Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Торжество феодальных отношений

Страны в истории > Болгария

Экономика разоренной страны находилась в тяжелом положении.
Но жизнь продолжалась народ поднимал хозяйство из руин.
В первое время после завоевания структура собственности в  
болгарских провинциях не претерпела принципиальных перемен.
Значительно расширился лишь фонд императорских земель, в  
состав которых вошли выморочные владения погибших или беглых
крестьян и боляр, домен царской семьи, земли знатных болгар,
подвергнутых репрессиям или выселенных из Болгарии (а таких,
по-видимому, было немало). Особенно крупными императорские
владения были в Северо-Восточной Болгарии, где византийцы
утвердили свою власть еще в 1000 г. и где византийские  
феодалы, остерегаясь и местного населения и соседства печенегов,
а впоследствии узов и половцев, избегали основывать свои  
имения. Темпы развития феодальных отношений на этой территории
теперь, в эпоху византийского господства, замедлились  
сравнительно и с предшествующим периодом и с положением дел на
южных, западных и юго-западных землях Болгарии, особенно в
долинах рек Марица, Места, Струма, Вардар, в округах городов
Охрид, Преспа, Девол, Костур, Воден, Моглены, Битоля, Прилеп,
Струмица, Средец.
В целом, однако, включение п Болгарии в пределы империи
(где был несколько выше уровень развития феодализма и  
экономических связей между деревней и городом), интенсификация
денежного обращения (в Первом Болгарском царстве не было
своей монеты), распространение на болгарские земли норм  
римского права, основанного на принципе частной собственности,
все это вело к ускорению темпов оформления феодальных  
отношений и нивелировке различий между болгарскими и  
исконными имперскими провинциями.

Императорские владения подвергались в Болгарии вначале
преимущественно экстенсивной эксплуатации: часть их  
раздавалась крестьянам-переселенцам из других районов империи или
пленным, недавним кочевникам, при условии уплаты налогов и
несения воинской службы, другая часть составляла обширные
пастбища, на которых с помощью государственных зависимых
крестьян разводились принадлежавшие императору стада скота.
Императорские конные заводы имелись в XII в. в  
Северо-Восточной Болгарии. Ранее всего государственные земли в Болгарии
стали раздавать духовенству, в особенности монастырям,  
основываемым главным образом византийской властью и самими  
императорами. В результате этих дарений владения афонских  
монастырей, расположенных на юго-восточной оконечности  
полуострова Халкидика, постепенно распространялись к северу вдоль
течения Струмы и Вардара.

К концу XI в. значительно возросли также и земельные  
владения духовенства. Императоры стремились путем дарений и
льгот высшему духовенству в Болгарии приобрести в нем опору
для господства в завоеванной стране. Первые известные  
документы о привилегиях знати на территории Болгарии три указа
Василия II Болгаробойцы для Охридской архиепископии,  
закреплявшие ее имущественные права, подчинявшие ей ряд новых
епископий, подвластных до этого константинопольскому  
патриарху, и фиксировавшие налоговые привилегии архиепископа и  
епископов Болгарии. Особой благосклонностью император отметил
митрополита Видина, приравняв его права к архиепископским,
поскольку он, как мотивирует этот дар Василий II, «открыл
удобные пути в страну» императору во время войны с Болгарией.
С последней четверти XI в., а особенно с приходом к власти
династии Комнинов (1081 г.), в Болгарии стали быстро расти
владения византийской знати, гражданской и военной. Богатые
владения в округе Станимаха (ныне Асеновград) и Пловдива,
а также в долине Месты и в Южной Македонии принадлежали
видным сановникам грузинского происхождения Бакуриани,
в особенности Григорию, первому полководцу Алексея I Комнина,
основавшему в 1083 г. знаменитый Петрицонский (или Бачков-
ский) монастырь. В Северной Фракии, в юго-западных болгарских
землях Комнины стали раздавать и пронии (пожалования под
условием несения государственной, чаще военной службы).
Первоначально пронии давались на определенный срок (обычно
пожизненно) и означали лишь передачу права сбора в свою  
пользу налогов с крестьян точно обозначенной территории, на которой
получатель пронии осуществлял и некоторые административные
функции. Но пронии быстро приобретали наследственный  
характер, права на сбор доходов перерастали в права на землю,  
ирония становилась условным земельным владением, а к концу
XII в. обнаружила тенденцию к слиянию с родовой земельной
собственностью. В течение XII в. на бывших болгарских землях
в Средней и Южной Македонии сложились крупные комплексы
владений представителей трех династий: Дук, Комнинов и  
Ангелов.
Не исчезло в Болгарии, однако, и феодальное землевладение
местной болгарской знати. Часть ее продолжала владеть своими
имениями, получив незначительные посты в гражданской и  
военной иерархии служилой знати империи. Другая же часть боляр
вела частный образ жизни, пользуясь) тем не менее значительным
влиянием в округе своих владений. Как и византийские крупные
собственники, они возводили в своих имениях укрепления,  
создавали штат управителей своими владениями, имели отряды  
вооруженных слуг. Многие феодалы, как издавна и в Византии, имели
подворья в городах, проводя в деревне лишь время сезонных  
работ. Известны имена крупных болгарских землевладельцев второй
половины XII в. в Западной и Юго-Западной Болгарии. Они уже
пользовались значительными иммунитетными правами,  
основывали монастыри и церкви. К концу XII в. здесь, близ Просека и
Струмицы и в округе Мелника и Цепины, были заложены основы
практически независимых на рубеже XIIXIII вв. от  
Константинополя феодальных княжеств.
Что же касается территорий за Балканами, то там император
раздавал земли главным образом знатным пришельцам:  
беглецам-изгоям из русских княжеств и половцам. Здесь гораздо  
многочисленнее был слой мелких и средних землевладельцев. Однако
к концу XII в. и болгарские феодалы упрочили свое положение и
стали возводить крепости в своих владениях. Такого  
происхождения, по всей вероятности, была крепость, а потом крупный  
город столица Второго Болгарского царства Тырнов.
Основным классом эксплуатируемого населения в Болгарии
XIXII вв. стали держатели господской (частной) или  
императорской (государственной) земли, обозначаемые, как и в других
провинциях империи, термином «парики». Они уплачивали  
господам ренту продуктами и деньгами, выполняли в их пользу  
трудовые повинности. Формально они считались свободными:  
пользовались правом перехода, передавали свое держание по наследству,
могли с разрешения господ его отчуждать (вместе с лежавшим
на нем тяглом). Однако на практике их зависимость от господина
превращала эти права в фикцию. Взносы и отработки париков в
пользу господина в 23 раза превышали государственные  
налоги и повинности свободных крестьян, которые еще сохранялись
в XII в. и которых к концу эпохи византийского владычества
имелось относительно больше в GeBepo-Восточной Болгарии  
сравнительно с Южной, Западной и Юго-Западной. Особенно тяжелым
было положение париков в имениях, пользовавшихся не только
налоговым, но и значительным судебно-административным  
иммунитетом. Такие парики на деле были в полной власти господина.
Города Болгарии в первые десятилетия после установления  
византийской власти переживали тяжелое время, особенно в
Северо-Восточной и Южной Болгарии. Полуразрушен и сожжен
был Преслав. Сильно пострадала потерявшая почти все население
в войне Святослава с Цимисхием Дристра. Долго не мог  
оправиться Пловдив. Не пощадила война и города Западной и Юго-
Западной Болгарии. Василий II приказал сравнять с землей  
стены столицы Самуила Охрида, превратив его, как пишет хронист,
в большую деревню.
Однако завоевание Болгарии пришлось на время, когда вслед
за Константинополем провинциальные города в империи  
вступали в полосу расцвета. Включенный в систему товарно-денежных
отношений Византии, испытал оживление и болгарский город.
Клады и находки византийских монет XIXII вв.  
свидетельствуют о расширении товарно-денежных отношений, стимулируемых
ростом товарности сельскохозяйственного производства, особенно
в крупных имениях, все теснее связывавшихся с рынком. Нужда
в деньгах, которыми уплачивались налоги, заставляла и  
крестьянина везти продукты на рынок.
Развитию ремесел способствовали подъем горнорудного дела
и металлургии (в районе Дристры, в Родопах, Македонии) и  
усиленное военное строительство (крепостей, дорог, мостов). В  
городах сложились постоянные рынки. Устраивались там, как и близ
крупнейших монастырей, также и ежегодные ярмарки.  
Болгарские купцы были частыми гостями и в Константинополе и в Фес-
салонике. Болгарские земли пересекали крупные торговые  
артерии: Via Egnatia, связывавшая Константинополь с Фес-
салоникой, Охридом и Диррахием; путь, ведущий от  
Адрианополя через Балканы к Преславу, Плиске и Дристре; крупная
магистраль, идущая от Босфора через Пловдив, Средец, Ниш и
Белград. Арабский путешественник Идриси (середина XII в.)  
назвал процветающими Видин и Дристру; в Шумете имелось даже
торговое подворье русских купцов. Предоставляемое с конца
XI в. императорами право беспошлинной торговли итальянским
торговым республикам в обмен на помощь военного флота стало
отрицательно сказываться на ремесле и торговле приморских  
болгарских городов: итальянские товары оказались вне конкуренции,
а вывозили купцы Италии в основном зерно. Торговали зерном
главным образом крупные земельные собственники. Отсутствие в
болгарском, как и в византийском, городе производственных  
организаций ремесленников и торговцев, налоговый гнет,  
политическое засилье в городе, а затем и торговая активность феодалов,
превращение части мелких производителей в городе в зависимых
людей (париков) все это сдерживало развитие города.  
Примечательно, что с конца XII в. как крупный городской центр стал
подниматься новый город Тырнов, выросший в период подъема
народной борьбы с империей и менее связанный с  
традиционными формами организации производства, торговли и общественной
жизни.

Назад к содержимому | Назад к главному меню