Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Первый этап борьбы за автономию болгарской церкви

Страны в истории > Болгария

Вместе с порабощением Болгарии, как отмечалось выше, османы
упразднили Тырновскую патриархию, ликвидировав таким  
образом самостоятельную болгарскую церковь. Все епархии в
болгарских землях были подчинены Константинопольской  
патриархии. Султанские власти считали ее единственным  
официальным представителем всего христианского (в том числе  
болгарского) населения империи. На раннем этапе османского  
владычества на Балканах все христианские народы страдали более
или менее одинаково от султанской тирании. Антагонизм между
ними тогда не проявлялся. Восточноправославная церковь,  
возглавлявшаяся Константинопольской патриархией, была в тот
период фактором, поддерживавшим в целом традиции веры и  
народности.
В новую эпоху, в XVIIIXIX вв., появились сначала идейные,
а затем политические расхождения и конфликты раньше всего
между сформировавшейся прежде других, в конце XVIII начале
XIX в., и вскоре добившейся независимости греческой  
буржуазией, отстаивавшей идеи демократии и просвещения, и  
Константинопольской патриархией, превращавшейся постепенно в  
консервативную силу. Возникшая позже болгарская буржуазия  
сотрудничала на том этапе с греческой. Патриархия, выплачивая
султану ежегодный налог, получила от османских властей право
собирать с паствы различные налоги и поборы и постепенно  
оказалась силой, в определенной мере заинтересованной в  
сохранении существующего порядка.

Ситуация существенно изменилась, когда в 40-х годах XIX в.,
после утверждения в 1830 г. независимости Греции, среди  
греческой буржуазии появилась идея панэллинизма и связанная с
ней мечта о воссоздании «Великой Греции». Идея панэллинизма
способствовала сближению части крупной греческой буржуазии
с руководителями патриархии. Их объединяло стремление к
воссозданию «Великой Греции» как наследницы Византийской
империи с включением в нее территорий, населенных  
различными балканскими народами. Как раз в те годы и намечается  
подъем болгарского просвещения. Тогда же патриархия становится
враждебной болгарскому национальному Возрождению силой.
В болгарских землях давно уже почти на всех руководящих
постах, а затем и на церковных должностях среднего звена  
оказались греческие священники или эллинизированные болгары,
сторонники патриархии (последних называли «грекоманами»).
Церковнославянский язык оказался во многих местах  
вытесненным из богослужения и заменен греческим. Теперь многие  
руководители патриархии стали активно преследовать болгарских
священников и учителей, препятствовать развитию болгарского
просвещения. В этом им помогали.некоторые представители  
греческой буржуазии и потомки византийских аристократов.  
Поскольку резиденция патриархии, как и конторы многих богатых  
греческих купцов и банкиров, находилась в константинопольском
квартале Фанар, сторонников великогреческой политики, в  
первую очередь представителей патриархии, стали называть  
«фанариотами». Пользуясь невмешательством, а иногда и молчаливым
покровительством властей, фанариоты стали проводить политику
эллинизации славян, прежде всего болгар, не имевших ни  
административной, ни церковной автономии.

С ростом болгарской буржуазии эллинизаторская политика
патриархии начала встречать в болгарских землях  
противодействие и отпор. Важнейшей формой проявления формирующегося
национального сознания болгар был отмеченный прогресс в  
области просвещения и культуры. Духовное пробуждение  
болгарского народа предопределило и возникновение в болгарских  
землях идеи реформирования церкви в соответствии с интересами и
чаяниями складывающейся нации. Первыми предвестниками  
нового движения были стихийные выступления 1824 г. и последую-
щих лет во Враце, Самокове, Казанлыке и некоторых других  
городах. Там прихожане открыто и решительно высказали свое  
недовольство местными священниками-греками, потребовав замены
их болгарскими. Следующая, более острая вспышка выступлений
против патриархии пришлась на конец 30-х годов. Толчком к ним
послужил возникший в 1838 г. конфликт между вновь  
назначенным тырновским митрополитом и. местными жителями. Новый
митрополит проявил себя грубым и ревностным проводником  
антиболгарской ассимиляторской линии экстремистского крыла
патриархии и тем самым вызвал сильное недовольство населения
митрополии. Тырновский округ был одним из наиболее  
развитых в экономическом и культурном отношении болгарских
округов.
В 1839 г. был обнародован в рамках Танзимата указ султана
(так называемый Гюльханейский хатт), провозгласивший равные
права для всех подданных. По существу он не изменил  
положения в империи, но все же дал населению митрополии законные
основания для жалоб. В Константинополь центральным властям
было направлено соответствующее прошение. Пожелания болгар
о назначении на пост митрополита болгарского священника  
патриархия (с молчаливого одобрения султанских властей)  
отклонила. В ответ на это против фанариотов выступило население
других болгарских округов.
В ходе борьбы болгар Тырновской митрополии против  
митрополита и стоявшей за ним патриархии выдвинулся 55-летний  
просветитель и общественный деятель (в молодости монах) Неофит
Возвели (ок. 17851848). Он еще до конфликта в Тырново был
известен своей разносторонней просветительской деятельностью
(проповедями, учебниками для школьников и публицистическими
произведениями), которая пробуждала патриотические чувства,
ненависть к фанариотам, содействовала формированию духовной
самостоятельности болгарского народа, укреплению  
национального самосознания. Н. Возвели считал, что у болгарского народа
в тот период было три враждебные силы: турецкая власть,  
греческое духовенство и чорбаджии (так называли лиц, исполнявших
по большей части обязанности старейшин болгарских общин;
многие из них разбогатели, приспособились к режиму и были
фактически лишены чувства болгарского патриотизма,  
предпочитая придерживаться протурецкои ориентации или примыкать
к грекоманам).
Энергичный, настойчивый и смелый, человек большого  
общественного темперамента, Н. Возвели возглавил движение тырнов-
ских болгар против фанариотов. Непреклонная и активная  
позиция Возвели вызвала ненависть патриархии. По доносу  
фанариотов, сообщивших Порте, что Возвели«опасный бунтовщик»,
его схватили и отправили в монастырь. Четыре года (с 1841 по
1844 г.), проведенных в заточении, не сломили духа горячего
патриота. Освободившись из заточения, он прибыл в  
Константинополь и снова возглавил борьбу.
Движение приняло более широкие масштабы. Его задачей
стало добиться равноправия болгар в церковном вопросе.
Главной опорой движения благодаря прежде всего усилиям  
Возвели было уже болгарское население Константинополя.  
Болгарская колония в столице империи, к тому времени довольно  
значительная, состояла из ремесленников, торговцев, а также из
овощеводов, рыбаков и представителей других профессий. Неофит
Возвели и его более молодой соратник Иларион Макариопольский
получили поддержку и даже официальные полномочия нескольких
крупных гильдий болгарских ремесленников столицы  
(сукноделов и др.). Имея такие полномочия, Неофит и Иларион  
обратились (каждый в отдельности) в 1844 и 1845 гг. со специальными
прошениями к султану. В них были сформулированы конкретные
пожелания болгарского народа, выражавшие его стремления к
достижению равноправия в церковных делах.
Болгарские руководители, видимо, из тактических  
соображений пока не ставили вопроса о самостоятельности болгарской
церкви, а добивались официального разрешения совершать  
богослужение на болгарском языке; заменить греческих епископов,
митрополитов и священников в болгарских землях болгарами;
учредить в столице специальную четырехчленную комиссию  
болгарских уполномоченных по делам церкви, которые представляли
бы болгарские интересы перед Портой; построить в  
Константинополе болгарскую церковь и т. п. Наряду с этим выражалась  
надежда на признание прав формирующейся болгарской нации на
культурное развитие: болгары добивались разрешения на  
издание в столице газеты на болгарском языке, печатания там  
болгарских книг, беспрепятственного учреждения болгарских школ.
Патриархия встретила эти требования в штыки. Фанариоты
снова поспешили прибегнуть к испытанному методу  
дискредитации в глазах властей болгарских лидеров как «смутьянов» и
«бунтовщиков». Они вновь были арестованы, закованы в  
кандалы и заключены в монастырь. Находясь в заточении, Возвели,,
которому было уже за 60 лет, не выдержал новых тяжелых  
лишений и умер.
Но на этот раз султанское правительство, оценив ситуацию,,
не было склонно полностью поддерживать фанариотов.  
Болгарское движение за равноправие в церковных делах набирало силу,
приобретало все более массовый характер. Его острие было тогда
направлено лишь против патриархии; развивалось движение в
рамках легальности и законности. К тому же руководители его
выступили с заверениями в верноподданнических чувствах к
султану. Порта решила сыграть на греко-болгарских  
противоречиях: несколько осадить фанариотов и сделать небольшие  
уступки болгарам. В такой обстановке с 1 января 1848 г. в  
Константинополе стала издаваться болгарская газета «Цариградски  
вестник». На следующий год по специальному фирману султана
было дозволено открыть в столице болгарскую церковь св.  
Стефана; там же начала действовать болгарская типография.
Но движение на этом не остановилось. Оно принимало все
более широкий размах и постепенно начало выходить за рамки
требований церковного равноправия. Например, по инициативе
Н. Герова в Пловдиве в мае 1851 г. прошло чествование  
славянских первоучителей Кирилла и Мефодия. Это первое чествование
положило начало прочной и глубокой традиции: с тех пор  
ежегодно в болгарских землях во все более широком масштабе  
стали отмечать 24 мая (по новому стилю) день Кирилла и  
Мефодия как праздник славянской письменности, болгарской культуры
и просвещения.

Назад к содержимому | Назад к главному меню