Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Византийские порядки на болгарской земле

Страны в истории > Болгария

С завоеванием Болгарии на нее распространились общеимперские
формы организации власти. Ранее всего захваченная  
Северо-Восточная Болгария стала фемой по названию «Поистрийские (По-
дунайские) города» или Паристрион (т. е. Подунавье).  
Отдельную фему составила область Сирмия. Возвращенный в 1005 г.
империей Диррахий с округой образовал снова, как и до его  
захвата Самуилом, особую административную единицу. Все  
остальные болгарские территории, подвластные некогда комитопулам,
были организованы как обширная пограничная провинция  
империи, сохранившая наименование «Болгария».
С утверждением феодальных отношений, расширением и  
укреплением крестьянской зависимости (парикйи) и разорением
свободного крестьянства имперская система управления  
провинциями («фемный строй»), основанная на налоговых  
обязательствах и воинской повинности свободных крестьян, переживала  
кризис. Росла роль наемного профессионального войска. Крестьян,
бывших стратибтов (воинов), заставляли вместо военной службы
вносить дополнительный налог. Бывший стратйг фемы, ее  
полномочный наместник, обладавший военной и гражданской властью,
утрачивал былое значение: военное командование переходила
к военачальникам наемных войск, а гражданская власть
к судье провинции. Границы провинций то дробились, то  
объединялись, фемы стали, как правило, в XII в. незначительными па
размеру. Фемное ополчение еще созывалось изредка, но оно  
теряло боеспособность и использовалось как вспомогательное войска
близ тех мест, где было набрано.

В пограничных областях, которым угрожала повышенная
внешняя опасность, стали создаваться особые административные
единицы (катепанаты, или дукаты), наместники которых (кате-
ианы, дуки), как пекогда стратиги, обладали всей полнотой  
военной и гражданской власти. Им были подчинены чиновничество и
военные силы на подвластной им территории. С конца XI в. на
посты катепанов (дук) императоры назначали нередко  
представителей своего родственного клана. Таким катепанатом (дукатом)
и была провинция «Болгария».
Высшим, но подчиненным катепану, гражданским чиновником
в катепанате был судья (претор). Претор чинил суд и расправу.
Он располагал и полицейскими силами и местом  
предварительного заключения. Дело в том, что в империи того времени  
простолюдинов-правонарушителей и преступников предпочитали не  
содержать подолгу в тюрьмах, а карать как можно скорее: казнить,
подвергать членовредительству, иным телесным наказаниям,  
конфискациям, штрафам. Что же касается видных и знатных  
преступников, то их доставляли обычно в столицу: их казнили,  
приговаривали к изгнанию и конфискациям, ослепляли или же  
заключали в тюрьму, которая была таким образом «привилегией»
знати.

Судье провинции были подвластны многочисленные налоговые
чиновники. Одни из них вели опись и учет изменений в  
имуществе налогоплательщиков, прежде всего крестьян, с целью  
определения размеров налога, другие занимались его сбором, третьи  
руководили отработками крестьян, четвертые контролировали  
деятельность названных выше служителей фиска. Помимо местных
чиновников, в провинцию являлись всевозможные столичные: для
контроля за деятельностью местных, для периодических всеобщих
налоговых ревизий и составления новых податных списков, для
продажи или сдачи в аренду запустевших земель и т. д. Кроме
того, через города и села проезжали курьеры, иностранные послы
в сопровождении «императорских людей», проходили войска,  
провозились государственные грузы и т. д. Все должностные лица
имели ту или иную власть над местным населением.
Василий II, будучи искусным политиком, сохранил в  
болгарских землях старые нормы и виды налогов, подчеркнув в своих
распоряжениях, что он «ничего не изменил» из тех порядков,
которые существовали при Петре и Самуиле. Каждый крестьянин,
владевший парой быков для пахоты и землей, обрабатываемой с
помощью этой тягловой силы, должен был в сентябре уплачивать
в казну натурой налог, уже упоминавшийся в главе V. Льготы
болгарской церкви были в тех же политических целях даже  
несколько увеличены. Однако уже Василий II изменил многое в
управлении Болгарией. Прежде всего остался не у дел весь штат
болгарской администрации его сменил византийский. По  
крайней мере, все высшие и средние военные и гражданские посты
оказались недоступными даже для представителей местной  
болгарской знати: эти посты замещались греками или  
представителями других народов, подвластных империи (армянами,  
грузинами). Разумеется, это была специально выработанная, продуман-
ная политика. Как упоминалось выше, принятые Василием II на
службу знатные болгары несли ее, напротив, в отдаленных  
армянских фемах или столице.
Примерно через два десятилетия после укрепления власти
империи на завоеванных землях курс правительства в отношении
болгар ста^ меняться. Натуральные налоги сменились денежными
по завышенным ставкам, была введена общая для империи  
налоговая система, не оставлявшая вне обложения ни одного  
хозяйственного объекта. Крестьянин, помимо главного налога с пахотной
земли и тягловых животных, должен был уплачивать «подымное»
(подворный сбор, независимый от имущественного состояния),
налог со скота, с пасек, лодок и мельниц, с садов и  
огородов, с виноградников и масляничных деревьев, с пастбищ и  
дубовых рощ. Как постоянный сбор взималась судебная пошлина.
К налогам делались надбавки в пользу чиновников (их, таким  
образом, должны были содержать сами налогоплательщики:  
сборщикам надо было давать вознаграждение «за утомление ног»). Если
горожанин имел названные выше объекты собственности (а это
было в порядке вещей), то он также платил соответствующие  
налоги. Кроме того, ремесленник уплачивал подати за свою мастер*-
скую. Каждый акт купли и продажи на рынке не обходился без
уплаты пошлины с продавца и покупателя. Прибыль  
ремесленника каждой массовой профессии, как и прибыль торговцев,  
регламентировалась и контролировалась рыночными властями.
Кроме всего перечисленного, крестьяне должны были  
участвовать в строительстве крепостей, мостов, дорог, военных судов
в
доставке государственных грузов, в выжиге угля для  
железоплавильных печей в сопровождении пленных и преступников;
жителей расположенных вдоль дорог деревень обязывали  
обслуживать государственную почту и постоялые дворы, предоставлять
тйгловых и вьючных животных, кров и продовольствие любому
проезжему чиновному лицу.
С завоеванием Болгарии, прежняя система управления  
которой утратила значение, должен был резко (для европейских  
владений империи не менее чем в 2 раза) увеличиться численный
состав провинциального чиновничества. Разумеется, славяноязыч-
кое в нем было весьма немногочисленным. Второй важной  
особенностью хлынувшего в Болгарию» византийского чиновничества
была его низкая профессиональная подготовка необходимо было
в краткий срок заполнить множество вакансий. Поэтому особенно
много случаев беззакония и насилий должностных лиц  
совершалось именно в болгарских провинциях и именно по отношению к
крестьянству, не знавшему ни языка завоевателей, ни тонкостей
сложной системы исчисления налога, определения площади
участков земли, ее качества и процентных надбавок «за  
утомление ног». Не столько абсолютные размеры податей по закону,
сколько произвол при их взыскании были главным бедствием  
деревни. Приходили в запустение поселения, крестьяне бежали в
леса, «добровольно» переходили, иногда целыми деревнями, под
покровительство крупных землевладельцев, т. е. становились их
париками, так как лишь влиятельные люди могли обуздать  
аппетиты местных властей и обеспечить себе более благоприятные  
условия для эксплуатации собственных париков. По словам  
византийского писателя XII в. Никиты Хониата, едва половина
взыскиваемых налоговыми сборщиками сумм достигала подвалов
казначейства. Пороки изжившей себя, пораженной глубоким  
кризисом бюрократической централизованной системы управления
империей особенно остро проявлялись в провинциях, которые
населяли народы, в этнокультурном отношении чуждые  
состоявшему из греков большинству представителей имперской власти.
В полиэтнической империи также оформлялись феодальные  
народности, и, помимо факторов подданства и исповедания, в  
общественно-культурной и политической жизни стал приобретать
все большее значение и фактор этнический (имевшие власть  
стали различать, кто грек, а кто им не является).
Постепенно часть крепнувшей болгарской знати втягивалась в
имперскую правящую верхушку, получала, хотя и скромные на
первых порах, должности. Наиболее заметным этот процесс,  
углубивший раскол в среде болгарской знати, имел место в  
Западной и Юго-Западной Болгарии, где контакт болгарских феодалов
с греческими был более тесным. Византийские авторы  
обозначали позицию этой группировки знатных болгар специальным  
определениемони называли их «заботящимися об интересах роме-
ев», т. е. верноподданными слугами византийского («ромейско-
го») императора. Иная ситуация складывалась в  
Северо-Восточной Болгарии, где отсутствовали частные имения византийских
феодалов, куда часто вторгались и где в конце XIXII в.  
расселялись враждебные империи группы кочевников. Даже у знатных
представителей этих групп более тесные связи возникали здесь
не с греческой, а с местной болгарской знатью. В целом  
позиции властей здесь были менее прочными, а влияние хотя и менее
крупной, но более многочисленной болгарской знати большим,
в особенности во второй половине XII в., когда обозначились  
общие признаки ослабления центральной власти империи.

Назад к содержимому | Назад к главному меню