Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Князь становится царем

Страны в истории > Болгария

К концу 1907 г. второе однопартийное правительство  
стамболовистов окончательно дискредитировало себя грубыми  
полицейскими мерами в борьбе с прогрессивными силами и в начале
1908 г. было заменено кабинетом демократической партии во
главе с А. Малиновым.
Разразившаяся летом 1908 г. младотурецкая революция резко
изменила обстановку в Юго-Восточной Европе и на Ближнем  
Востоке. Правительство Малинова и князь Фердинанд поспешили
использовать охлаждение в отношениях большинства великих
держав к Турции, где пришло к власти правительство  
младотурок. Предварительные переговоры с дипломатами  
Австро-Венгрии, поездка Фердинанда в Вену позволили сделать заключение,
что возникли некоторые условия для активизации внешней  
политики, прежде всего для ликвидации вассальной зависимости
болгарского княжества от Османской империи.
22 сентября (5 октября) 1908 г. в Велико-Тырнове (бывшем
некогда столицей Второго Болгарского царства) в торжественной
обстановке состоялось провозглашение независимости Болгарии.
При этом Болгария была объявлена царством, а Фердинанд
«царем болгар». Тырновский митрополит венчал Фердинанда  
царской короной. В тот же день в Вене было объявлено об аннексии
Австро-Венгрией Боснии и Герцеговины. Провозглашение  
независимости Болгарии было нарушением политической системы,
порожденной Берлинским конгрессом, и в столицах некоторых
великих держав оно было встречено сдержанно. Правительство
Турции потребовало от Болгарии огромной денежной  
компенсации в качестве условия признания ее самостоятельности  
(формально как компенсацию за конфискованную болгарским  
государством железную дорогу в Южной Болгарии, ранее  
являвшуюся собственностью Турции). На турецко-болгарской границе с
обеих сторон начали концентрироваться войска:  
болгаро-турецкие отношения зашли в тупик.

В этой сложной ситуации на помощь Болгарии пришла  
Россия. В результате переговоров весной 1909 г. были подписаны  
соглашения, по которым правительство России взяло на себя  
обязательство учесть требуемую правительством Турции сумму в
счет погашения задолженности Турции России по долгам,  
связанным с окончанием войны 18771878 гг. Болгария обязалась
постепенно внести в государственную казну России (с  
рассрочкой в 75 лет) сумму, составлявшую 12,5% от первоначально
затребованной Портой компенсации. Фактически же в результате
соглашений (в момент их заключения) никто никому не платил
(после Октябрьской революции Советское правительство  
аннулировало долг Болгарии России). В итоге Турция и Россия
(а вслед за ней и другие великие державы) официально признали
независимость Болгарии. Тем самым последняя становилась  
полностью самостоятельным и независимым государством, что  
объективно имело большое прогрессивное значение.
Провозглашение Фердинанда «царем болгар» было в то же
время недвусмысленной заявкой правящей  
буржуазно-монархической клики на активную внешнюю политику. Этот акт имел  
одновременно и внутриполитическую направленность. Власть  
монарха в стране с годами все больше укреплялась. После  
отстранения Стамболова от власти князь поначалу играл роль  
своеобразного арбитра в политической жизни страны. В дальнейшем
Фердинанд, используя предоставленные ему конституцией  
большие полномочия, все больше проявлял самодержавные  
устремления; происходило оформление так называемого режима личной
власти. Фердинанду очень помогало то обстоятельство, что  
правящие буржуазно-националистические круги страны рассматривали
его как личность, способную выполнить их внешнеполитическую
программу решить проблемы государственного суверенитета и
национальной консолидации. Монарх стал таким образом  
носителем идеи «Великой Болгарии».

Руководство внешней политикой фактически было  
сконцентрировано в руках Фердинанда. Часто важные секретные диплома-
тические документы хранились не в государственном, а в личном
архиве монарха. В результате даже многие главы кабинета  
министров не подозревали о некоторых тайных соглашениях,  
заключенных по инициативе монарха руководителями  
предшествующих правительств. Складыванию союза реакционных кругов  
болгарской буржуазии с монархией помогал также и обоюдный
страх перед растущим оппозиционным движением пролетариата,
трудящегося крестьянства и других демократических слоев  
народа.
На характер режима в создавшихся условиях накладывали
сильный отпечаток и личные качества монарха. Фердинанд  
обладал огромным честолюбием и претенциозностью: он считал себя
крупным государственным деятелем и искусным дипломатом.
Втайне он мечтал о возрождении под своим скипетром  
Византийской империи. К простому народу Фердинанд относился с  
презрением. «Крестьяне, однажды заметил он, должны пахать
землю, а не заниматься политикой». Снобизм цеуравновешенного
и тщеславного аристократа сочетался в нем с практицизмом и
умением приспособиться к политической реальности. Будучи  
мастером интриги, он умел использовать человеческие слабости  
политических деятелей. Разжигая противоречия между лидерами
партий, Фердинанд укреплял свою власть. Смены кабинетов, как
правило, происходили по инициативе монарха, согласно его  
конкретным расчетам и комбинациям. При этом Фердинанд  
стремился к тому, чтобы партии и их наиболее влиятельные лидеры  
долго не задерживались у власти. В предшествовавшее Балканским
войнам 19121913 гг. 12-летие лишь два кабинета из  
двенадцати просуществовали более двух лет и три от одного до двух
лет.
Нарушения Фердинандом конституции, его пренебрежительное
отношение к Народному собранию, фактически почти  
бесконтрольная внешнеполитическая деятельность монарха и  
правительства вызывали растущую критику со стороны демократических
сил страны рабочих и мелкобуржуазных партий.
Принципиальной платформы придерживалась партия тесных
социалистов, выступавшая с позиций революционного  
социализма и пролетарского интернационализма. Тесняки осуждали  
монархию и призывали к установлению в стране республиканского
строя. Последовательно разоблачали они гегемонистские  
устремления правящих в балканских странах (в том числе в Болгарии)
буржуазно-монархических клик, прикрываемые популярными
лозунгами национального объединения. Партия призывала к
установлению дружеских отношений с соседними балканскими
народами. Важнейшим ее внешнеполитическим лозунгом стала
идея демократической федерации балканских республик  
(Балканской федерации). Настойчиво и систематически  
пропагандировали этот лозунг тесняки в пролетарской среде публиковали
соответствующие материалы в печати, популяризировали на  
рабочих собраниях и митингах и т. п. Их представители во главе
с Д. Благоевым сыграли активную роль в проведенной в январе
1910 г. в Белграде Межбалканской социалистической  
конференции, на которой идея Балканской федерации была провозглашена
общим лозунгом революционной социал-демократии всех стран и
земель Юго-Восточной Европы. Этот лозунг, нацеливавший  
революционные и демократические силы и течения балканских стран
на борьбу с шовинизмом и милитаризмом, был поддержан  
революционными организациями II Интернационала: В. И. Лениным
и большевиками, Р. Люксембург и левыми из германской социал-
демократии, голландскими «трибунистами» и др.
Мелкобуржуазные демократические партии БЗНС и  
радикалы решительно осуждали самодержавные тенденции  
Фердинанда, нарушение конституции. Однако в критике  
внешнеполитической деятельности правительства они не были столь  
последовательны и принципиальны, как тесняки. Занимая в какой-то
мере промежуточную позицию между националистическим  
лагерем буржуазных партий и интернационалистами-тесняками, они
выступали против крайнего милитаризма и шовинизма. В печати
БЗНС и радикалов встречались иногда и призывы к установлению
Балканской федерации. Близкую к мелкобуржуазным партиям
позицию в этих вопросах занимало реформистское руководство
партии широких социалистов.
Ингорируя критику со стороны демократических партий,  
правящие буржуазно-монархические круги предпринимали шаги,
направленные на еще большую концентрацию власти в руках
царя. Фердинанд решил полностью освободиться от формальной
необходимости считаться с парламентом в вопросе контроля
внешнеполитической деятельности правительства. Дело в том,
что, согласно ст. 17 Тырновской конституции, заключение  
договоров и конвенций с иностранными государствами официально
не могло происходить без ведома и одобрения Народного  
собрания. Но та же конституция наделила монарха столь обширными
полномочиями, что фактически предоставляла ему возможность
нарушения ст. 17 и других статей.
Подготовка операции по изменению ст. 17 конституции  
проходила в несколько этапов. Весной 1911 г. была произведена
очередная смена кабинета: к власти было призвано  
коалиционное правительство И. ГешоваС. Данева, состоявшее из народ-
няков и прогрессистов партий, стремившихся к соглашению с
правительствами соседних балканских стран. Такой состав  
кабинета вполне отвечал замыслам очередной дипломатической игры
Фердинанда.
Для изменения конституции необходимо было согласие  
Великого Народного собрания. На обсуждение избранного V Великого
Народного собрания был внесен соответствующий проект  
изменения ст. 17 конституции. Против этого проекта решительно  
выступала парламентская фракция БЗНС, наиболее крупная из
фракций оппозиционных демократических партий. Ее  
поддержали депутаты радикалов и партии широких социалистов. Единст-
венный представитель тесняков в собрании высказался не только
против изменения конституции, но и призвал к установлению в
Болгарии республиканского строя. Однако депутаты буржуазных
партий, имевших в V Великом Народном собрании подавляющее
большинство голосов, проголосовали за изменение конституции.
Так, с санкции V Великого Народного собрания летом 1911 г.
у царя и послушного ему правительства были полностью  
развязаны руки для тайной от народа дипломатической деятельности.

Назад к содержимому | Назад к главному меню