Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Война между союзниками

Страны в истории > Болгария

Лондонский договор не принес мира и спокойствия на Балканы.
Судьбы Болгарии и остальных государств Юго-Восточной  
Европы все в большей степени стали зависеть от произвола  
правивших в этих странах буржуазно-монархических правительств и
интриг империалистической дипломатии великих держав. В ходе
бойны в Болгарии (как и во всем Балканском регионе)  
постепенно происходили существенные изменения в расстановке  
общественных сил, менялся там и социально-психологический
климат.
С начала войны патриотические настроения охватили  
подавляющее большинство населения. Все буржуазные партии  
безоговорочно поддержали курс правительства ГешоваДанева. Их  
лидеры были единодушны в стремлении к национальной  
консолидации, а также к территориальному расширению и материальным
выгодам, которые сулила победоносная война. (Эти мотивы  
прикрывались, разумеется, пропагандой популярных в народе идей
национального объединения и освобождения порабощенных
братьев.) Среди руководства БЗНС и партии широких  
социалистов возникли разногласия: одна часть деятелей этих партий
была солидарна с политикой правительства, другая часть (в их
числе А. Стамболийский и Я. Сакызов) заняла колеблющуюся,
выжидательную позицию.

Лишь руководство партии тесняков осудило линию  
правительства на войну. Отражая мнение передовых рабочих, тесняки не
доверяли правящим кругам. В специальном заявлении ЦК  
партии порицался националистический курс  
буржуазно-монархического правительства. В нем отмечалось, что пролетариат боролся
и будет бороться за национальное объединение и решение  
назревших на Балканах проблем революционным путем, на основе
создания Балканской федерации демократических республик.
В документе также указывалось, что союз балканских государств,
«созданный для осуществления завоевательных целей капитала
и династий, может распасться и стать источником новых  
национальных соперничеств и конфликтов». С подобной декларацией
представитель тесняков X. Кабакчиев выступил на чрезвычайном
международном социалистическом конгрессе в Базеле в ноябре
1912 г. (он был созван руководством II Интернационала в связи
с началом войны на Балканах); конгресс сыграл важную роль в
деле мобилизации революционной социал-демократии всего мира
для борьбы против милитаризма, шовинизма и войны.
В ходе I Балканской войны внутреннее положение в Болгарии
осложнилось. Быстро росли цены на предметы первой  
необходимости, особенно на продовольствие. Лишения испытывало  
прежде всего трудовое население города. Крестьяне страдали от  
реквизиций для нужд армии. Затянувшаяся война требовала все
новых жертв. Много потерь в армии было связано с эпидемией
холеры в конце 1912 г. Зато буржуазия извлекала из войны  
прибыли: она наживалась на военных поставках и на  
спекулятивных сделках.

Пока союзников объединяла задача разгрома османской  
армии, противоречия между ними не выступали наружу.  
Положение изменилось, когда были одержаны решающие победы. Весной
1913 г. в правящих кругах Болгарии и ее союзников быстро  
нарастала волна национализма: каждое из правительств стремилось
урвать как можно большую долю освобожденной территории.
Болгарские правящие круги были чрезвычайно недовольны тем,
что в ходе войны Македония оказалась расчлененной на три
зоны, в двух из которых находились войска Сербии и Греции.
Между сербскими и греческими войсками, с одной стороны,
и болгарскими с другой, возникали трения и конфликты.
Сербское правительство, ссылаясь на большие территориальные
приобретения Болгарии во Фракии, поставило перед болгарским
правительством вопрос о пересмотре условий союзного договора
и уступке Сербии дополнительных территорий в Македонии,  
занятых уже сербскими войсками. Греческое правительство,  
выдвинув свои территориальные претензии к Болгарии в Македонии,
по существу поддерживало сербское.
Правительство Болгарии, аргументируя свою позицию более
значительным вкладом Болгарии в дело разгрома османской  
армии, а также этническим составом населения Македонии,  
напротив, настаивало на выполнении Сербией условий секретных  
статей союзного договора 1912 г. и добивалось отвода сербской  
армии с части занятых ею территорий в Вардарской Македонии.
Болгарские националисты устраивали шумные митинги, требуя
от правительства твердого курса по отношению к Сербии и  
Греции; в Народном собрании в марте 1913 г. один из депутатов под
аплодисменты зала воскликнул: «Мы достаточно сильны и  
сможем воевать на всех наших грапицах!». В день подписания  
Лондонского мира с Турцией некоторые буржуазные газеты  
Болгарии писали: «Война окончена! Да здравствует война!».
Далеко не все слои болгарского общества были охвачены  
националистическим угаром. Он распространялся прежде всего
среди буржуазных кругов, мелкой буржуазии и интеллигенции.
Трудовое население рабочие и крестьянская беднота слабо
поддавались экстремистским настроениям. Наиболее  
последовательную позицию заняли передовые рабочие и их  
представителяли тесняки. Они разоблачали в своей газете  
националистические планы буржуазно-монархических правительств Болгарии и
ее союзников, происки дипломатии империалистических держав.
Тесняки неустанно пропагандировали лозунг Балканской  
федерации, и их интернационалистская пропагацда находила отклик.
В некоторых городах 1 мая 1913 г. состоялись рабочие собрания
и были объявлены забастовки. В армии усиливалось брожение:
усталость и разочарование в связи с затянувшейся войной  
вызывали недовольство солдат, они требовали демобилизации. Весной
1913 г. ряд полков охватили волнения.
Между тем в правящих кругах Болгарии брали верх  
настроения воинствующего максимализма. Опьянение военными  
победами болгарской армии затуманило голову многим генералам и
буржуазным лидерам. С крайними националистическими  
призывами выступали деятели либеральных партий: они не допускали
и мысли об уступках в Македонии. Правительство И. Гешова  
находилось в растерянности; оно было склонно прислушаться к  
голосу русских дипломатов, которые призывали балканских  
союзников к компромиссу. По инициативе царя Фердинанда на смену
правительству Гешова пришло правительство Данева, которое  
настаивало на точном соблюдении условий болгаро-сербского  
соглашения о разделе Македонии, требуя пропустить болгарскую  
армию в занятые сербскими частями районы так называемой
«бесспорной зоны». Либералы же требовали покончить с  
ориентацией на Россию. Националистический психоз охватил и другие
партии буржуазного лагеря. Чрезвычайно усилилось влияние
военщины.
Активную роль в разжигании максималистских устремлений в
правящих кругах Болгарии сыграли дипломаты Берлина и Вены.
Руководители правительств Германии и Австро-Венгрии задались
целью взорвать Балканский союз. В многотомных публикациях
некогда секретных дипломатических документов имеются  
откровенные свидетельства об отношении Берлина и Вены к  
Балканскому союзу. «Со славянами, а особенно с Болгарией, нужно
обходиться по принципу разделяй и властвуй44», цинично  
сформулировал кайзер Вильгельм II руководящий принцип германской
дипломатии на Балканах. В продолжении последних месяцев
1912 и первой половины 1913 г. дипломаты Берлина и Вены  
систематически и настойчиво разжигали противоречия в  
Юго-Восточной Европе. Они натравливали Болгарию против Сербии,
Сербию и Грецию против Болгарии. Белграду они предлагали
добиваться выхода не к Адриатическому, а к Эгейскому морю,
через Македонию и Салоники. Софии же тайно рекомендовали не
уступать Белграду. По их наущению Румыния выдвинула  
требование о предоставлении ей территориальных компенсаций в
болгарской Южной Добрудже. Объединенными усилиями  
дипломатии держав Антанты (прежде всего России)  
румыно-болгарский конфликт временно был смягчен. Болгария была  
вынуждена уступить Румынии Силистру в Южной Добрудже.
1 июня 1913 г. (через день после подписания Лондонского
мира) правительства Сербии и Греции заключили тайное  
соглашение, направленное против Болгарии: они решили разделить
между собой большую часть Македонии и таким путем  
установить общую границу между Сербией и Грецией. Русские  
дипломаты видели нараставшую угрозу войны между вчерашними
союзниками и делали попытки ликвидировать конфликт мирным
путем. В Петербурге, полагая, что сохранение Балканского союза
отвечает интересам России (и Антанты в целом) ввиду  
предстоящей борьбы с Германией и Австро-Венгрией, выдвинули
идею созыва конференции глав правительств стран Балканского
союза. Правительства Болгарии и других заинтересованных
стран не спешили с принятием этого предложения. Позиция  
Англии и Франции фактически мало способствовала созыву  
конференции: в Лондоне и Париже считали, что конференция может
чрезмерно усилить влияние России на Балканах. Политика же
Берлина и Вены была, как указывалось выше, прямо направлена
на развал Балканского союза.
Болгарские шовинисты в то время оказали мощный нажим на
правительство. Под лозунгом «Все или ничего!» они требовали,
чтобы правительство не шло ни на какие уступки. 22 июня
1913 г. в Софии под руководством В. Радославова состоялся  
митинг деятелей либеральных партий, на котором прозвучали  
призывы силой изгнать сербов и греков из Македонии. Туда были
переброшены из Фракии почти все болгарские войска, и границы
Болгарии с Турцией и Румынией оказались оголенными., При
передвижении частей болгарской армии в ряде подразделений
проявилось недовольство солдат, мечтавших о демобилизации.
В обстановке националистического угара, охватившего  
правящие круги, Фердинанд пошел ва-банк: он сделал попытку силой
решить македонскую проблему. По его приказу 16 (29) июня
болгарские войска в Македонии напали на сербов и греков. Так
началась межсоюзническая или II Балканская война. Она была
вызвана политикой господствующих верхов Болгарии и других
балканских стран, чьи гегемонистские устремления подогревались
интригами дипломатии империалистических держав. Авантюра
Фердинанда потерпела крах в первые же дни: наступление  
болгарских войск было приостановлено, они вынуждены были  
перейти к обороне.
Правящие верхи Болгарии находились в растерянности.  
Срочно был сменен командующий армией. Трудным положением  
Болгарии поспешило воспользоваться правительство Румынии:  
румынская армия вторглась на территорию Болгарии и без  
сопротивления продвигалась к Софии. Правительство Данева ушло в
отставку. Провалилась попытка создания коалиционного  
правительства «национальной концентрации». 17 июля царь  
сформировал из лидеров либеральных партий новое правительство  
правительство «либеральной концентрации» В. Радославова.  
Авторитет русофильских партий, находившихся до этого у власти и
склонных к компромиссу, оказался подорванным. К тому же в
болгарских правящих кругах наступило разочарование политикой
Петербурга: в течение всего кризиса дипломаты России  
призывали к уступкам и соглашению с Сербией и Грецией. Приход к
власти либеральных партий означал стремление правящих  
кругов страны к переориентации болгарской внешней политики.
В те же дни в нарушение условий Лондонского мира  
турецкая армия начала продвигаться к западу от линии Энез Мидье.
Она заняла Эдирне и почти всю Восточную Фракию.  
Правительство России попыталось организовать объединенную  
военно-морскую демонстрацию великих держав, целью которой было  
заставить Турцию считаться с решениями Лондонской мирной  
конференции. Однако эта попытка не увенчалась успехом.
Правительство Болгарии было вынуждено капитулировать.  
Перемирие застало Болгарию в отчаянном положении.
28 июля (10 августа) 1913 г. в Бухаресте был подписан  
мирный договор с Болгарией. Румыния получила принадлежавшую
ранее Болгарии Южную Добруджу. Сербия и Греция поделили
между собой почти всю Македонию. Болгарии был оставлен
лишь Пиринский край. За ней была сохранена и освобожденная
болгарской армией в ходе I Балканской войны Западная  
Фракия, дававшая ей выход в Эгейское море. Проблемы болгаро-
турецких отношений были урегулированы миром в Стамбуле от
16 (29) сентября 1913 г., по которому почти вся Восточная
Фракия (включая Эдирне) была включена в пределы Турции.
Война принесла болгарскому народу значительные потери:
было много убитых и раненых. Страна понесла территориальные
утраты и большой материальный ущерб. Так трагически  
закончилась авантюра правящих буржуазно-националистических  
кругов во главе с Фердинандом; в памяти народа она осталась как
первая национальная катастрофа.

Назад к содержимому | Назад к главному меню