Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Болгария поле битвы между Киевом и Константинополем

Страны в истории > Болгария

В 963 г. умер сын Константина VII Багрянородного Роман II.
К власти под опекой матери, знаменитой интриганки и  
отравительницы Феофано, пришли его малолетние дети Василий (II)
и Константин (VIII). В подобных случаях международные  
договоры империи требовали подтверждения, в том числе и договор
927 г. с Болгарией, тем более что 30-летний срок, на который он
был заключен, давно истек. Империя в силу названных перемен
на троне была заинтересована в продлении мира. Это, вероятно,
и было официально оформлено, так как в 963 г. в  
Константинополе оказались в качестве заложников сыновья Петра Борис
и Роман. Была сделана опять-таки серьезная уступка в пользу
империи, которую объяснять следует, видимо, скорее внутренним
положением в царстве Петра. Спальничий евнух Иосиф Вринга,
фактически вершивший делами в императорском дворце,  
рассматривал сыновей Петра (заложников) не только как гарантов
сохранения мира Болгарией. Он, кроме того, стремился  
обезопасить трон юных наследников Романа II от возможных  
посягательств со стороны приверженцев свергнутых Лакапинидов, для
которых Борис и Роман могли представлять интерес. По внучке
они приходились правнуками Роману I, в его честь один из  
сыновей Петра и получил свое имя. Иосиф Вринга совершил  
беспрецедентный в международных отношениях даже той эпохи
акт он повелел оскопить Романа: по византийским нормам
скопец, как и слепец, не мог претендовать на трон. Петр терял
социальную опору у большинства господствующего класса  
страны, особенно у комитов провинций. Беззаветно поддерживали
Петра, по-видимому, столичное чиновничество и церковные
круги недаром после смерти он был канонизирован как  
святой болгарской церкви.

В августе 963 г. власть в империи захватил полководец Ники-
фор II Фока (963969), ставший соправителем и опекуном  
Василия и Константина, а затем и мужем Феофано. При нем  
империя, достигшая крупных успехов в войнах с арабами, стала
готовиться к окончательному удару по Болгарии. В 967 г. Ни-
кифор II Фока отказался выплачивать обусловленную договором
927 г. дань и совершил демонстративную поездку по пограничным
с Болгарией крепостям. Затем он потребовал от Петра разорвать
мир с венграми и не пускать их к границам империи. Ответ  
Петра сводился, видимо, к тому, что соглашение с венграми было
вынужденным и что, не получая поддержки, он не может пойти
на риск разрыва с венграми. Никифор, не завершивший войны
с арабами, решил нанести удар по Болгарии силами русского
князя Святослава, опираясь на старые договоры с Древней
Русью о военной помощи. В Киев было отправлено  
посольство.
В 968 г. Святослав, разбив войска Петра, занял города по
Дунаю вместе с крупнейшим из них Дристрой. Прибывший в
Киев посол Никифора Калокир мечтал об овладении престолом
империи с помощью Святослава, «великодушно» обещая ему
Болгарию. Вряд ли эта интрига обеспокоила Никифора:  
Святослав не торопился с продолжением военных действий. Тем не
менее что-то в поведении князя (и, видимо, части болгарской
знати) уже в то время встревожило императора. Он принял меры
к урегулированию отношений с Болгарией. Летом 968 г. посол
Петра был с почетом принят на Босфоре. Святославу же в 969 г.
пришлось срочно вернуться в Киев, чтобы отразить удар  
печенегов, упорно осаждавших город. Отогнав степняков и похоронив
умершую в июле мать Ольгу, Святослав в конце лета 969 г.
вновь появился в Болгарии, теперь уже с нескрываемой целью
воевать против империи.

Именно к тому времени, по всей вероятности, относится  
отделение от Болгарии ее западных комитатов, находившихся под
управлением четырех братьев-«комитопулов», т. е. сыновей  
комита (Николы), бывшего, как полагают, наместником  
провинции с центром в Средце. О «восстании» комитопулов хронист  
сообщает дважды: под 969 г. в связи с болезнью Петра и под
976 г. в связи со смертью Иоанна Цимисхия. И в том и в другом
случае говорится, что из Константинополя были отпущены  
домой братья-заложники, наследники Петра, чтобы организовать
отпор комитопулам. Петр действительно оставил трон, после того
как в 969 г. заболел и постригся в монахи (умер он в начале
970 г.). Поэтому естественно думать, что он отрекся от престола
лишь после прибытия в Преслав Бориса, который, следовательно,
стал царем уже в 969 г. Вполне вероятно также, что комитопулы
тогда же, в 969 г., вступили в соглашение со Святославом. Как
и русский князь, они с того года заняли враждебную к империи
позицию (тогда как Петр, а затем Борис II искали у нее  
защиты). Во второй половине (осенью) 969 г. Святослав захватил
Преслав. Он поставил там гарнизон, державший в почетном  
плену царскую семью. При этом Борис II сохранял регалии власти,
а казна Болгарии оставалась нетронутой. На своих постах были
оставлены, по всей вероятности, и болгарские наместники в  
Северной Болгарии и начальники крепостей, в частности по  
левому берегу Дуная. В ходе этих действий Святослава, а затем во
время его войны с империей в 970971 гг. раскол в лагере  
болгарской знати усилился еще более. Причины необычно  
уступчивой политики победителя (Святослава) в отношении  
побежденного царя болгар объясняются, возможно, именно этим  
обстоятельством. Он не заявлял о покорении Болгарии, объявив своими
владениями только города по Дунаю и назвав здесь своей  
резиденцией даже не Дристру, а лежащий близ устья Преславец
(или Малый Преслав). Не отстранял официально от власти  
Святослав и законных представителей династии. Такой политикой,
вероятно, русский князь привлек часть болгарской знати, в том
числе и комитопулов, которые в последующем, во время  
ожесточенной борьбы с Византией, сохраняли верность старой  
династии. Как и на Руси, в Болгарии в эпоху раннего средневековья
принцип сохранения высшей власти за представителями одной и
той же фамилии соблюдался чрезвычайно последовательно (в  
отличие от Византии). Возможно, это было связано с особой ролью
правящей династии в упрочении центральной власти, в принятии
христианства и объединении территории страны. Безусловная
верность этой династии культивировалась с помощью  
государственной пропаганды и церковной проповеди как один из важных
факторов оформлявшегося в IX начале X в. самосознания  
феодальной народности.
В пользу союза Святослава с комитопулами говорит и тот
факт, что князь, совершавший свои походы, не делал попыток
вторжения в западные и юго-западные районы Болгарии.  
Репрессии Святослава коснулись только той части болярства и знатных
болгар, которые тяготели к союзу с империей, направленному
против него. Даже во время этих репрессий в составе войск  
князя были отряды болгар. Возможно, именно потому, что  
Святослав не позволял союзным ему венграм и печенегам грабить  
болгарские поселения, лишая тем самым кочевников добычи, они
порвали с князем и ушли из Болгарии в 970 г.
Резко отличалась от политики Святослава в Болгарии позиция
нового императора Византии Иоанна I Цимисхия (969976). Он
пришел к власти благодаря перевороту, осуществленному с  
помощью Феофано в декабре 969 г. Никифор был убит ночью в
спальне при участии самого Иоанна. К болгарским делам Ци-
мисхий обратился не сразу. Весной 970 г. наступление повел
Святослав, имевший в составе своих войск болгар, а также еще
верных ему печенегов и венгров. Фракия была опустошена.  
Попытки Цимисхия добиться мира ценой уплаты дани не  
увенчались успехом. Святослав взял и разгромил Пловдив, который
держали в своих руках знатные болгары из враждебных князю
кругов. Святослав предал их казни: видимо, он рассматривал их
как изменников, нарушивших достигнутое ранее соглашение.
Войска князя, двигавшиеся в направлении к Константинополю,
были остановлены примерно в 100 км от него, под Аркадиопо-
лем. Здесь русский князь потерпел первое поражение. Сначала
бросили поле битвы печенеги и венгры, затем отступили русские
и болгары.
По-видимому, было заключено перемирие, так как Святослав
никак не ожидал, уйдя за Балканы, наступления Цимисхия в
971 г. Император принял позу заступника своих  
союзников-болгар, «подвергшихся насилию со стороны завоевателей». Никифор
накануне своей гибели от рук Цимисхия скрепил возобновленный
с Болгарией договор соглашением о брачном союзе юных  
Василия и Константина с малолетними представительницами  
болгарского правящего дома: девочки-певесты уже находились во  
дворце во время убийства Никифора. Теперь Цимисхий выступил в
качестве «последовательного» продолжателя нового болгарского
курса убитого им предшественника на троне.
Весной 971 г. на пасху, когда Святослав, находившийся в
Дристре, был убежден, что византийцы отмечают праздник и
соблюдают перемирие (проходы через Балканский хребет князь
оставил без охраны), император двинул закаленную в походах
против арабов армию в Болгарию. Неожиданно для русского  
гарнизона Преслава он с отборной конницей появился у стен города.
Вскоре к нему подошли основные силы. Русские отразили с  
помощью болгар несколько штурмов во много раз превосходивших
войск византийцев, однако императору удалось овладеть  
внешними укреплениями Преслава. Защитники города укрылись за
внутренними стенами. Неся большие потери в ходе новых атак,
Цимисхий приказал забросать осажденных горящими связками
хвороста и другими горючими веществами. Несколько сот  
оставшихся в живых защитников вышли из огня на площадь и были
-окружены. Они отказались сложить оружие и полегли все, кроме
небольшой группы во главе с воеводой Сфенкелом (Свенельдом?),
которая прорвала кольцо врагов и известила о происшедшем
Святослава.
Цимисхий заверял Бориса II, что он воюет лишь со  
Святославом и ставит своей целью защитить от него болгар. Но в то
же время император захватил всю болгарскую казну,  
переименовал (в свою честь) Преслав в Иоаннополь. Ясно, что план  
ликвидации независимости «союзницы» Болгарии Цимисхий  
вынашивал уже в тот период, во время захвата Преслава, под предлогом
войны со Святославом.
Тяжелая борьба со Святославом продолжалась еще три  
месяца, до конца июля. Он был осажден в Дристре и наглухо  
отрезан от мира. Венгры и печенеги к тому времени оставили его,
причем последние ушли как враги. Огромная армия императора
ежедневно получала подкрепления. Находясь в условиях  
оккупации страны, болгарские наместники и начальники крепостей
стали присоединяться к императору, узнав, что царь Борис II
при всех регалиях власти находится в ставке Цимисхия. Силы
Святослава таяли: и при защите стен во время осады и в боях
под стенами, где русские и часть преданных князю болгарских
союзников дали несколько упорных сражений византийцам. Еще
более, чем усталость и раны, осажденных угнетал голод. Армия
же Цимисхия ни в чем не испытывала недостатка. В конце июля
Святослав предложил Цимисхию переговоры о мире.  
Предложение было с готовностью принято. Состоялась личная встреча
князя с императором, и был заключен новый договор. Святослав
обязался не вторгаться более в Болгарию, а император
не только не нападать на уходящих с оружием и добычей  
русских, но и снабдить их продовольствием и убедить печенегов
пропустить Святослава на пути к Киеву. Печенегов империя  
сумела склонить на свою сторону. Продовольствие русским было
предоставлено, но вопреки договору послы императора  
побудили печенегов напасть на идущего с большой добычей  
Святослава. Весной 972 г. после тяжелой голодной зимы в низовьях
Днепра князь погиб в днепровских порогах в бою с печенегами.
Уход Святослава развязал Цимисхию руки. Теперь он уже не
скрывал своих намерений. В Северо-Восточной и Южной  
Болгарии были поставлены византийские наместники и имперские  
гарнизоны. Царская семья была увезена в Константинополь. Здесь
во время триумфа в честь побед императора Бориса II публично
лишили царских регалий. Цимисхий зачислил бывшего царя в
состав своих служилых людей. Казалось, император достиг цели:
Болгария была завоевана.

Назад к содержимому | Назад к главному меню