Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Формирование национально-революционного течения в болгарском освободительном движении

Страны в истории > Болгария

Крымская война явилась рубежом перехода к качественно  
новому этапу истории болгарского национального движения. Главным
содержанием этого этапа стали всевозраставшее влияние  
политически оформившегося революционного крыла, его активная  
идейно-политическая и организаторская деятельность. Основные*
формы освободительной борьбы движение за национальное-
просвещение и независимую церковную организацию, а также
вооруженные выступления приобрели в 5070-е годы  
значительно более широкие масштабы. Проблема освобождения болгар
была впервые открыто поставлена как болгарский национальный,
вопрос, требующий кардинального решения. Менялось и  
соотношение форм борьбы. На передний план выдвигалась  
идеологическая и политическая подготовка к вооруженному восстанию.
Одновременное развитие разных форм борьбы в крепнувшем  
национально-освободительном движении не означало, однако, что
среди его участников было достигнуто идеологическое и  
политическое единство. Социально-классовые изменения, происходившие-
в ходе кризиса феодально-бюрократической османской системы,
и развитие буржуазных отношений в болгарском обществе  
обусловили усиление процесса идейно-политической дифференциации
в национальном движении. Отношение к таким вопросам, как
политическая направленность борьбы за национальное  
просвещение, роль национальной церкви, организация самостоятельного
вооруженного восстания болгар, служило показателем  
принадлежности к тому или иному течению или группировке среди  
борцов за освобождение.

Существенно осложнили процесс дифференциации и  
согласования позиций в болгарском национальном движении различия в.
отношении к международным аспектам борьбы за независимость,
в частности к вопросу о взаимодействии с другими  
национальными движениями на Балканах, к политике вассальных Османской
империи княжеств (Сербии и Румынии), к роли великих державг
прежде всего России, в период освободительной борьбы  
болгарского народа против османского ига.
Еще в ходе Крымской войны, когда усилились надежды  
болгар на скорое освобождение с помощью России, были созданы
«Тайное общество» в Константинополе, имевшее свои группы в
ряде болгарских городов, Бухарестский комитет, объединивший
болгарскую эмиграцию в Дунайских княжествах, так называемое
Одесское болгарское настоятельство. Участники всех этих  
организаций выражали общее стремление болгар добиваться  
освобождения страны. Вместе с тем тактические замыслы их  
руководителей существенно отличались. Бухарестский комитет и Одес-
ское болгарское настоятельство возглавляли в основном  
зажиточные торговцы. Они соперничали между собой за право  
представлять национальные интересы болгар перед русским военным
командованием, содействовали организации специальных отрядов
болгарских добровольцев в составе русской армии. «Тайное  
общество» стремилось оказать помощь русской разведывательной
службе. Предприняло оно и попытку подготовить восстание в
болгарских землях. Существенно отличалась позиция  
либеральных слоев болгарской буржуазии в Османской империи, которые
в начале войны ограничивались составлением петиций,  
адресованных России и содержавших требования независимости болгар
ской церкви, организации национальных училищ и т. п., а также
расплывчатые пожелания о предоставлении болгарам  
гражданских прав, которыми обладали другие народы.

Активность упомянутых болгарских организаций не была  
постоянной. Она во многом зависела от успехов и неудач русской
армии на Балканском театре военных действий. Неблагоприятные
перемены в ходе войны, аресты османскими властями ряда руко-
Бодигелей болгарских заговорщиков воспрепятствовали  
осуществлению намеченных планов. Тем не менее упрочилась новая  
тенденция в болгарском национальном движении стремление к
созданию разветвленной сети боевых организаций и  
последовательной ориентации на вооруженную борьбу как основной путь
достижения свободы.
Повышение уровня организации национально-освободительной
борьбы, идеологическое обоснование и пропаганда  
революционного пути к достижению цели тесно связаны с именем Георгия Ра-
ковского (18211867). Выходец из известной торговой семьи, он
учился у видного просветителя Райно Поповича, затем в  
греческой школе в Константинополе и в гимназии при Афинском  
университете. Еще до Крымской войны Г. Раковский приобрел  
революционный опыт в различных формах болгарского  
освободительного движения: в борьбе за национально-церковную  
самостоятельность, в организации заговоров и восстаний. Будучи одним
из инициаторов создания и главных деятелей болгарского
«Тайного общества» в годы Крымской войны, Г. Раковский  
первым предпринял шаги к организации в общенациональном  
масштабе борьбы болгарского народа за политическое освобождение.
Аресты и тюрьмы, побеги и лишения закалили его характер,  
широкие связи с патриотически настроенными болгарскими  
торговцами и интеллигенцией, с деятелями греческого, сербского и  
других национальных движений на Балканах, образованность и  
широкий кругозор способствовали выдвижению Г. Раковского на
роль ведущего идеолога и организатора революционной борьбы
в Болгарии.
Большое агитационное значение имела поэма Г. Раковского
«Лесной путник» (1857), в которой были обобщены уроки  
болгарского освободительного движения, содержался призыв к  
созданию национальных вооруженных сил. Вера революционера в
силы своего народа ярко отразилась также в  
историко-филологических и этнографических публикациях Г. Раковского. Путь к
свободе он определил кратко и четко: борьба «печатным словом
и саблей».
Среди заслуг Г. Раковского важнейшей является соединение
революционной пропаганды с организаторской работой по  
подготовке вооруженных выступлений. Вынужденный скрываться от
преследования турецких властей, он часто менял место  
жительства, прилагая всюду большие усилия по налаживанию издания
болгарской революционной газеты. Во время недолгих остановок
в Сербии, Австрии, России, Румынии Г. Раковский стремился  
сохранить связи с болгарскими патриотами внутри страны, а также
с находившимися в эмиграции, обеспечивал выход печатных  
органов: «Былгарски дневници», «Дунавски лебед», «Будуштност»,
«Бранител», «Былгарска старина» и др. Используя свои  
обширные связи с многочисленными корреспондентами этих изданий на
Балканах, Г. Раковский высказывался по всем актуальным  
вопросам болгарского национального движения. Особенно успешной
была его пропаганда вооруженной борьбы на страницах газеты
«Дунавски лебед» (выходила в 1857 г. в Нови-Саде, в 1860
1861 гг. в Белграде). Эта печатная трибуна, приобретшая  
общенациональное значение, способствовала консолидации сил  
революционно настроенной молодежи, воодушевленной  
провозглашавшейся Раковским идеей открытой вооруженной борьбы с  
турецким правительством.
Выдвижение в конце 50-х начале 60-х годов XIX в. на  
первый план событий, связанных с обособлением болгарской церкви
от греческой, придавало национально-церковной проблеме  
необычайно широкое звучание, вовлекло широкие народные массы в
политическую борьбу, способствуя демократизации буржуазного
по своему характеру движения. Г. Раковский, решительно  
выступая за полный разрыв с Константинопольской патриархией и
отвергая идею создания унии с католической церковью,  
развернул именно в те годы активную идеологическую и  
военно-организаторскую деятельность, направленную на подготовку  
вооруженного восстания против османского господства в болгарских
землях.
Обращаясь к историческому прошлому, Г. Раковский считал,
что только гайдуцкие четы, которые не прекращали вооруженной
борьбы против чужеземного ига со времени завоевания османами
Болгарского государства, «были и остаются нашим символом  
политической жизни». Оформлению политических взглядов Г.  
Раковского содействовала осуществляемая им всесторонняя критика
всей системы османского господства в болгарских землях.  
Отмечая политическое бесправие болгарского народа, он в отличие от
либерально настроенных деятелей национально-церковного  
движения впервые убедительно показал безрезультатность  
проводимых турецким правительством реформ, бесперспективность  
намечавшихся путей преодоления экономической отсталости страны.
Г. Раковский вскрыл также реакционный характер  
сотрудничества турецкого чиновничества, греко-фанариотского духовенства
и болгарского чорбаджийства. Основная цель Г. Раковского,  
несмотря на все своеобразие его формулировок и лозунгов, была
достаточно ясной полная политическая независимость  
Болгарии. Эта программа свидетельствовала, несомненно, о  
значительном прогрессе в политическом развитии болгарского  
национального движения.
С первых же шагов в своей революционной деятельности
Г. Раковский рассматривал вооруженное восстание в качестве
основного средства борьбы за независимость. Главную роль при
этом Г. Раковский отводил четам, целью которых были  
объединение разрозненных сил, революционизация народных масс.
Наиболее развернуто он изложил свои взгляды в «Плане  
освобождения Болгарии» в конце 1861 г. Исходя из того, что  
«народный дух повсюду подготовлен к восстанию против Турции» и что
агитационная работа будет продолжаться в наиболее крупных  
городах, Г. Раковский предусматривал заброску с территории
Сербского княжества хорошо вооруженного полка в составе
1200 человек, в том числе 100 всадников и 100 артиллеристов.
Рейд этого полка вдоль Стара-Планины вплоть до Черного моря
должен был поднять на восстание население горных деревень,
а также по обе стороны горного хребта, в результате чего  
численность восставших, по мнению Г. Раковского, возросла бы до
500 тыс. человек. Власть в освобожденных районах перешла быг
по его плану, к Временному болгарскому «начальничеству»
(правительству).
Слабым звеном в планах Г. Раковского было недостаточное
внимание к организации выступлений на местах. Идеализация
четнической тактики, засылка отрядов с территории соседних
стран, необходимость согласования этой меры с политикой
вассальных по отношению к султану небольших княжеств все
это ставило под сомнение реалистичность плана восстания. Тем
не менее в начале 60-х годов некоторые шаги к его реализации
были осуществлены. Весной 1861 г. Г. Раковский приступил к
созданию специального вооруженного формирования в Белграде,,
получившего название «Первый болгарский легион» и  
насчитывавшего около 600 человек, среди которых были как известные
гайдуцкие воеводы: Христо Македонский, Дед Илю, Иван Кулин
и др., так и молодые сторонники Раковского, прибывавшие из
Болгарии и соседних стран: Васил Левски, Стефан Караджа,  
Васил Друмев, Иван Касабов, сыгравшие впоследствии видную
роль в болгарском освободительном движении.
Первый болгарский легион принял боевое крещение в боях
с гарнизоном турецкой крепости в Белграде в июне 1862 г. во
время конфликта Сербии с империей, имевшей свои опорные
пункты в крепостях важнейших сербских городов. Ожидая  
скорого начала войны между Сербским княжеством и Турцией,
Г. Раковский обратился с пламенным воззванием к болгарскому
народу, в котором призывал к оружию всех от старого до  
малого«за нашу дорогую свободу и независимость!». В воззвании
говорилось: «Наша свобода зависит только от нас! Пусть  
каждому глубоко западут в сердце святые слова свобода или
смерть!" и пусть каждый будет готов... выступить на поле битвы
иод знаменем непобедимого болгарского льва!».
Разрешение сербо-турецкого конфликта дипломатическим  
путем, при посредничестве великих держав, привело к изменению
внешнеполитической ситуации. Болгарский легион был распущен.
В ряде болгарских городов в связи с подготовкой к восстанию
создавались вооруженные группы. Однако координация их  
действий была явно недостаточной, а незначительная численность и
низкое качество вооружения не позволяли рассчитывать на
успех. Отличавшийся наибольшей активностью тырновский отряд
ушел в июне 1862 г. в горы, но ему не удалось соединиться с
габровским отрядом и вооруженными группами из больших  
балканских сел. Турецкие власти, имевшие информацию о  
готовившемся выступлении, приняли срочные меры. Последовали  
многочисленные аресты. Тырновский отряд рассеялся. Поступавшие из
Сербии новости о мирном разрешении сербо-турецкого конфликта
сдерживали активность сторонников Раковского на местах.
В трудном положении оказалась чета Панайота Хитова,  
находившаяся в Балканских горах и не имевшая возможности ни  
объединить отряды местных повстанцев, ни получить оперативную
информацию от Раковского. С большим трудом, скрываясь от
преследований турецких карательных отрядов, поредевшая чета
П. Хитова ушла на сербские земли.
Неудачи 1862 г. не обескуражили Г. Раковского и его  
сторонников. Несмотря на изменение международной обстановки,  
продолжалось формирование вооруженных отрядов, росло число  
подготовленных к походам сторонников активных вооруженных  
действий. В 1864 г. из Сербии в Болгарию снова направилась
небольшая чета П. Хитова, а из Румынии чета Стояна-Воеводы
и Хаджи Димитра. Эти незначительные отряды ставили перед  
собой по преимуществу ограниченные задачи, готовясь к будущим
выступлениям. Г. Раковский после переговоров в Сербии,  
Черногории и Греции о ведении совместных действий, не добившись
реальных результатов, остановился в Румынии, где продолжал
публицистическую деятельность и вел военно-организационную
работу с помощью богатых болгар-торговцев Бухареста.
С середины 1860-х годов в Бухаресте и других румынских  
городах сосредоточивались значительные силы болгарской  
молодежи (преимущественно из малоимущих слоев), уже получившей
опыт борьбы в гайдуцких отрядах или подвергавшейся  
преследованиям со стороны османских властей. Все это наряду с  
наличием огромной массы болгарских переселенцев в Румынии  
создавало здесь благоприятные предпосылки для активизации  
деятельности болгарских организаций. По сведениям современников,
в Румынии проживало в 60-е годы от 200 тыс. до 600 тыс. бол-
г ар. Болгарский Бухарестский комитет был преобразован в
1862 г. в Добродетельную дружину, официально занимавшуюся
благотворительной деятельностью. Объединившаяся вокруг этих
организаций болгарская эмигрантская торговая буржуазия была
ьынуждена считаться с появлением революционного крыла в  
общенациональном движении.
В борьбе за идеологическое влияние и лидерство в  
освободительном движении во второй половине 60-х годов происходила  
существенная перегруппировка социальных и политических сил в
среде болгарской эмиграции. Это проявилось прежде всего в
оформлении двух течений: «старых» и «молодых». Первые  
группировались вокруг Добродетельной дружины и придерживались
традиционной тактики тщательного согласования своих действий
с российской дипломатией, воздерживаясь при этом от  
целенаправленной подготовки вооруженного восстания. Это обусловило
закрепление за «старыми» репутации консерваторов, хотя они
были далеки от мысли о «консервации» системы османского  
господства в болгарских землях. Социальная база «молодых» была
более широкой: от наемных батраков до представителей средней
буржуазии, которых политически объединяла идея национальной
революции, развивавшаяся прежде всего Г. Раковским и  
предусматривавшая сплочение всех патриотических сил эмиграции.
Газета Г. Раковского «Будуштност», широко  
распространявшаяся его сторонниками в Румынии, готовила почву для создания
организационного ядра группировки «молодых». Сам Г. Раков-
ский подготовил программый документ «Временный закон о
народных лесных четах на 1867 г.», в котором предусматривалось
создание в качестве суверенного органа национального движения
«Верховного народного болгарского тайного гражданского  
начальства» и стройной системы вооруженных сил. Однако в том
же 1867 г. Г. Раковский умер от туберкулеза.
Рост идейно-политического влияния движения «молодых»,  
отражавшего чаяния широких кругов, благоприятное воздействие
перемен в румыно-турецких отношениях на положение  
болгарской эмиграции привели к серьезным  
организационно-политическим изменениям в среде «молодых» в 18661869 гг. На  
протяжении нескольких лет особую активность проявлял Тайный  
центральный болгарский комитет (ТЦБК), который оформился в мае
1866 г. в обстановке благоприятствования со стороны румынских
властей, которые были заинтересованы в организации  
совместного с болгарскими эмигрантами отпора возможной османской
агрессии. Однако после постепенного урегулирования румыно-
турецких отношений ТЦБК продолжил самостоятельную деятель-
кость, а подготовленный текст договора («Священная коалиция
между румынами и болгарами») так и не был подписан.  
Организаторов ТЦБК (И. Касабова, И. Трудова и др.) разделяли с
Г. Раковским не столько личная антипатия, сколько все более
углублявшиеся идейно-политические противоречия.
ТЦБК, использовавший широкий спектр организационных
форм и политических идей, революционных и либеральных, как
болгарских, так и иностранных (румынских, итальянских
и т. д.)1 течений, сыграл двойственную роль в развитии  
болгарского освободительного движения и организации «молодых».
С одной стороны, комитет вел шумную пропаганду вокруг  
болгарского национального вопроса, способствуя активизации  
революционно настроенной болгарской молодежи в Османской  
империи. С другой стороны, объективно политическая линия ТЦБК,
сводившаяся к требованию автономии болгарских земель в  
рамках проектировавшегося Турецко-Болгарского государства  
(подобного Австро-Венгрии), свидетельствовала об усилении  
буржуазно-либеральных тенденций в социально разнородном  
течении «молодых».
На практике ТЦБК, несмотря на таинственность процедуры
принятия своих членов, заимствованной во многом из ритуала
масонов и, несмотря на конспирацию и иерархическую структуру,
утвержденную уставом под влиянием опыта итальянских  
карбонариев, не был централизованной организацией со строгой  
дисциплиной и четкой программой действий. Создававшиеся в
18661867 гг. болгарские комитеты на местах не получали  
действенной помощи от Центрального комитета в Бухаресте, не  
имели зачастую и прочных связей с ним, как и между собой.
Тем не менее именно со времени создания ТЦБК начали  
зарождаться мифы о могуществе болгарских комитетов, широкое
хождение стал приобретать термин «комиты», обозначавший  
членов комитетов, а иногда вообще всех болгар, недовольных  
османским режимом. ТЦБК издал в конце 1866 начале 1867 г. ряд
ярких по форме, но расплывчатых по содержанию документов:
«Болгария перед Европой», «Меморандум», адресованный султа-
тгу, и др. Хотя изложенная в них политическая программа ТЦБК
сводилась к идее «турецко-болгарского дуализма»,  
содержавшиеся в этих документах данные о невыносимом положении болгар
под османским игом и пропаганда актуальности решения  
болгарского национального вопроса сделали комитет широко известным
европейской общественности и дипломатам государств Европы.
В самом же болгарском обществе парадоксальным образом  
распространилось мнение, что ТЦБК возглавляет Г. Раковский, хотя
он был ярым противником компромиссов с султанским  
правительством.
К весне 1867 г. ряд болгарских комитетов, созданных в  
Румынии и Сербии, а также в самой Болгарии, готовил восстание
в ожидании предполагавшейся сербо-турецкой войны. Было  
решено придерживаться, как и ранее, четнической тактики,  
пропагандировавшейся Г. Раковским. Материальную помощь  
формировавшимся четам оказывала и Добродетельная дружина, которую
называли в то время также комитетом «старых». Эта организация
продолжала ориентироваться в своих действиях на дипломатов
России, постепенно снова усилившей свое влияние на Балканах
после поражения в Крымской войне. Добродетельная дружина
не могла оставаться в стороне от готовившихся событий, рискуя
полностью потерять прежний авторитет в национальном  
движении. К тому же в апреле 1867 г. при содействии российской  
дипломатии Добродетельная дружина вступила в тесный контакт
с политическими деятелями Сербии, разработав «Программу  
политических отношений между сербо-болгарами (болгаро-сербами)
или их сердечных взаимоотношений». Хотя этот документ так и
не был подписан сербским князем, его политические цели резко
противостояли идее «болгаро-турецкого дуализма». В этой  
программе болгарской буржуазии предусматривалось создание  
федеративного южнославянского государства Болгаро-Сербии (или
Сербо-Болгарии) под главенством сербской династии Обренови-
чей. Реализация проекта заранее ставилась в зависимость от
международных условий: от решительности в проведении  
антиосманского курса Сербским княжеством и от поддержки  
российской дипломатии, видевшей в формировавшемся Балканском  
союзе противовес растущему влиянию Габсбургской империи. Тем
не менее главным в содержании болгаро-сербской программы
было свержение османского господства в болгарских землях.
Отношение к подготовке вооруженной борьбы болгарских чет
было различным у «старых» и «молодых». Лидеры  
Добродетельной дружины (X. Георгиев и др.) не были заинтересованы в  
расширении масштабов движения и расходовании собственных  
капиталов на эти цели. Связывая свои надежды с решительным
выступлением против Османской империи Сербии и в  
особенности России, «старые» рассчитывали путем пропагандистских
рейдовых походов небольших чет сохранить политическое лидер-
ciBo в болгарском движении в ожидании международного  
дипломатического разрешения национального вопроса. В соответствии
с этим «старые» стремились изолировать смертельно больного
Г. Раковского, ограничить четническое движение угодными им
рамками, но в то же время обеспечить важную роль Болгарии в
межбалканских политических отношениях.
В лагере «молодых» не было единства и четкой организации
действий. ТЦБК в Бухаресте занимал нейтральную позицию, не
мешая, но и не содействуя созданию вооруженных чет,  
поскольку ряд членов комитета считали их формирование  
несвоевременным. Однако настроение основной массы «молодых» было в  
пользу подготовки чет к общему восстанию весной летом 1867 г.
Вдохновляемые вооруженным восстанием греков на острове Крит
в 1866 г. и развернувшейся подготовкой сербского выступления
против Турции, «молодые» пытались на практике осуществить
план Г. Раковского.
Между тем крупную роль в болгарском освободительном  
движении стал играть Любен Каравелов (около 18341879). Его
Деятельность имела огромное значение для организационного
оформления революционного течения и его демократизации. Сын
зажиточного, но разорившегося торговца, Л. Каравелов в 1857 г.
выехал в Россию для продолжения образования. В России сло-
жились его мировоззрение и идейные представления, оформились
разносторонние научные интересы, там же он стал писателем-
публицистом. Обучаясь в Московском университете, Л. Караве-
лов еще в начале 1860-х годов встал на революционный путь,
пропагандируя в России идеи Г. Раковского. Из опыта  
общественно-политической борьбы в русском обществе Л. Каравелов
извлек для себя претворенные им впоследствии в болгарском  
национальном движении революционно-демократические уроки.
Пропагандируя на страницах умеренно либеральных и  
консервативных русских газет освободительные цели болгарского  
движения, Л. Каравелов в своих художественных произведениях и
публицистике вскрывал социальные противоречия, свойственные
болгарскому обществу^ Идеологическое обоснование  
революционных задач в интересах большинства эксплуатируемого народа
знаменовало новый этап в развитии болгарской политической
мысли.
Прибыв в начале 1867 г. на Балканы, Л. Каравелов в своих
корреспонденциях из Белграда популяризировал в русской  
прессе идею совместного выступления южнославянских народов против
султанского правительства. В конце весны 1867 г. Каравелов
основал в сербской столице Болгарский комитет, который  
сформировал крупную чету, готовую к выступлению в Болгарии.
Широко замышлявшаяся военная акция четы встретила,  
однако, много трудностей при реализации. Военно-организаторская
подготовка проходила в сжатые сроки; недоставало вооружения
и боеприпасов, несмотря на энергичные меры, принятые  
одесскими болгарами; позиции сербского и румынского правительств
менялись в зависимости от политической обстановки и хода дел
у организаторов выступления. Координация действий болгарских
чет, засылавшихся из Румынии и Сербии, а также гайдуцких  
отрядов, создававшихся внутри Болгарии, была явно недостаточной.
Небольшие четы П. Хитова и Ф. Тотю, насчитывавшие  
соответственно 30 и 35 человек, вступили в Болгарию, но вынуждены
были вести оборонительные бои, уходя от преследовавших их
турецких отрядов. Чета Ф. Тотю в сражении у села Вырбовка
была разгромлена и рассеяна, сам воевода с немногими  
оставшимися у него четниками соединился с четой П. Хитова и с  
боями ушел на сербскую территорию. Боевые действия чет, несмотря
на понесенные потери, поднимали революционный дух  
болгарского народа, готовили почву для новых вооруженных выступлений.
Известие о «болгарском восстании» содействовало подъему  
национально-церковной борьбы. Практическим результатом четниче-
ского движения 1867 г. стало также широкое освещение  
болгарского национального вопроса в европейской прессе.
Осенью 1867 г. в Белграде было открыто военное училище
для подготовки болгарских юношей, а также черногорцев,  
хорватов и сербов в качестве военных руководителей чет. Болгарская
группа численностью в 200 человек стала известна под  
названием «Второй болгарский легион». Материальные средства для его
комплектования и обучения были предоставлены Россией,  
поощрявшей сербско-болгарские военно-политические контакты.  
Добродетельная дружина рассматривала Второй легион как важный
результат своего сотрудничества с сербским правительством.
Однако после смены курса Сербского правительства,  
добившегося дипломатическим путем вывода турецких гарнизонов со
своей территории, пребывание болгарской воинской единицы в
Белграде стало неудобным для Сербии. В апреле 1868 г. Второй
болгарский легион был фактически распущен. Статьи Л. Караве-
лова в русских газетах, критиковавшего политику сербского  
правительства, стали поводом для его высылки в Нови-Сад,  
находившийся тогда в составе Австро-Венгрии. Здесь он был арестован
по подозрению в соучастии в убийстве сербского князя и  
заточен в будапештскую тюрьму. Смерть Г. Раковского и арест
Л. Каравелова, репрессии османских властей в Болгарии  
отрицательно отразились на подготовке новых выступлений болгарских
революционеров.
В печатных органах «молодых» в газетах «Дунавска зора»
и «Народност» в начале 1868 г. были опубликованы статьи
о четническом движении предыдущего года, в которых ставилась
задача продолжать подготовку вооруженных отрядов и групп
молодежи, готовой с оружием в руках отправиться в Болгарию.
После фактического распада ТЦБК в начале лета 1868 г. в
Бухаресте было образовано «Болгарское общество»  
организация либерально-буржуазного крыла «молодых», которая,  
продолжая линию на пропаганду «болгаро-турецкого дуализма», открыто
поддерживала создание вооруженных отрядов. Начиная с  
февраля 1868 г., воеводы Стефан Караджа и Хаджи Димитр приступили
к формированию боеспособных чет. Их выступление в июне
1868 г. и героические сражения на родной земле стали  
вершиной четнического движения.
Боевые действия четников С. Караджи и X. Димитра не
были, однако, поддержаны выступлением чет, организованных в
Румынии, поскольку румынское правительство уступило натиску
Турции и воспрепятствовало переправе через Дунай болгарских
отрядов, подвергло арестам и репрессиям болгарских  
революционеров. Перед участниками освободительного движения, прежде
всего перед представителями его революционного крыла, все  
более ясно вставал вопрос о пересмотре тактики и организации
борьбы.
Уроки четнического движения 18671868 гг. требовали  
переноса центра тяжести подготовительной работы непосредственно
в Болгарию и создания действенного организационного центра.
Колеблющуюся позицию «старых» и других  
буржуазно-либеральных организаций в вопросе о значении вооруженной борьбы в
национальном движении, зависимость от политики Сербии и  
Румынии можно было преодолеть лишь путем идейно-политической
и организационной консолидации революционного течения при
четком размежевании с иными политическими силами.

Назад к содержимому | Назад к главному меню