Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Новые явления в экономике и социальном строе

Страны в истории > Болгария

Крымская война оказала большое влияние на положение в  
болгарских землях. С начала войны болгарская эмигрантская  
буржуазия и значительная часть болгар в империи проявили  
прорусскую ориентацию. По инициативе комитетов, созданных в
Одессе, Бухаресте и других центрах зарубежной болгарской  
эмиграции, формировался специальный отряд болгарских  
добровольцев для участия в войне на стороне России, возникли также  
нелегальные патриотические группы и комитеты на территории
империи (об этом см. ниже). Но Россия, оказавшись перед лицом
выступившей на стороне Турции большой коалиции, включавшей
Францию, Англию, Сардинское королевство и позже фактически
присоединившуюся к ним Австрию, вынуждена была перейти к
обороне. Надежды болгарских патриотов не оправдались.
На исходе Крымской войны правительства Англии, Франции и
Австрии, заинтересованные в целостности Османской империи,
побудили Порту возродить политику реформ. В феврале 1856 г.
выработанный послами названных стран совместно с великим
везирем проект акта о реформах был опубликован от имени  
султана в форме манифеста Хатихумаюна. Стремление  
восстановить эру Танзимата, реформировать государственный строй  
преследовало цель ослабить растущее национально-освободительное
движение порабощенных народов и тем самым приостановить
кризис и распад империи.

Султан подтверждал провозглашенные в 1839 г. права,  
гарантировавшие подданным (независимо от национальной или  
религиозной принадлежности) безопасность их жизни, имущества и
чести. Он обещал провести судебную реформу, устранить  
злоупотребления при сборе налогов, взяточничество, сулил равноправный
доступ всем подданным к государственной службе и т. д.  
Манифест открывал также свободный доступ в империю зарубежному
капиталу, предоставлял иностранцам право приобретения  
недвижимого имущества, подтверждал режим капитуляций и т. п.
Приток иностранного капитала обусловил расширение товарно-
денежных и отчасти капиталистических отношений в экономике
империи.
Реальные выгоды от манифеста получили прежде всего  
европейские капиталистические страны. Пользуясь низкими  
пошлинами, капиталистические фирмы наводнили империю товарами.
Иностранный капитал интенсивно проникал в различные сферы
хозяйства страны. Выдающийся болгарский революционер Георгий
Раковский в написанной им в 1858 г. поэме отмечал:
            И летят как мухи к меду,
            В Турцию со всех концов
            Тучи грабящего сброду,
            Спекулянтов и дельцов.
С участием банкиров Парижа, Лондона, Вены началось  
строительство железных и шоссейных дорог, гаваней, на котором  
наживались зарубежные фирмы. Примерно половина из построенных
в 5070-х годах в империи железных дорог (в том числе линии
Русе Варна, Тырново-Сеймен Ямбол и др.) проходила по
болгарским землям. Получение Портой в 5070-х годах на  
кабальных условиях у иностранных банков 14 займов привело к
росту внешней задолженности страны, и в начале 1870-х годов
правительство было вынуждено объявить о финансовом  
банкротстве. Османская империя превращалась в зависимое от  
западноевропейских держав государство. Все это сильно отразилось на
социально-экономическом развитии болгарских земель.
Отсутствие элементарной законности и безопасности  
подданных империи, стабильности в политике государственного  
аппарата, полуколониальные методы грабежа со стороны иностранных
банков создавали исключительные трудности для развития  
болгарской экономики в капиталистическом направлении. В то же  
время расширение транспортной сети и внешнеторгового обмена
оказывали стимулирующее воздействие на экономику.
Существенные перемены произошли в ремесленном  
производстве. Широкое проникновение дешевых иностранных товаров
привело к упадку многих видов ремесла. Однако некоторых  
отраслей это не коснулось, и они продолжали развиваться.  
Конкуренция европейской промышленности подтолкнула к перестройке
ремесленных предприятий. В отдельных отраслях производства
ширилось разделение труда. Происходило углубление  
специализации отдельных районов в зависимости от местных условий и
возможностей. Изменялись также характер и масштабы  
ремесленных заведений и положение в них подмастерьев и учеников;  
постепенно начал формироваться тип полунаемного и наемного  
рабочего.

Приток иностранного капитала отчасти способствовал росту
капиталистических отношений, что выразилось в расширении  
старых и возникновении новых рассеянных и централизованных  
мануфактур. Наиболее распространенным в болгарских землях (как
и во всей империи) типом простой капиталистической кооперации
была рассеянная мануфактура. Наличие дешевой рабочей силы
обеспечивало владельцам предприятий значительную прибыль.
Однако тот факт, что рабочая сила на предприятиях  
привлекалась большей частью с помощью мер внеэкономического  
принуждения, свидетельствовал о господстве в обществе в целом  
феодальных отношений.
Пример крупнейшей рассеянной мануфактуры представляло
предприятие Гюмюшгер данов. Основателем и организатором
мануфактуры по изготовлению грубошерстного сукна («абы»)
был Атанас Гюмюшгер дан; его сын Михалаки построил уже
небольшую текстильную фабрику и приобрел земельные участки
в ряде районов империи. Но основным источником богатства
семьи по-прежнему оставалась эксплуатация труда надомниц в
форме рассеянной мануфактуры. Как и отец, Михалаки при
содействии местных властей заставлял работать на фирму сотни
жительниц мелких товаропроизводителей родопских сел; его
агенты раздавали надомницам шерсть-сырье и забирали готовую
продукцию. Семья Гюмюшгерданов принадлежала к числу греко-
манов и находилась в тесных контактах с турецкими властями.
Появились первые паровые мельницы и отдельные фабрики
по изготовлению сукна и текстильных изделий, спирта, стекла и
др. Но большинство их просуществовало недолго. Поскольку  
условия для нормального функционирования фабрик, как и раньше,
в империи отсутствовали, владельцы их сравнительно быстро
разорялись; иногда предприятия конфисковывались властями.
Вплоть до освобождения на территории Болгарии (как и всей
империи в целом) так и не сложилась сколько-нибудь  
значительная фабричная промышленность. *
В сельском хозяйстве болгарских земель усилился удельный
вес товарного производства. В Северной и Южной Болгарии  
выросло число чифтликов, производивших на продажу зерно, табак,
хлопок и т. п. В отдельных чифтликах стали использовать труд
наемных работников. Растущий спрос на производимые в  
болгарских округах сельскохозяйственные товары побудил власти
пойти на некоторые изменения в аграрном законодательстве,  
которые открывали возможности для купли-продажи земли.
После ликвидации в 1834 г. спахийской системы подавляющее
большинство крестьян стали формально свободными. Согласно
принятым в 3040-е годы аграрным реформам и дополнениям к
пим в 5060-х годах права крестьян на землю, хотя и в  
ограниченном виде, были признаны. В распоряжении крестьян  
оказались различные по размерам участки, которыми они владели, но
верховным собственником которых оставалось государство. За
пользование землей они обязаны были платить государству  
различные налоги; наиболее тяжелым из них была «десятина».  
Фактически этот налог непрерывно возрастал, достигая иногда
7з урожая. Кроме того, крестьяне по-прежнему обязаны были
нести в пользу империи различные повинности (строительство
дорог и мостов, уборка урожая в имениях султана и ряда  
турецких феодалов и т. д.). В империи давно сложилась хищническая
практика сдачи на откуп сбора налогов откупщикам, приводившая
к неслыханным злоупотреблениям.
Большой прогресс наблюдался в области торговли. В связи со
специализацией отдельных районов расширился торговый обмен
между различными областями Болгарии. Резко вырос  
товарооборот болгарских земель со странами Европы, но характер их внеш-
неторгового обмена не изменился болгарские земли вывозили
сельскохозяйственное сырье, а ввозили промышленные изделия.
На этой основе увеличилось число крупных торговых фирм и
контор в болгарских городах: Русе, Варне, Тырнове, Бургасе,
Свиштове, Пловдиве, Сливене и др. Торговля болгарских земель
между собой, с другими провинциями и внешним миром  
находилась теперь в основном в руках болгарских купцов.
В тесной связи с развитием производства и товарообмена
закладывались основы экономической общности различных частей
болгарской территории в виде формировавшегося единого  
национального рынка. Население прежде (в XVIII в.) разрозненных
полупатриархальных общин городов, поселков и деревень  
постепенно цементировалось в XIX в. в единую буржуазную нацию.
С середины XIX в. этот процесс? принимал все более осязаемые
формы. Более интенсивно он шел в наиболее развитых в  
экономическом отношении округах северных придунайских земель и
центральных районов по обе стороны Балканского хребта. Имен^
но в этих районах наиболее активно развернулась в 70-х годах
(см. ниже) под лозунгами национального освобождения  
деятельность революционных комитетов и вспыхнуло восстание в апреле
1876 г. Процесс формирования болгарской нации распространился
и на болгарское население Добруджи, Южной (Эгейской) Фракии
и Македонии, где, кроме болгар, проживали также компактные
группы турок, греков, влахов, албанцев и др., что несколько
тормозило процесс национальной консолидации болгарского  
населения этих областей.
Формирование болгарской нации шло параллельно с
переменами в социальном и этническом составе населения.
В городах в связи с увеличением доли ремесленников и  
торговцев продолжался процесс роста удельного веса болгарской*
населения. Ускорение социально-экономического развития  
Болгарии после Крымской войны вело к укреплению возникшего в
предшествующий период буржуазного социального слоя,  
содействовало его превращению в класс. Он комплектовался прежде всего
из растущего численно и экономически купечества. В условиях
окрепших внутренних и внешних торговых связей сложились
крупные торговые дома. Одни из них действовали в империи
(например, компании Гешовых, братьев Никифоровых, Пулевых,
Тыпчилештовых); другие жили за границей и занимались  
главным образом внешнеторговыми и частично банковско-ростовщиче-
скими операциями (братья Георгиевы, Тошковичи, Ф. Сакелариев
и т. д.). Многие крупные болгарские торговцы были  
одновременно и владельцами мануфактур (И. Калпазанов из Габрова, Мад-
жаровы из Копривштицы, Д. Ничев и С. Паскалев из Тырнова
и др.).
В состав формировавшейся буржуазии входили также  
обладатели рассеянных и централизованных мануфактур, крупных
ремесленных заведений и прочие предприниматели (владельцы
отдельных фабрик, больших мельниц и т. п.), собственники
сельскохозяйственных имений, крупные скотоводы и т. д.  
Появилась и пока еще немногочисленная прослойка зажиточных
крестьян.
Ранее, в конце XVIII начале XIX в., среди болгарских  
торговцев задавали тон грекоманы и чорбаджии-туркофилы. В  
рассматриваемое время основная часть болгарской буржуазии  
стремилась к освобождению от инонационального гнета, к  
утверждению своих позиций в экономической, общественной и культурной
сферах. Она активно проявляла интерес к развитию болгарской
школы и просвещения, оказывала им материальную поддержку.
Ряд представителей буржуазии (к примеру, упоминавшиеся  
богачи братья Евлоги и Христо Георгиевы) пожертвовали  
значительные средства на строительство и обзаведение школ и «читалищ»
(о них см. ниже), церквей и больниц. Некоторые торговцы  
финансировали издания болгарской периодики, оказывали помощь
национально-освободительному движению (в частности, при  
организации вооруженных отрядов чет и т. д.).
Формировавшаяся буржуазия постепенно становилась  
экономически наиболее влиятельным классом болгарского общества.
Однако господствовавший в империи феодально-теократический
режим сковывал ее экономическую и тем более общественную
инициативу (недаром значительная часть наиболее богатых  
торговцев предпочитала жить вне империи). Это обусловило  
политическую слабость, аморфность болгарской буржуазии, ее  
раздробленность.
Структура складывавшейся при отсутствии аристократии и
дворянства нации имела демократический характер. Подавляющее
ее большинство составляли крестьяне и ремесленники. Свыше
50% доходов, по мнению исследователей, забирали у них  
сборщики налогов. От двойного ига феодального гнета османских  
властей и фанариотского, преимущественно духовного страдали
(кроме части чорбаджиев) все слои и классы болгарского  
общества, включая формирующуюся интеллигенцию.
Несмотря на объявленные манифестом 1856 г. реформы,  
положение болгар (как и других порабощенных народов) не  
улучшалось. В государственном аппарате, как и прежде, процветали
взяточничество и коррупция. Робкие попытки модернизации и
упорядочения строя путем реформ встречались в штыки  
фанатичными элементами из среды мусульман. Их подстрекали  
влиятельные группы правящих кругов империи (мусульманские  
священники и феодальная бюрократия), которые не хотели и не умели
приспособиться к проникающим, хотя и с трудом, буржуазным
веяниям. Старый режим беззакония и внеэкономического  
принуждения больше соответствовал их интересам. Так, в результате
социально-экономического развития обострялось до крайности
противоречие между растущими в болгарском обществе новыми
силами, добивавшимися духовного и политического освобождения,
и правящими верхами (в особенности их паразитическими  
слоями) прогнившей феодально-абсолютистской империи.

Назад к содержимому | Назад к главному меню