Резиденция архиепископа вместе с  
главным (соборным) храмом располагалась в столице (Плиске).
Церковь в тот период представляли византийские  
священнослужители, среди которых находились и славяне по  
происхождению. Литургия совершалась византийцами по греческим  
церковным книгам, на греческом языке, непонятном большинству  
населения страны. Это важное обстоятельство, видимо, не могло
удовлетворить Бориса, и уже в конце 70-х годов он направил на
учебу в империю большую группу знатных болгар вместе со  
своим третьим сыном Симеоном князь готовил его к высокой  
церковной карьере.
Борис не мог не знать, что уже около 20 лет существовала
славянская письменность и что уже в 863 г. в княжестве  
Великая Моравия, а через четыре года в Паннонском славянском
княжестве было введено богослужение на славянском языке, по
славянским литургическим книгам. С обоими этими  
государствами Болгария в 6080-х годах находилась то в союзных, то во
враждебных отношениях. Славянская церковь была учреждена
там благодаря отправленной в 863 г. императором Михаилом III
церковно-дипломатической миссии во главе с первоучителями
славянства Константином (в монашестве Кириллом) и Мефо-
дием.
Оба деятеля (в славянской литературной и  
историографической традиции они обозначаются как «солунские братья»)  
происходили из Фессалоники из семьи знатного военного, помощника
стратига (наместника) фемы (провинции), включавшей город и
окрестные земли. В главе II уже говорилось о том, что в округе
города и в нем самом уже с VII в. было множество славян.
С достоверностью неизвестно, однако, происходили ли сами  
братья из славянской семьи, но совершенно ясно, что они с  
детства владели так же свободно греческим, как и славянским.  
Константин, обнаруживший рано тягу к знаниям, учился в  
знаменитой Магнаврской школе в Константинополе, в том числе у  
крупных ученых империи Льва Математика и Фотия (будущего  
патриарха), а затем и сам преподавал в этой школе, достигнув
большой известности своими познаниями в философии и  
искусством вести публичные диспуты. Вскоре Константина стали  
привлекать к важным дипломатическим миссиям, носившим не  
только церковный, но и политический характер: он побывал и в  
Багдаде, и в Херсоне (Херсонесе), и у хазарского хагана.
Старший из братьев Мефодий сделал в молодости военно-
административную карьеру, но в начале 50-х годов постригся в
одном из монастырей Малой Азии. Сюда вскоре приехал и  
Константин. Полагают, что во время пребывания в монастыре  
братья, при решающей роли младшего Константина, изобрели
славянскую азбуку (ее первый оригинальный вариант,  
именуемый обычно глаголицей) и приступили к переводу на славянский
язык важнейших церковных книг, без которых была невозможна
организация богослужения на славянском языке. Таким образом,
есть основания предполагать, что свое изобретение солунские
братья предназначали для нужд всего славянства, в том числе
Для населения соседней с Фессалоникской фемой Болгарии. В  
основу славянской азбуки был положен фессалоникский диалект
того славянского языка, на котором говорили славяне в  
Болгарии.
В 861/62 г. Борис, как упоминалось, был принужден примк-
нУть к союзу с Людовиком Немецким, направленному против
Великой Моравии. Ее князь Ростислав в поисках союзника  
направил в 862 г. посольство в Константинополь. Князь просил не
только о военной помощи, но и о перестройке великоморавской
церкви на византийский лад, чтобы избавиться от засилья  
немецкого духовенства, которое содействовало планам Людовика
лишить Великую Моравию независимости. Послы Ростислава
просили о присылке таких епископов и учителей, которые могли
бы проповедовать христианское учение и организовать  
богослужение на родном для населения страны (славянском) языке.
Михаил III оказал Ростиславу военную помощь против  
Болгарии, а для выполнения церковной миссии остановил выбор на
солунских братьях. Была завершена работа над переводами  
богослужебной литературы, и осенью 863 г. братья отправились к
Ростиславу с группой учеников. Здесь они основали школу по-
обучению славянской письменности местных  
церковнослужителей. В церквах Великой Моравии была введена славянская  
литургия. В 867 г. братья отправились со своими учениками в
Константинополь, чтобы посвятить их в духовный сан. На  
обратном пути они побывали у князя Паннонского княжества Ко-
цела, где по его просьбе обучили еще 50 местных учеников  
славянской грамоте.
От папы Николая I они получили приглашение прибыть r
Рим. Однако для этого необходимо было получить согласие  
императора и патриарха на поездку и их официальные инструкции.
Между тем Фотий осенью 867 г., как отмечалось, был свергнут
с патриаршего престола, и братья лишились поддержки светских
и церковных властей империи. В Рим они прибыли в декабре
867 г. и получили от папы, стремившегося к усилению влияния
в славянских землях, одобрение своей деятельности. Однако  
вскоре тяжело заболел Константин, постригшийся перед смертью под
именем Кирилл. Он умер в Риме в феврале 869 г. Мефодий же
получил от нового папы Адриана II в 870 г. сан архиепископа
обширного церковного округа, включавшего не только Великую
Моравию, но и Паннонское княжество.
С самого начала своей деятельности в ранге архиепископа
Мефодий встретил яростное сопротивление немецкого  
духовенства, выступавшего с позиции так называемой догмы триязычия
(ее сторонники добивались запрета богослужения на славянском
языке, объявляя канонически допустимыми только три  
«священных языка»: греческий, латинский и древнееврейский). Хотя  
позиция врагов Мефодия была сомнительной с точки зрения самого
христианского учения и канонического церковного права,  
папство не оказало Мефодию ни должной поддержки, ни  
последовательной защиты. Мефодий был схвачен на пути в свою  
резиденцию и два с половиной года пробыл в монастыре как узник,
осужденный в 870 г. собором немецкого духовенства в Регенс-
бурге. В 873 г. Мефодия освободили по повелению папы  
Иоанна VIII и рукоположили в архиепископы Великой Моравии.
Однако обстановка в стране резко изменилась: к власти там при-
шел еще три года назад Святополк, оказывавший поддержку  
немецким прелатам. В результате их происков папа запретил в
879 г. службу в церкви на славянском языке, разрешив чтение
на нем лишь проповедей. Зимой 881/82 г. Мефодий посетил
Константинополь. По просьбе самого императора Василия I
Мефодий оставил в столице двух своих учеников (священника к
диакона) вместе со славянскими литургическими книгами. По-
возвращении в Моравию Мефодий продолжал борьбу за свое
дело.
После его смерти в 885 г. в Великой Моравии осталось
до 200 священнослужителей, обученных славянской грамоте.

Назад к содержимому | Назад к главному меню