Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Торжество славянской грамоты в Болгарии

Страны в истории > Болгария

Прежде чем проследить пути утверждения в Болгарии всемирно-
исторического по своему значению изобретения первоучителей
славянства, необходимо коротко сказать о политике империи в
ту эпоху к своему северному соседу. В 6080-х годах Византия
заметно укрепила свои военные силы. В 860 г. она отразила  
первую атаку флота Киевской Руси на столицу, в 863 г. победила
Болгарию, вскоре нанесла поражение арабам, а в начале 70-х
годов завершила разгром павликиан в Малой Азии. На фоне
этих успехов кажется неожиданным согласие Византии на  
учреждение в Болгарии автокефальной архиепископии. Причины  
уступчивости состояли, видимо, не только в том, что империя  
хотела как можно скорее помешать утверждению в Болгарии  
папского влияния, но и в том, что в Константинополе отдавали  
отчет в непрочности положения христианской церкви в  
новообращенной стране. Крупным успехом было уже то, что Болгария
оказалась в лоне восточнохристианской церкви, а это открывало
перспективы для дальнейших интриг. Угрозы и военное давление
в условиях незавершенности процесса крещения народа и  
наличия языческой оппозиции грозили массовым отречением  
нетвердых в вере неофитов и подъемом антивизантийского движения
под лозунгом восстановления язычества.

Но уступчивость империи не была столь же велика, какой
она была в отношениях с Великой Моравией. Стремясь  
утвердить влияние в этой отдаленной славянской стране, Византия  
совершила почти исключительный для ее истории  
внешнеполитический акт: она по первой просьбе Ростислава оказала ему  
непосредственную военную помощь против Болгарии. Империя не
претендовала и на церковное подчинение Великой Моравии,  
отправляя туда миссию солунских братьев. (Территория бывшей
римской провинции Паннония, где сложилась Великая Моравия,
подлежала церковной юрисдикции римской курии.) Просьба
Ростислава прислать епископов и учителей «славянского языка»
открывала здесь иной, более тонкий путь утверждения своего
влияния через внедрение богослужения на славянском языке,
совершаемого по восточнохристианскому обряду.
О выдержавшей все чисто литературные и церковно-лптурги-
ческие испытания славянской письменности был отлично  
осведомлен и отобравший у Михаила III престол и жизнь Василий I.
Знал, несомненно, о солунских братьях и их деятельности также
и Борис I. Тем не менее при учреждении болгарской церкви  
вопрос о введении богослужения на славянском языке даже не
ставился.
Ясно, что империя этого отнюдь не желала. Болгария в  
отличие от Великой Моравии была непосредственной соседкой  
империи, она сложилась как независимое государство на некогда
принадлежавших империи землях, и при константинопольском
дворе не оставляли помыслов о возвращении этих земель.  
Введение в Болгарии греческой литургии если не обеспечивало  
непосредственно византийского влияния, то обещало его  
постепенное утверждение: укомплектовать штат церковнослужителей на
всей территории страны почти одновременно можно было  
только за счет византийского духовенства, которое становилось  
проводником византийского влияния. Исторический опыт  
организации церкви в Великой Моравии и Болгарии был впоследствии
учтен в Древней Руси, где литургия на славянском языке была
введена практически одновременно с крещением.
Таким образом, организация церковной службы на славянском
языке являлась важным шагом на пути завоевания  
независимости болгарской церкви и условий для самостоятельного развития
средневековой болгарской культуры. Видимо, государственные
деятели Болгарии тщательно готовились к этому шагу: их  
политика в этом вопросе совсем не была случайной, хотя они и  
сумели использовать случай.

В 886 г. группа учеников Мефодия после тяжких мытарств и
истязаний по настоянию немецкого духовенства и в сущности
с папского благословения была изгнана из Великой Моравии.
Изгнанники искали убежища в Болгарии, но добрались до ее
границ лишь трое Климент, Наум и Ангеларий. Они были с
почетом приняты при дворе Бориса в Плиске. Вскоре здесь  
оказалась и вторая группа учеников Мефодия, проданная немцами в
рабство и выкупленная в Венеции на рынке рабов императорским
чиновником. Часть их по прибытии в Константинополь  
отправилась в Болгарию. Среди них находился один из крупнейших
впоследствии в Болгарии церковных и культурных деятелей
священник Константин (Преславский).
Организация славянского богослужения требовала подготовки:
были созданы два центра обучения будущих  
священнослужителей: в Охриде во главе с Климентом и в Плиске с Наумом и
остальными. Были заложены основы двух главных школ  
староболгарской литературы. Климент сначала один, а затем с  
помощью учеников подготовил несколько тысяч молодых людей: он
вел широкую проповедническую деятельность, построил  
несколько церквей, основал монастырь. В 893 г. он стал первым  
славянским (болгарским) епископом в областях Драгувития и Великая,
получив одновременно от архиепископа сан экзарха с правом
надзора над церковными епархиями целой трети Болгарского  
государства. Умер Климент в 916 г. Сходной деятельностью вместе
с Константином и другими просветителями-подвижниками  
занимался в Плиске Наум. После избрания Климента епископом
Наум был назначен на его место в Охриде. Последние 10 лет  
жизни, с 900 по 910 г., Наум провел в монастыре, доныне носящем
его имя, на берегу Охридского озера.
Культурно-просветительную работу в Плиске продолжили
Константин и группа других деятелей, среди которых находились
Иоанн Экзарх, брат Бориса Черноризец Доке, сын Докса Тудор,
Черноризец Храбр, сын князя вернувшийся из  
Константинополя Симеон и др. Поскольку в Болгарии издавна, особенно со
времени крещения, была распространена и греческая  
письменность, которая использовалась наряду со славянской до начала
X в., усовершенствование славянской азбуки шло по пути  
сближения начертания многих славянских букв с греческими.  
Оформилась новая оригинальная азбука, ставшая более  
употребительной и легшая в основу современных алфавитов: болгарского,
сербского, русского, украинского и белорусского. Этот алфавит
получил название «кириллица».
Назначение Климента на епископский пост в 893 г.  
знаменовало начало организованной замены греческих  
священнослужителей болгарскими и перехода к богослужению на славянском
языке. Появившаяся возможность овладения славянской  
грамотой, расширяющийся круг переводной и оригинальной литератур
ры, литургия на родном языке, создание подлинно независимой
церкви с ее культурно-просветительными центрами все это
имело огромное культурно-историческое значение, прежде всего
для самой Болгарии и для народов других славянских стран
(Сербии, Древней Руси), воспринявших славянскую  
письменность и традиции кирилло-мефодиевской просветительской  
деятельности. Среди европейских народов народы Великой Моравии,
а в особенности Болгарии первыми получили возможность  
приобщения к грамоте на своем родном языке. Поэтому не случаен
тот яркий и быстрый подъем культуры, который Болгария  
пережила почти через четверть века после принятия христианства,
в конце IX первой четверти X в., в правление Симеона.

Назад к содержимому | Назад к главному меню