Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

«Золотой век» болгарской культуры

Страны в истории > Болгария

С именем Симеона связаны не только военно-политические  
успехи, но и расцвет средневековой болгарской культуры и  
завершение процесса формирования славянской по своему облику
болгарской раннефеодальной народности. Безусловно,  
энергичные меры царя по обеспечению материальной базы культуры и
всемерная поддержка ее деятелей были неотделимы от  
политических планов государя, и в том числе от его честолюбивых  
личных помыслов. Он стремился, в частности, делать все, чтобы его
столица и двор не уступали Константинополю и императорскому
дворцу. Объективно эта деятельность Симеона сыграла  
основополагающую роль для дальнейшего развития культуры  
средневековой Болгарии.
Со всем великолепием, на которое были способны в ту эпоху
строительная техника и искусства, была украшена столица  
Болгарии Преслав. Поясом мощных каменных укреплений был  
опоясан не только внутренний, как в Плиске, но и внешний город.
Ничто уже не напоминало тюркского «аула». Преслав уступал по
размерам (точнее, по площади) Плиске в 5 раз, так как здесь
уже не отводилось места для юрт кочевников и стад скота. Это
была столица цивилизованного государства, не уступавшая по
архитектурному облику, благоустройству и красоте дворцов,  
храмов и домов знати множеству крупных городов Византийской  
империи. Величию власти Симеона соответствовали выстроенная им
Тронная палата и знаменитый памятник болгарской  
монументальной архитектуры дворцовая Круглая (Золотая) церковь-
ротонда, украшенная мраморными колоннадами в два этажа,  
яркими мозаиками, многоцветными керамическими плитками.
Превращая Преслав в центр монархической власти, средоточие
христианского благочестия и очаг официальной культуры,  
Симеон основал также несколько монастырей, из которых как  
выдающийся архитектурный ансамбль и важный культурный центр
выделялся монастырь в пригородном местечке Преслава Пет-
лейна.

Однако наиболее тесно имя Симеона связано с расцветом
староболгарской литературы; через 1015 лет после утверждения
в стране богослужения на славянском языке и славянской  
письменности в качестве официального языка церкви и  
государственного делопроизводства не только были переведены с греческого
важнейшие памятники церковнослужебной, канонической и веро-
учительной литературы, но и созданы яркие образцы  
оригинальных литературных произведений и прозаических и  
поэтических («Проглас к евангелию», «Азбучная молитва»  
Константина Преславского, «Сказание о буквах» Черноризца Храбра,
«Шестоднев» Иоанна Экзарха и др.). Сюжеты этих произведений
имели обычно религиозное содержание, но они были проникнуты
патриотическим чувством и глубоким сознанием необходимости
беззаветного служения отечеству. Несомненно, появление этих
произведений оказалось возможным потому, что представители
талантливой плеяды первых болгарских книжников опирались на
достижения кирилло-мефодиевского кружка, стояли на уровне  
образованности того времени и пользовались щедрой поддержкой
главы государства.

Принятие христианства, славянское богослужение,  
распространение славянской грамоты содействовали окончательному  
исчезновению этнокультурных и религиозных различий,  
способствовали утверждению единства идеологических представлений, а тем
самым завершению процесса оформления новой  
социально-политической и этнокультурной общности болгарской феодальной
народности, славянской по своему облику. Протоболгары в ходе
этого процесса подверглись славянизации, сохранив свое  
этническое наименование («болгары»), славяне же, напротив, сохранив
свое этническое своеобразие, восприняли «чужой» этноним
«болгары». Промежуточным этапом на пути этого превращения
было упрочение в сознании населения страны всеобщего  
подданства единому государству, т. е. представление о политической
общности. И хотя принятие христианства содействовало  
укреплению этого чувства на совершенно новой идеологической основе
(государь «помазанник божий»), идейно-политическая  
доктрина нового Болгарского (христианского) царства не отвергла его
прямой исторической преемственности со старой «Булгарией»
протоболгарских ханов-язычников. Именно при Симеоне  
«Именник болгарских ханов» (его последняя часть была составлена в
60-х годах VIII в.), записанный некогда на греческом языке,
был переведен на староболгарский в качестве официального  
памятника государственной истории, хотя в то же время еще  
сохранявшиеся реликты протоболгарского быта в целом утратили
значение в жизни общества. v
В правление Симеона представления о подданстве и  
этнической принадлежности стали неотделимыми друг от друга: термин
«болгары» утвердился как самоназвание новой этнополитической
общности населения целой страны болгарской раннефеодальной
народности. Сознание принадлежности к ней, этническое  
самосознание болгар стали важным фактором их дальнейшей  
политической и культурной жизни. Тесно связанное со сложным  
комплексом духовных ценностей, этническое самосознание оказалось  
впоследствии одним из основных источников сохранения народом
своей культурной и этнической самобытности и политической  
независимости.
Этническая консолидация в раннефеодальный период  
соответствовала, конечно, степени развития этноса в то время. Каждый
славянский народ хотя и употреблял по отношению к себе  
особые этнонимы-самоназвания (болгары, поляки, чехи, русские
и т. п.), не переносил еще эти названия на свой язык, полагая,
что все славяне говорят на одном «славянском» языке (четкая
языковая дифференциация в пределах славянского мира  
наступила лишь в эпоху зрелого феодализма).

Назад к содержимому | Назад к главному меню