Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Борьба болгарского народа против османского ига

Страны в истории > Болгария

С первых и до последних лет османского владычества болгарский
народ жил надеждой на освобождение. Реальная действительность
исключала возможность победить завоевателей без вооруженного
вмешательства христианских держав. Болгары активизировали
борьбу всякий раз, когда соседние, независимые от империи  
государства вступали в войну с османами. В течение всей эпохи
османского ига правители враждовавших с османами  
христианских стран помнили о решимости болгарского народа бороться за
освобождение и, в свою очередь, рассчитывали на вооруженную
помощь болгар. Так, в 1404 г., когда войну с Турцией вела
европейская коалиция во главе с венгерским королем Жигмон-
дом, в его войске, вторгшемся в область Видина, находился
Константин, сын Ивана Срацимира, последнего царя Видинского
царства.
В 1408 г. в период кровавых междоусобий сыновей Баязида
в Северо-Восточной Болгарии вспыхцуло восстание во главе с
упомянутым Константином и сыном последнего царя Тырновско-
го царства Ивана Шишмана Фружином. Войска карателей,  
разгромивших повстанцев, возглавлял Сулейман, ведший в то время
смертельную борьбу с братом Мусой. Попытки знатных болгар,
среди которых были уже и спахии, вмешаться в междоусобие с
целью достичь собственных политических целей обернулись  
трагедией для народных масс: их грабили и избивали обе  
враждующие армии. Болгары поддержали Мусу, но зверства его войск
побудили Константина и Фружина помочь своему недавнему  
врагу Сулейману разбить Мусу,
Государи Венгрии, Польши, а впоследствии и Габсбургской
империи, предпринимая усилия отбросить османов из северных
областей Балканского полуострова, неизменно имели в виду, что
в случае успеха болгары будут под их политическим  
верховенством. Эти планы не могли не оказать влияния на широкие круги
болгарского населения, издавна не питавшие симпатий к  
католикам. В 1444 г. во время похода в Северную Болгарию христиан-
крестоносцев во главе с Владиславом III участвовавших в битве
при Варне болгар было мало не только потому, что этот район
обезлюдел и одним из первых подвергся турецкой колонизации,
но и потому, что сами защитники «христовой веры», проявляя
враждебное отношение к «схизматикам» (православным),  
притесняли местных болгар, не останавливаясь перед разграблением
церквей.

Формы борьбы народных масс были разнообразными в  
зависимости от конкретных обстоятельств. Безоружный народ  
опирался при этом на свои традиционные легально сохраняемые
производственные связи: в деревне на общину, в городе на
ремесленно-торговые сообщества, цехи. Еще большей  
сплоченностью обладали организации болгар, созданные по воле самих
османских властей: лишаемые постепенно в XVI в. своих  
привилегий войнуки, дербентджии, мартолосы превратились из  
союзников завоевателей в их врагов.
Помимо пассивных форм борьбы (коллективные жалобы в
высшие инстанции, отказ от уплаты налогов, бегство), крестьяне
целыми деревнями-общинами прибегали и к активным  
действиям вооруженному сопротивлению, а иногда и расправе над
сборщиками податей.
Однако самым распространенным и упорным, не  
прекращавшимся вплоть до освобождения Болгарии видом вооруженной
борьбы против османского ига было гайдучество. Юноши и  
мужчины-болгары уходили в леса и горы, объединялись в мобильные
пешие отряды, состоявшие из нескольких десятков человек, и  
наносили туркам внезапные удары на дорогах, в горных проходах,
на перевалах, у мостов и переправ. Они стали грозой для  
османских чиновников, торговых караванов, обозов, перевозивших  
государственные грузы, и даже для небольших соединений  
турецких войск. Иногда гайдуки совершали стремительные нападения
на турецкие поселения. Они расправлялись с особо жестокими
сборщиками податей, судьями, ростовщиками, предателями,  
пользуясь постоянной поддержкой соотечественников и сохраняя с
ними неразрывные связи. Поселяне снабжали их продовольствием
и информацией, укрывали и лечили раненых, предупреждали об
опасности.

Гайдучество усилилось в конце XVI в., в период ослабления
мощи османов. Гайдуки, возглавляемые воеводами, действовали
практически во всех болгарских санджаках, их дружины выросли
до 500600 человек, а само движение приобретало политическое
значение. Во время вторжения враждебных османам войск в
болгарские земли гайдуцкие отряды, будучи готовыми боевыми
подразделениями, включались в военные действия. В 1595 \
гайдуки внезапным налетом временно овладели городом Софией.
В отряды (четы) гайдуков вливались даже представители  
низшего болгарского духовенства, которые иногда становились во
главе гайдуков. Наиболее упорной борьба гайдуков была в
районах Северо-Западной и Юго-Западной Болгарии там, где
возвышались горы и в сравнительно близком соседстве лежали
земли враждебных османам христианских стран. Гайдуки Северо-
Восточной Болгарии, проведя крупные акции против османских
властей, находили убежище от bquck карателей на левом  
берегу Дуная, в Валахии.
Власти принимали против гайдуков самые жестокие меры.
Удачные для турок карательные экспедиции завершались  
многочисленными казнями гайдуков, поркой и насильственным  
обращением в мусульманство жителей близлежащих сел. Головы  
казненных надолго оставляли висеть на шестах для устрашения
народа. Помогавших гайдукам обращали в рабов и отправляли,
заковав в цепи, на галеры. Но никакие репрессии не могли
остановить движения. Оно отвечало чаяниям большинства  
болгарского населения, являлось ярким свидетельством непрерывного
многовекового конфликта между завоевателями и борцами за
независимость. Стихийное и разрозненное гайдуцкое движение
служило тем не менее сохранению самосознания болгарской  
народности, предостерегало ренегатов и предателей, укрепляло
веру в освобождение, подрывало изнутри силы османов,  
упрочивало связи с другими подчиненными османам народами и  
подготавливало условия для более организованной борьбы.
В XVI в. болгарский народ неоднократно поднимался на  
восстания, охватывавшие значительную часть болгарских  
территорий. Их организаторы, сознавая недостаток собственных силг
стремились приурочить начало выступлений к развертыванию
активных боевых действий против Османской империи  
австрийских войск, вступали в сношения с австрийским двором,  
правителями других европейских держав. Большую роль при этом
играли представители болгарского духовенства. Ставка делалась
в основном на болгарское население городов и гайдуков.  
Австрийское правительство накануне очередного вторжения на Балканы
рассылало в разные районы полуострова тайных агентов,  
призывавших население поддержать действия австрийской армии.
Так было и во время начавшейся в 1593 г. войны  
Габсбургов с Османской империей, Восстания вспыхнули во многих  
областях Балкан. Готовилось восстание и в Болгарии во главе с
«первенцем» из Никополя Тодором Балином. Организаторы  
установили связи с патриархом Константинополя, валашским  
воеводой и австрийским императором, на которого возлагали особые
надежды. Центром восстания должна была стать прежняя столи-
ца Болгарии Тырнов. Было условлено, что восстание начнется
в 1597 г. с перехода через Дунай войск Михая Храброго,  
валашского воеводы, не признававшего османского сюзеренитета и
примкнувшего к антиосманской коалиции. Император обещал
прислать отряд в 6 тыс. человек. Однако войско Михая  
вторглось лишь осенью 1598 г. Половина его армии состояла из  
болгар. Население всюду выступало на борьбу, оказывая Михаю
помощь. Поднялся и Тырнов, где был провозглашен царем  
Болгарии потомок Шипшановичей Шишман III.
Обстоятельства подавления восстания неизвестны. Ясно,  
однако, что император не прислал обещанной помощи, Михай  
отступил. С ним ушло до 16 тыс. болгарских жителей. В ходе  
последовавших репрессий в Валахию, по некоторым данным,  
переселилось еще несколько десятков тысяч болгар.
С ослаблением Османской империи надежды Габсбургов на
включение в свои владения балканских земель, в том числе  
Болгарии, возрастали. Однако при императорском дворе понимали,
что для выполнения этих планов необходимы не только военные
победы над турками, но и упрочение влияния Австрии на  
Балканах. Средством этой политики стала широко развернутая там
в XVII в. католическая миссионерская деятельность. Среди  
проповедников католицизма были выдающиеся организаторы и  
политики, крупные деятели западной культуры, среди которых  
имелись и подвижники, заботившиеся о просвещении болгар,  
сохранении славянской грамоты, искренне стремившиеся содействовать
освобождению народа от османской тирании. Однако их  
конечной целью неизменно были обращение болгар в католичество и,
разумеется, их подчинение (в случае успеха) Габсбургам. Число
обращенных в католичество православных, несмотря на все  
усилия, осталось ничтожным, а после подавления в Болгарии  
восстаний в конце XVII в., участники которых вновь обманулись в
расчете на помощь австрийского императора, католические  
проповедники практически утратили влияние на народные массы и
в Болгарии и в Сербии.
Новые надежды временно возникли после поражения османов
в войнах с Австрией и европейской коалицией «Священной
лигой» (16831699 гг.), а также в результате слухов о  
готовности России вступить в противоборство с Турцией. В Болгарии
снова вспыхнули восстания, которым предшествовала тщательно
законспирированная подготовка. Инициатива вновь исходила из
Тырнова (последней столицы Болгарии), т. е. организаторы явно
ставили своей целью возрождение независимости Болгарского
государства. Во главе предводителей Второго тырновского  
восстания стоял потомок Ивана Срацимира Ростислав, который в
1686 г. посетил Москву. Но еще до возвращения Ростислава на
родину план восстания был выдан султану, и вожди движения
были казнены. Османская армия, двинувшаяся против Польши,
была брошена на Тырнов. Город был разгромлен, 2/з его  
населения уничтожено. Успевший прибыть к началу событий Ростис-
лав заперся в тырновской цитадели, но после гибели почти всех
ее защитников, раненый, он тайно был доставлен в Рильский  
монастырь, откуда в 1689 г. бежал в Москву. Репрессии османов
охватили не только Тырновский, но также Габровский,  
Софийский, Троянский и Златицкий районы. Видимо, по плану  
организаторов восстания оно не будь предательства должно было
распространиться и на эти территории.
В 1688 г. вспыхнуло Чипровецкое восстание. Город Чипровец,
поднявшийся уже в эпоху османского господства, был одним из
важнейших центров горного дела и металлургии. Готовность
простых поселян и горожан взяться за оружие обусловливалась
также резким ухудшением экономического положения района в
результате истощения запасов месвных руд.
Сроки начала восстания вновь увязывались с предполагаемым
вторжением австрийских войск. Снова были установлены связи
с австрийским двором, который также рассчитывал на помощь
болгарских повстанцев. Армия императора, вторгнувшись во  
владения султана, летом 1688 г. достигла района Белграда и  
Железных ворот. Всюду на пути австрийских войск и в тылу  
турецких армий народ поднимался на борьбу, изгонялись или
уничтожались турецкие гарнизоны. В начале сентября австрийцы
овладели Белградом, что послужило сигналом к началу  
восстания с центром в Чипровце. Во главе повстанцев стояли четыре
воеводы. Между тем, встретив затруднения со снабжением,  
австрийские войска отступили в Трансильванию, бросив восставших
одних перед наступающей османской армией. Руководители  
восстания недооценили опасности: между военными руководителями
отрядов (чет) не было достаточной согласованности в действиях,
они не развивали достигнутых успехов, возлагая слишком  
большие надежды на армию императора.
Повстанческие силы были разбиты у села Кутловицы.  
Чипровец был взят и полностью разрушен. Большинство его  
защитников и населения было перебито, лишь незначительной части  
удалось найти спасение в Валахии. Были разгромлены и  
окружающие деревни. Даже десятилетием позже очевидцы сообщали о
полном запустении края. В 1689 г. австрийцы взяли Видин, Ниш
и Чипровец. Но помогать им в этом районе было уже некому.
Подавление восстаний сопровождалось избиением болгарского  
населения. Репрессии обескровили движение, нанеся ему тяжелый
удар. К тому же именно после этого началась самая крупная
волна эмиграции болгар в Валахию, Венгрию, Трансильванию,
Молдову. Борьба против османов временно ослабела.
В ходе этих событий происходил постепенный и все более
очевидный поворот во внешнеполитической ориентации тех  
социальных сил на болгарских землях, которые выступали  
организаторами борьбы. Трения между повстанцами и австрийскими
военачальниками обнаружились еще в 1688 г.: довстанцы  
понимали, что конечной целью Габсбургов является не  
предоставление народам Балкан государственной независимостп после осво-
бождения, а установление собственного господства. В свою  
очередь, император не доверял руководителям народных восстаний
на Балканах.
С укреплением централизованного Русского государства и его
успехами в борьбе с мусульманскими ханствами на Волге и в
Причерноморье народы Балкан все чаще обращали свои взоры
именно к России. Уже в середине XV в. возникла  
пользовавшаяся большой популярностью у болгар легенда о «дядо Иване»
(дедушке Иване), который придет освободить христиан от  
«безбожных турок». Венецианский посланник в Турции Якоб Соран-
цо доносил в 1567 г. городскому сенату, что султан всерьез
опасается растущего могущества русского царя потому, что  
«народы Болгарии, Сербии, Босны, Морей и Греции весьма преданы
великому князю, с которым соединяет их единство  
вероисповедания, и вполне готовы взяться за оружие и восстать, чтобы
освободиться от турецкого рабства и подчиниться власти князя».
С общего совета руководителей Второго тырновского восстания
Ростислав вел в Москве в 1686 г, переговоры о подчинении  
христианской церкви славянских народов Балканского полуострова
московскому патриарху. Успехи России в борьбе с сателлитами
султана, в том числе с Крымским ханством, поддерживали  
надежды на близкое избавление.

Назад к содержимому | Назад к главному меню