Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

На заре новой эпохи

Страны в истории > Болгария

В XVIII в. болгарские земли, как и вся Османская империя,
вступили в новый этап истории. В военно-политическом  
отношении некогда могущественное османское государство все более
слабело и терпело поражение за поражением. Фактически оно
находилось уже в стадии разложения: росли центробежные силы,
которые вели к сепаратизму, усилению влияния местных  
управителей и феодалов пашей.
Паразитический в своей основе государственный аппарат,
жестокая национальная и религиозная дискриминация  
немусульманского населения, непрерывно растущие налоги и поборы  
властей на местах, грабежи и насилия местных сатрапов и банд
мусульманских фанатиков («башибузуков») создавали  
невыносимые условия не только для какой-либо созидательной  
деятельности, но и для самого существования угнетенного болгарского
народа, проживавшего в тот период в центре балканских  
владений империи.
Произвол властей принуждал часть болгарского населения
сниматься с насиженных мест и перебираться в другие районы
государства, например в столицу империи, в Константинополь.
Значительное число болгарских крестьян (особенно из Северо-
Восточной Болгарии) вынуждены были вообще оставлять свою
родину. Они переселялись в соседние страны, в первую очередь
в дунайские княжества (Валахию и Молдову), позднее частично
в Россию. Этот процесс был особенно характерен для периода
русско-турецких войн конца XVIII начала XIX в. Покидали
империю и многие зажиточные болгарские купцы они  
переезжали в Одессу, Москву, Бухарест, Брэилу, Вену и другие  
зарубежные центры.

И все же, несмотря на крайне неблагоприятные условия,
в XVIII в. в болгарских землях постепенно развивалось  
производство и создавались предпосылки для расширения буржуазных
отношений. На внедрение их оказывал влияние и торговый  
обмен с более передовыми, вступавшими на капиталистический
путь странами Европы, чьи правительства стремились закабалить
империю. С этой целью они использовали упоминавшиеся выше
капитуляции, постепенно превращавшиеся в тяжелую и  
обременительную для экономики империи систему. Развитие хозяйства,
распространение товарно-денежных отношений, а позже, в XIX в.,
появление первых ростков капиталистических отношений проходи-
ли в империи чрезвычайно медленно и противоречиво, с  
зигзагами и попятными движениями.
В силу исторических традиций именно христианское  
население некоторых порабощенных балканских земель (больше, чем
мусульманское) оказалось связанным с ремеслом, торговлей и
другими занятиями, которые обусловили в Османской империи
экономический прогресс. Ввиду этого болгарские земли  
развивались в хозяйственном отношении более быстрыми темпами, чем
территории, где проживали в основном турки.
Рост торгового обмена, увеличение спроса на  
сельскохозяйственные продукты предопределили возрастание в болгарских  
землях в конце XVIII в.начале XIX в. числа чифтликов.  
Владельцы этих хозяйств («чифтликчии») производили уже товарную
продукцию, приспосабливаясь к рыночным отношениям. Крестьян
при этом часто лишали плодородных участков, которые они  
ранее обрабатывали и которые теперь переходили к чифтликчию.
Еще в XVIII в. в болгарских землях получила развитие  
специальная отрасль сельского хозяйства торговое скотоводство:
в горной местности, в районах Балканского хребта (Стара-Пла-
нины), Родопах и других областях паслись значительные стада
крупного и мелкого скота. Продукция животноводства поступала
не только в города империи, но и шла на экспорт.

В XVIII в. (особенно с середины столетия) начали  
интенсивнее развиваться отрасли болгарского ремесла, связанные главным
образом с обработкой сельскохозяйственного сырья. В их числе
были кожевенные (в частности, изготовление обуви и упряжи
для кавалерии) и текстильные ремесла производство сукна
(«абаджийство»), шнуров для украшения национальной одежды
(«гайтанджийство») и др. Развивались также ремесла по  
производству транспортных средств, изделий из дерева, полотна и  
металлов.
С середины XVIII в. объем болгарского ремесленного  
производства постепенно нарастал. Продукция его отдельных отраслей
проникала на рынки огромной империи. Мало-помалу менялись
структура и облик ремесла. Многие виды болгарского ремесла  
обслуживали турецкую армию, и центральные власти империи были
заинтересованы в их расширении. По этой причине в 1773 г. по
специальному фирману (указу) султана ремесленные цехи  
(гильдии) получили некоторые автономные права и защиту  
центрального правительства от произвола местных властей и феодалов.
Болгарские ремесленники, предпринима!ели и торговцы  
составляли все более растущую часть населения городов. Удельный
вес турецкого населения в них соответственно сокращался.
Со второй четверти XIX в. экономическое развитие  
болгарских земель ускорилось. В Османской империи наступил период
так называемого Танзимата (эпоха реформ). Он  
характеризовался половинчатыми и обреченными на неудачу попытками  
реорганизовать империю с целью некоторой модернизации и  
укрепления государства; они не затрагивали основ феодального строя.
Дарованное султаном равноправие всем подданным (включая
христиан) на деле оставалось фикцией. Весь строй империи,  
засилье почти во всех звеньях ее государственного аппарата  
временщиков и ретроградов, заинтересованных в сохранении старых
порядков, обусловливали произвол местной и центральной
власти, находящейся в руках представителей господствующей  
религии (ислама).
И все же провозглашенные правительством империи (Портой)
реформы в первое время явились некоторым толчком к  
развитию инициативы в сфере экономики. В плодородных районах
Фракии и Добруджи росло число чифтликов. Ширилось  
применение полунаемного, реже наемного труда в сельском хозяйстве.
На этой основе происходила специализация сельскохозяйственных
районов: Добруджа превратилась в зону производства зерна,
Пловдивский и Пазарджикский округа стали главными  
производителями риса, прибалканские районы производили розовое
масло, Южная Фракия главным образом табак и бобовые и т. п.
Болгарские земли в целом превращались в главную житницу
империи.
Ремесленное производство также вступило в стадию  
интенсивного развития, сопровождавшегося разделением труда и  
специализацией отдельных районов и городов. В зонах овцеводства  
выросло число сукнодельных и иных текстильных мастерских.
Их центрами стали Пловдив, Габрово, Копривштица, Калофер,
Котел, Сопот, Пирдоп, Банско и др. Кожевенные ремесла  
концентрировались главным образом в Шумене, Враце, Стара-Загоре,
Пазарджике и др. Обработкой металлов занимались в первую
очередь в районах Самокова и Неврокопа (здесь добывалась  
железная руда), а также в Габрове, Сливене и других городах.
Габрово, Сливен, Пловдив, Самоков, Панагюриште, Казанлык,'
Карлово и др. стали центрами сосредоточения нескольких  
отраслей ремесла.
Характер и облик ремесленного производства изменялись.
Увеличились размеры ремесленных мастерских. В них  
по-прежнему господствовал ручной труд, но он был расчленен на ряд
простых операций, что привело к росту производительности
труда. Некоторые крупные мастерские превращались в  
централизованные и рассеянные мануфактуры с применением  
полунаемного, а изредка и наемного труда. Ограничения,  
регламентировавшие прежде деятельность ремесленных цехов, ослаблялись и
исчезали.
Следующей за мануфактурой ступенью в развитии  
промышленного производства повсюду в мире являлась фабрика.  
Появление первой в болгарских землях фабрики связано с именем
Добри Желязкова по прозвищу «Фабрикант» (по-болгарски
«фабрикаджия»). Д. Желязков, талантливый  
изобретатель-самоучка, познакомился с текстильным производством во время  
пребывания в России. В 1834 г. после возвращения в Болгарию он
открыл в Сливене вначале сукнодельную мастерскую, которую
вскоре реорганизовал в небольшую ткацкую фабрику; ее  
машины приводились в движение с помощью воды. Под руководством
Желязкова, энергичного предпринимателя, фабрика быстро  
расширялась, и через пять-шесть лет после основания на ней было
занято уже от 400 до 500 рабочих. Д. Желязков стал получать
заказы на изготовление обмундирования от военного ведомства.
Казалось, создавались все условия для процветания предприятия
и его владельца.
Однако обстановка в Османской империи быстро менялась и,
как правило, не в пользу иноверцев «гяуров» («неверных», как
турки называли христиан). В 1845 г. турецкие власти  
конфисковали предприятие у Желязкова; вскоре его оклеветали и изгнали
с фабрики. Через несколько лет, он умер в нищете, а  
предприятие прекратило свое существование.
История фабрики Д. Желязкова и судьба самого фабриканта
были для Османской империи типичными, как и судьбы  
некоторых других болгар владельцев и организаторов первых  
промышленных предприятий. На их примере лишний раз  
подтверждается справедливость замечания Ф. Энгельса о характере  
режима в Османской империи: «Турецкое, как и любое другое  
восточное господство, несовместимо с капиталистическим обществом;
нажитая прибавочная стоимость ничем не гарантирована от  
хищных рук сатрапов и пашей; отсутствует первое основное  
условие буржуазной предпринимательской деятельности  
безопасность личности купца и его собственности» *.
И все же, несмотря на препятствия, медленно и мучительно
происходило расширение сельскохозяйственного и ремесленного
производства. С ним был связан и рост торговли, внутренней и
внешней. В качестве торговых центров развивались города на
Дунае (Русе, Свиштов и Видин) и в других болгарских районах:
Пловдив, Сливен, Пазарджик, Эски-Джумая и т. д. Во многих
крупных городах уже в XVIII в. ежегодно устраивались большие
ярмарки, где продавались товары со всей империи. Центрами
внешнеторговых связей болгарских земель стали Варна, Бургас и
Русе. В XIX в. во внутренней торговле в болгарских землях
доминирующее положение все более занимали болгарские купцы,
вытеснявшие греческих.
Развитие ремесла и торговли вело к изменениям в составе
болгарского населения. Ранее болгарское общество представляло
собой почти однородную массу, состоявшую главным образом из
крестьян, небольшого слоя ремесленников и незначительного
числа торговцев и священников. В конце XVIII в. (более  
интенсивно с начала XIX в.) в структуре населения происходили  
перемены, свидетельствовавшие о появлении новых социальных
групп и слоев. Дифференциация среди крестьянства вела  
постепенно к возникновению вначале немногочисленного слоя  
зажиточных крестьян, собственников значительных земельных
участков. Часть крестьян, напротив, лишалась земли и была  
вынуждена искать иные источники существования.
"Уже с середины XVIII в. появились крупные болгарские  
торговцы, число которых с течением времени росло. К ним  
примыкали владельцы крупных мастерских, а затем мануфактур, а также
скотопромышленники, ростовщики. Все они, как и небольшое  
число болгар, владельцев земельных участков, составили первые  
элементы возникающего буржуазного социального слоя. Новый  
социальный слой зародыш класса буржуазии нес и новую
идейную программу. Уже в XVIII в. в его среде оживали идеи
единства болгар, возрождались надежды на освобождение от
османского ига. Идея восстановления Болгарского государства
появилась поначалу в виде неясной романтической мечты.
В 1741 г. болгарин Христофор Жефарович в труде «Стематогра-
фия» изданием герба средневековых болгарских царей напоминал
современникам о славном прошлом Болгарского государства.
Первую программу складывавшейся болгарской нации  
сформулировал Паисий Хилендарский (17221773), монах Хилендар-
ского монастыря, родившийся, как полагают некоторые его  
биографы, в Банско; светское имя Паисия не выяснено. В те  
времена грамотными были главным образом священники и монахи;
именно из их среды вышли почти все первые болгарские  
патриоты, прозванные «народными будителями». Паисий поставил перед
собой задачу написать патриотическую книгу по истории  
болгарского народа. С этой целью ряд лет он изучал архивы и  
библиотеки. Наконец, в 1762 г. его рукописная книга «История  
славяно-болгарская о народе и о царях» была завершена.
Труд Паисия это краткий обзор истории болгарского  
народа и Болгарского государства, написанный человеком, горячо  
любящим свою родину и свой язык. Автор остро порицал болгар-
«отцеругателей», всех тех, кто забыл о своем болгарском  
происхождении и по соображениям материальной выгоды называл себя
в окружении греков греком, а в другой среде представителем  
иного племени. С пафосом повествовал Паисий о героическом  
прошлом болгарского народа, о расцвете его культуры в эпоху
Первого Болгарского царства. Мрачными красками рисовал он
картину турецкого завоевания Балканского полуострова.  
Причину гибели самостоятельных болгарского и других балканских  
государств Паисий усматривал в их междоусобной вражде. Он  
указывал на тяжелую судьбу болгар под игом османских властей и
гнетом греческой патриархии в Константинополе.
Напоминая о фактах героической истории Болгарии, о былом
величии Болгарского государства, Паисий стремился пробудить
национальное самосознание болгарского народа, его национальное
достоинство. С позиции патриота он выдвинул идею  
восстановления Болгарского государства и начертал программу действий.
Надежду на освобождение Паисий возлагал на славянско-право-
славный мир, прежде всего на Россию. Он открыл болгарам  
перспективы борьбы за духовную и политическую свободу. Задачу
духовного освобождения Паисий предполагал разрешить путем
распространения образования и просвещения в болгарских  
землях; он призывал к созданию болгарских школ и развитию  
болгарской литературы.
Труд Паисия выразил стремления формирующейся болгарской
буржуазной нации, он отвечал потребностям становления  
национального самосознания и стал знаменем рождавшейся  
национальной идеологии. Первую копию труда Паисия составил горячий
его приверженец священник из Котела Стойко Владиславов
(17391813) (он принял монашество под именем Софрония Вра-
чанского и позднее стал епископом города Врацы). Вслед за
ним перепиской труда занялись многие болгарские патриоты
последователи Паисия. До настоящего времени обнаружено  
около 60 вариантов «списков» и переработок рукописи. Книга
явилась призывом к действию и получила, хотя и не сразу,  
широкий отклик: ее читали в школах и с амвонов церквей, она
распространялась в рукописном виде во всех уголках болгарских
земель и служила источником патриотического воспитания  
многих и многих поколений деятелей болгарского национального  
Возрождения.
Появление труда Паисия означало возникновение зародыша
новой идеологии идеологии складывающейся болгарской  
буржуазной нации. Процесс ее становления вместе со всеми  
сопутствующими ему явлениями пробуждением формирующейся
нации от средневековых догм и схоластики, ее духовным и  
культурным развитием и ростом ее национального самосознания
получил название болгарского национального Возрождения.

Назад к содержимому | Назад к главному меню