Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Земледельческий союз у власти

Страны в истории > Болгария

В мае 1920 г. было создано однопартийное правительство  
Земледельческого союза во главе с А. Стамболийским. Оно взяло курс
на проведение ранее декларированных демократических реформ,
которые имели целью укрепить с помощью государства  
положение мелких сельских производителей и ограничить, а то и  
ликвидировать влияние торгово-ростовщического капитала и так  
называемых кожедерских элементов. Лидеры БЗНС действовали  
исходя из идей сословной теории, развитой и углубленной в работах
А. Стамболийского и его соратников послевоенного периода. Они
выдвинули утопическую задачу ликвидации «спекулятивного  
капитала», не затрагивая основ капитализма частной  
собственности на орудия и средства производства. «Крестьянское сословие»
было провозглашено руководящим. Прозвучали призывы к  
установлению «крестьянской демократии», «крестьянского царства»,
направленных против остальных сословий.
На политике реформ Земледельческого союза сказывалась  
социальная неоднородность его приверженцев. В БЗНС преобладало
трудовое крестьянство. Однако среди членов союза были и  
зажиточные крестьяне, которые составляли социальную базу его  
консервативного крыла. Разнородность членского состава БЗНС,  
наличие в нем тогда значительной массы мелкобуржуазных  
элементов определяли колебания в политике руководства союза, его
неустойчивость и шатания.

Важнейшей из реформ была аграрная, предусматривавшая
изъятие всех излишков земельных владений сверх 30 га  
обрабатываемой площади. Владельцам отчуждаемой у крупных  
собственников земли (ее в стране оказалось не очень много)  
полагалась компенсация. Изъятию подлежали и церковно-монастырские
угодья. Отчуждаемые земли вместе с пустующими составляли
особый государственный фонд, из которого надлежало обеспечить
землей безземельных и малоземельных крестьян. «Земля тем, кто
ее обрабатывает!» так определил основную идею реформы ее
инициатор Р. Даскалов. В основе реформы лежал закон о  
трудовой поземельной собственности. С целью проведения реформы на
местах создавались специальные комиссии. Вокруг реформы раз-
вернулась острая борьба, и ее фактическое осуществление  
затянулось.
Второй важной реформой было введение всеобщей трудовой
повинности. По закону все молодые граждане обязаны были
отработать определенное время на строительстве  
государственных сооружений. Наряду с этим были проведены и другие  
реформы: издан закон об отчуждении некоторых частных зданий для
государственных и муниципальных нужд; устанавливалось  
прогрессивное налоговое обложение; вводился особый налог на  
акционерные компании. Торговля зерном была изъята из рук крупных
торговцев и передана специально созданному государственному
кооперативу Консорциуму. Несколько законов регулировали
различные стороны деятельности сельскохозяйственной  
кооперации: потребительской и по реализации произведенной продукции.
Были изданы также законы о поощрении сельскохозяйственного
производства, о предоставлении ссуд и других льгот  
кооперативам и т. п. В результате за годы существования правительства
БЗНС возникло несколько сот новых сельских кооперативов  
(сбытовых и потребительских).

Кроме перечисленных, правительство БЗНС издало огромное
количество других законов (только за первый год деятельности
правительства было принято свыше 100 законов), затрагивавших
разные сферы жизни общества. Многие из них, однако,  
оставались лишь на бумаге. Социальная неоднородность состава БЗНС
и борьба в его руководстве, а также давление внутренней и  
международной реакции (империалистов Антанты) сказывались на
содержании законов и в особенности на ходе их реализации.
Реформаторская деятельность правительства Стамболийского в
целом была пронизана духом обновления. Великие  
революционные преобразования в России, несомненно, послужили толчком к
демократическим реформам в других странах, в том числе и в
Болгарии. Недаром многие болгарские реакционеры иногда  
называли деятелей левого крыла БЗНС «оранжевыми  
большевиками». О «большевистском духе» реформ Земледельческого союза
(явно преувеличивая их радикальный характер) писали и  
некоторые иностранные журналисты.
Несколько иначе оценивалась внешнеполитическая линия
БЗНС. С момента прихода к власти правительство А.  
Стамболийского провозгласило, что Болгария порвала с авантюристической
и шовинистической политикой старых партий и стала  
миролюбивым государством. Стамболийский поставил задачу вывести  
страну из изоляции. Мирный договор был ратифицирован, и  
связанные с ним обязательства правительство БЗНС собиралось  
выполнять. Вместе с тем оно пыталось достигнуть расположения
правительств держав Антанты и союзных с ней малых держав-
победительниц. Правительство стремилось к смягчению некоторых
наиболее суровых условий Нейиского мира (в первую очередь о
репарациях и др.). Этой цели отчасти служила так называемая
100 -дневная поездка Стамболийского осенью 1920 г. в Лондон,
Париж, Брюссель, Варшаву, Прагу и Бухарест. Поначалу ему
удалось добиться лишь принятия Болгарии в декабре 1920 г. в
Лигу Наций. Идя на это, империалисты Антанты намеревались
повлиять на внешнеполитический курс Болгарии, в частности
предотвратить возможное сближение Болгарии с Советской  
Россией.
Многие внешнеполитические акции правительства были  
продиктованы (особенно на первых порах) стремлением подчеркнуть
лояльность к странам-победитуельницам. К их числу относился и
допуск по настоянию Антанты в Болгарию солдат и офицеров
разгромленной врангелевской армии. Официально они прибывали
как гражданские лица. В 19201921 гг. в стране оказалось около
50 тыс. врангелевцев и других белоэмигрантов, военных и  
штатских. Очень многие из них по существу сохранили свои воинские
формирования, а некоторые офицеры даже оружие. Появление в
Болгарии фактически частично организованной  
контрреволюционной антисоветской силы было чревато серьезными последствиями.
Со всеми сопредельными, связанными с Антантой  
государствами Румынией, Югославией и Грецией, с одной стороны, и с
Турцией с другой, правительство стремилось установить
лояльные отношения. Кемалистскому правительству Турции была
оказана неофициальная помощь, отношения с Турцией стали  
добрососедскими.
С целью укрепления внешнеполитических позиций БЗНС его
руководство предприняло шаги к объединению всех разделявших
идеи аграризма мелкобуржуазных крестьянских партий Европы.
Позднее созданная организация, в которой преобладали право-
крестьянские партии и которая получила название Зеленый  
Интернационал, основала свой центр в Праге.
Политика демократических реформ Земледельческого союза
вызвала подозрения у правительств стран Антанты и союзных с
ней государств и определила их прохладные, а иногда и  
враждебные отношения к Болгарии. Активно настраивали Антанту  
против правительства Стамболийского болгарские реакционеры. Они
установили тесные контакты с представителями  
Межсоюзнической контрольной комиссии Антанты в Софии, созданной для
наблюдения за выполнением условий мирного договора. Эта  
комиссия нередко превышала свои полномочия и бесцеремонно  
вмешивалась во внутренние дела Болгарии.
Давление сил внутренней и внешней реакции на  
правительство БЗНС в связи с реформами особенно возросло в первой  
половине 1921 г. Болгарская буржуазия начала переводить  
капиталы за границу. В зарубежной печати усилилась враждебная  
кампания с обвинениями БЗНС в «большевизме» и «сговоре с  
коммунистами». В феврале и августе 1921 г. в адрес правительства
Болгарии последовали ноты протеста Межсоюзнической  
контрольной комиссии с требованием отмены ряда реформ, что было  
явным вмешательством во внутренние дела страны. Прозвучала
даже угроза оккупации Болгарии. Это заставило правительство
пойти на уступки. Некоторые из наиболее радикальных законов
(о налоге на акционерные компании и прогрессивном обложении,
о Консорциуме и др.) были ими отменены или изменены.  
Проведение ряда реформ было либо приостановлено, либо  
заторможено.
Правительство старалось отмести обвинения в «пособничестве
коммунистам». Более того, поскольку, по мнению руководства
БЗНС, БКП стала его основным соперником в борьбе за массы,
в том числе в деревне, летом 1921 г. почти все муниципалитеты
с коммунистическим большинством были под разными предлогами
распущены. Кроме того, были приняты и другие меры по  
подрыву влияния БКП. Отношения между БЗНС и БКП и без того
весьма неустойчивые иногда становились враждебными.
Между тем позиции компартии неуклонно расширялись. Этому
содействовали общая обстановка в мире, успехи Советской  
России. В основе крепнувшего влияния БКП был рост численности,
концентрации, культурного уровня, классоврго сознания  
болгарского пролетариата в послевоенные годы. Доля рабочих,  
объединяемых революционными профсоюзами, увеличилась с 2
2,5% от общей численности в предвоенные годы до 10% в 1920 г.;
среди промышленных рабочих с 10 до 30%. В то же время  
партия широких социалистов и реформистские профсоюзы  
переживали кризис: в их рядах активизировалась левая оппозиция,  
требовавшая объединения с БКП и ОРСС. Осенью 1920 г.  
значительная часть левой оппозиции во главе с Г. Бакаловым  
присоединилась к БКП и ОРСС, численность социал-демократической  
партии и реформистских профсоюзов сократилась. В то же время в
их руководстве усилились антикоммунистические тенденции.  
Престиж БКП после присоединения к ней левых социал-демократов
вырос. Пополнились ряды не только ОРСС, но и других  
организаций, действовавших под руководством БКП. С большим размахом
издавалась марксистская литература: труды К. Маркса, Ф.  
Энгельса, В. И. Ленина и их соратников, работы о Советской  
России. На базе партийных клубов осуществлялось политическое
воспитание передовых рабочих и представителей других слоев
трудящихся.
В 1921 г. буржуазия перешла в наступление на рабочих. Она
попыталась ликвидировать завоевания, достигнутые  
пролетариями в 1919 г. Партия и революционные профсоюзы возглавили
стачечную борьбу пролетариата. В то же время правые лидеры
социал-демократии предпочитали стоять в стороне от этой  
борьбы. Более того, они иногда даже блокировались с буржуазией,
поддерживали ее выступления как против БКП, так и против
реформаторской деятельности БЗНС.
В рядах БКП шел процесс идейного обновления, вызванный
осмыслением собственного опыта борьбы, восприятием идей  
ленинизма, уроков международного рабочего движения. Все это  
постепенно приводило пролетарский авангард к осознанию  
значимости идеи союза рабочих и крестьян. На III съезде БКП в 1921 г.
по докладу Д. Благоева была принята специальная резолюция по
крестьянскому вопросу, признававшая крестьян потенциальным
союзником пролетариата. Однако отношение компартии к  
Земледельческому союзу пока не изменилось. Коммунисты продолжали
рассматривать союз как партию сельской буржуазии. Реформы
правительства БЗНС квалифицировались БКП односторонне и
подвергались критике с максималистских позиций; их  
демократической направленности коммунисты недооценивали. Трения и
конфликты между БЗНС и БКП предоставляли реакционному
буржуазному лагерю некоторые шансы на успех.
Буржуазия была явно недовольна политикой правительства:
реформы, хотя и половинчатые, чувствительно ущемляли ее  
интересы. К тому же они изменялпи политическую обстановку в
стране крестьянские массы начали осознавать себя как  
серьезную силу. Лидеры реакции стремились перехватить  
стратегическую инициативу в политической борьбе. Они добивались  
объединения всех оппозиционных правительству сил. Одновременно
они пытались углубить противоречия между БЗНС и БКП путем
интриг: буржуазная печать, с одной стороны, обвиняла  
правительство в «большевизме», а с другой подталкивала его к  
борьбе против коммунистов. Компартию она обвиняла то в заговоре
против БЗНС, то в сговоре с ним.
Буржуазные партии с каждыми новыми выборами теряли  
сторонников среди избирателей. Однако в судебной, финансовой  
администрации и ряде других важных звеньев государственного  
аппарата буржуазия имела своих людей. А самое главное  
сильные позиции сохранила реакция в офицерском составе армии и
среди офицеров и унтер-офицеров запаса. Объединявшая  
офицеров Военная лига быстро превратилась в полулегальное,  
враждебное правительству формирование. Его руководство стремилось к
контрреволюционному перевороту и исподволь втайне готовилось
к нему. Возглавлял лигу генерал И. Вылков доверенное лицо
царя. На стороне реакции было высшее духовенство. Поддержку
(временами открытую) оказывали ей также представители  
межсоюзнической контрольной комиссии Антанты.
Постепенно в орбиту влияния реакции включались новые,
весьма разнородные общественные слои и организации,  
недовольные политикой правительства. Представители БЗНС, пришедшие
к государственному руководству, как правило, не имели опыта,
поэтому погрешности и промахи в их деятельности были  
неизбежны. В ряде случаев проявлялась коррупция. Лидеры реакции
ловко использовали просчеты правительства, ошибки и  
неумелые шаги центральной и местной администрации. Сея  
недовольство, они не брезговали и клеветническими измышлениями.
К буржуазному лагерю примыкало правое крыло ВМРО; как и
реакционное офицерство, оно было недовольно отказом  
правительства от реваншистских идей, его стремлением к улучшению
отношений с Югославией. Под влиянием реакции оказалась  
значительная часть буржуазной интеллигенции. Ее, как и городского
обывателя мелкого ремесленника и торговца, реакционеры  
запугивали грозящей якобы опасностью «земледельческого  
коммунизма» и «сельской диктатуры». Поводом для подобных  
запугиваний послужили некоторые выходившие за рамки  
конституционных норм шаги руководства БЗНС, а также и призывы деятелей
союза (в особенности представителей ее молодежной  
организации) к «сельской диктатуре».
В первый период деятельности правительства БЗНС слабым
местом буржуазного лагеря была его раздробленность. Но  
экономическое влияние буржуазии в годы войны окрепло: в ряде  
отраслей промышленности возникли крупные по масштабам страны
монополии. Их представители и стали одними из инициаторов
объединения реакционных сил. В буржуазном лагере происходила
перегруппировка. Народная и прогрессивная партия  
соединились в объединенную народно-прогрессивную. Три либеральные
партии слились в национал-либеральную. Шли длительные  
переговоры о сплочении старых буржуазных партий в общем блоке:
многие их лидеры не желали поступаться своим положением.
Однако дело закончилось все же образованием в июле 1922 г.
коалиции нескольких буржуазных партий  
(народно-прогрессивной, демократической и радикальной), выступивших легально под
флагом Конституционного блока. Основой объединения их было
враждебное отношение к правительству БЗНС и к коммунистам.
Лидеры Конституционного блока обвиняли правительство в  
диктаторских устремлениях и призывали к установлению  
конституционного порядка в стране.
Наиболее дальновидные деятели буржуазной реакции  
понимали, что парламентским путем прийти к власти им не удастся.
Они намеревались восстановить свое политическое господство
при помощи военного переворота. В октябре 1921 г. возник и
весной 1922 г. окончательно оформился «Народный сговор» как
политический центр объединения реакционных сил буржуазии и
буржуазной интеллигенции «во имя единства нации и гармонии
классов, ставящих превыше всего интересы государства».  
Такова была официальная идеологическая установка (своего рода
«крыша») центра. На самом же деле это был полулегальный
центр мобилизации новых, профашистских сил, пользовавшийся
поддержкой влиятельных банковских кругов. Отдельные его  
руководители из офицеров запаса имели тщательно  
законспирированные связи с офицерами из Военной лиги и царем, крайне  
недовольным тем, что он был полностью оттеснен правительством
Стамболийского от власти. Реакция установила контакты и с
врангелевцами, которые были размещены во многих болгарских
городах. Белогвардейские генералы, стоявшие во главе  
фактически сохранившихся врангелевских организаций, мечтали  
превратить страну в базу антисоветских авантюр. В свою очередь,
некоторые болгарские реакционеры в борьбе с революционными и
демократическими силами народа, видимо, не против были  
использовать и врангелевцев.
БКП внимательно следила за происками реакции и вранге-
левских генералов, считая Советскую Россию оплотом  
демократии. Партия уделяла большое внимание популяризации  
строительства нового общества в Стране Советов. Болгарские
коммунисты возглавили в 19211922 гг. массовую кампанию  
демократической общественности страны по оказанию помощи  
голодающим Поволжья. БКП вела настойчивую борьбу «за  
установление дипломатических и дружественных отношений с Советской
Россией», систематически разоблачая антисоветские происки
международного империализма и болгарских  
контрреволюционеров.
Весной 1922 г. в коммунистической печати были  
опубликованы сенсационные документальные материалы о тесных связях
болгарских реакционеров с врангелевцами. По стране  
прокатилась волна митингов и демонстраций протеста, организаторами
которых были коммунисты. В апреле ЦК БКП приняло важное
решение, допускавшее «техническое сотрудничество» с БЗНС в
борьбе с реакцией. Партия призвала всех трудящихся встать на
защиту демократии и независимости страны. В июне 1922 г. на
IV съезде БКП был выдвинут лозунг единого фронта рабочих и
малоимущих крестьян в борьбе с контрреволюцией. Однако  
призывы к единому фронту сопровождались оговорками о  
невозможности политических соглашений с БЗНС.
Правительство Земледельческого союза приняло некоторые
меры для пресечения политической деятельности врангелевцев в
Болгарии. Более 100 наиболее активных белогвардейских  
генералов и офицеров были высланы из страны, но на большее  
правительство не решалось. Между тем реакционный лагерь не
оставлял своих планов и готовил новые акции. Буржуазные  
партии переходили в наступление: в августе 1922 г.  
Конституционный блок объявил о мобилизации своих сил. На 1718 сентября
в Тырнове был назначен сбор сторонников блока со всей  
Болгарии. В качестве ответной меры руководство БЗНС объявило о
созыве в Тырнове в те же дни съезда свеклопроизводителей.  
Собравшиеся в районе Тырнова из разных мест крестьяне, члены
БЗНС и их сторонники, без особого труда разогнали сторонников
блока («блокарей»). В ходе столкновений часть «блокарей» была
избита. Возбужденные крестьяне были готовы даже устроить  
самосуд над схваченными лидерами блока, и лишь решительное
вмешательство Р. Даскалова предотвратило расправу. Некоторых
лидеров блока все же подвергли унизительной процедуре: им  
отрезали бороды. Напряжение нарастало.
В период наступления реакции компартия сохраняла  
бдительность. Коммунисты, члены революционных профсоюзов и  
комсомольцы проявили дисциплинированность и готовность дать отпор
реакционерам. Один из руководителей БКП, В. Коларов,  
встретился с исполнявшим обязанности главы правительства Р. Да-
скаловым (А. Стамболийский был в отъезде). Компартия  
предложила вооружить рабочих оружием из правительственных скла-
дов. Р. Даскалов заявил: «За 15 минут до переворота мы  
вооружим рабочих». На это представитель БКП ответил: «У вас не
будет этих 15 минут». Правительство не решилось вооружить  
рабочих для борьбы с реакцией. Коммунисты должны были  
предпринимать усилия для приобретения оружия. Среди членов БКП
в то тревожное время был распространен клич: «Продай  
пальтокупи ружье!». В октябре 1922 г. коммунисты провели во
многих городах и поселках массовые митинги и сборы  
трудящихся. Фактически это были выступления в поддержку БЗНС в  
борьбе против реакционного лагеря. В некоторых районах намечалось
сближение местных низовых организаций БКП и БЗНС.
По инициативе БЗНС и БКП была поднята массовая  
кампания борьбы за реализацию выдвигавшегося прежде (еще в 1913
и в конце 19181919 г.) требования о наказании виновников
национальных катастроф. В целях осуществления этого  
требования ранее (как упоминалось выше) уже были арестованы  
руководящие деятели либеральных партий. Ныне встал вопрос об  
ответственности министров кабинетов Гешова, Данева и Малинова,
находившихся у власти в 19121913 и 1918 гг. Многие из  
бывших министров названных правительств были лидерами партий
Конституционного блока, и вопрос о наказании министров стал
таким образом предметом острой политической борьбы. Широкие
массы рабочих и крестьян поддержали предложение о наказании
виновников национальных катастроф.
Правительство Стамболийского назначило на 19 ноября
1922 г. всенародный референдум по вопросу о виновности  
министров упомянутых кабинетов. Как БКП, так и БЗНС призвали
своих сторонников проголосовать в ходе референдума за  
признание министров виновными. В итоге более 70% участвовавших в
голосовании высказались за осуждение министров. Буржуазные
партии, выступившие против наказания министров, собрали лишь
около 24% голосов. Реакционный лагерь потерпел еще одно  
политическое поражение. Таков был результат объединения усилий
двух массовых демократических партий: БКП и БЗНС.
Идеологически эти партии были далеки друг от друга и  
непримиримы. Правда, их социальная база и избирательный корпус
становились более близкими: как в компартию, так и в  
Земледельческий союз в послевоенные годы вступило значительное
число безземельных и малоземельных крестьян. Их  
параллельные (а в некоторых низовых звеньях иногда фактически  
совместные) действия весной и осенью 1922 г. в борьбе против реакции,
казалось, создавали предпосылки для единого фронта. Однако
политического сближения между ними в этот ответственный для
болгарского народа момент не последовало. Обе партии еще не
созрели для него.
В платформе БКП (как и всего международного  
коммунистического движения) в 1922 г. появились новые идеи и лозунги.
Они были связаны с освоением опыта Октябрьской революции,
с поисками союзников пролетариата в борьбе за социализм. Но
выработке правильной концепции БКП по крестьянскому  
вопросу, пониманию необходимости совместной с крестьянством  
политической борьбы препятствовали старые представления и  
понятия; особенно мешали партии ее догматически-сектантские  
представления о БЗНС как о партии, представлявшей якобы
интересы главным образом зажиточного крестьянства.
Еще менее готовым к совместным действиям с компартией
оказался Земледельческий союз. К тому же в руководстве БЗНС
и во многих низовых его организациях («дружбах») не было
единодушия по основным политическим вопросам. Левое крыло
добивалось более радикального курса при проведении реформ п
более решительных мер в борьбе с реакцией. Его выразителем
нередко выступал Р. Даскалов, инициатор многих  
законопроектов.
Но в руководстве БЗНС были также влиятельные  
консервативные элементы, недовольные радикальными реформами и  
настроенные резко враждебно по отношению к БКП. Представители  
консервативного крыла начали устанавливать тайные контакты с
деятелями Конституционного блока. Возглавлял консервативное
крыло влиятельный М. Турлаков, министр финансов; его в  
правительстве часто поддерживали военный министр К. Томов и ряд
других министров (поговаривали, что оппозицию Стамболипскому
составляла «пятерка» министров). В политических разногласиях
пграло роль и личное соперничество. М. Турлаков, один из  
старейших руководителей БЗНС, претендовал на пост главы союза
и правительства, тогда как на время частых заграничных поездок
Стамболийского его заместителем назначался гораздо более  
молодой и по возрасту и по стажу пребывания в БЗНС Р. Даскалов.
Осенью 1922 г. борьба в руководстве союза обострилась.
Тем временем реакция, накапливая силы и выжидая удобного
момента для решающего удара, с тревогой отмечала рост  
влияния БКП. В 1922 г. ширилась новая волна забастовок,  
охватившая рабочих большинства отраслей промышленности. Не  
затихала она и в первые месяцы 1923 г. По-прежнему почти все  
аспекты деятельности правительства Стамболийского вызывали острое
недовольство реакционной буржуазии. Внутренняя и внешняя
реакция злобно осуждала внешнеполитические акции властей
по отношению к Советской России (правительство заняло,  
например, благоприятную позицию в вопросе о помощи голодающим
Поволжья). Правда, дипломатические отношения с Советской
Россией оно пока не решалось восстановить. В то же время, в ходе
состоявшихся в 19221923 гг. конференций в Генуе и Лозанне
Стамболийский имел встречи с советскими дипломатами, которые
высказали свое сочувствие Болгарии в связи с тяжелыми  
условиями Нейиского договора; поднимался вопрос и о  
восстановлении отношений между двумя странами. Стамболийский, однако,
откладывал его решение до признания Советского государства
державами Антанты, с которыми правительство Болгарии не  
желало осложнений.
Тем не менее неофициальные контакты между двумя странами
постепенно расширялись. Еще в октябре 1922 г. в Болгарию  
прибыла миссия Российского общества Красного Креста (РОКК),
которая начала работу по репатриации эмигрантов на родину.
Б результате работы миссии за короткое время (до переворота
9 июня 1923 г.) домой возвратилось свыше 10 тыс. бывших  
солдат и офицеров из белоэмигрантов. Деятельность миссии РОКК
в Болгарии вызывала бешенство белогвардейских генералов,  
недовольство болгарских реакционеров и представителей держав
Антанты.
Правительство Стамболийского стремилось укрепить  
внешнеполитическое положение страны. С этой целью с правительством
Югославии в марте 1923 г. в Нише было подписано соглашение
об урегулировании некоторых спорных вопросов. Оно  
закладывало основы добрососедских отношений с Югославией, но вместе с
тем в конкретной международной обстановке того времени  
привело к осложнениям. Дело в том, что Югославия (как и другие
члены Малой Антанты) была тогда тесно связана с Францией,
претендовавшей в первые послевоенные годы на роль гегемона
в Европе. Правители империалистической Англии и (в еще
большей степени) фашистской Италии почувствовали себя  
задетыми. Соглашение вызвало недовольство и некоторых кругов в
самой Болгарии главным образом правого крыла ВМРО и
реакционного офицерства.
В марте 1923 г. с державами-победительницами было  
заключено соглашение о репарациях. Попытка правительства  
Стамболийского добиться отмены или длительной отсрочки выплаты  
репараций не увенчалась успехом. По соглашению весь  
репарационный долг Болгарии (2,25 млрд. франков) делился на две части.
Меньшая часть долга (0,55 млрд. франков) подлежала уплате в
течение 60 лет. Болгария обязывалась начать погашение ее
немедленно. Уплата остальной части долга откладывалась.
В начале 1923 г. была проведена корректировка  
внутриполитического курса правительства БЗНС. Некоторые лидеры  
консервативного крыла союза, уличенные в тайных связях с реакцией
(М. Турлаков и др.), были исключены из БЗНС. Вслед за тем
из правительства по не вполне выясненным причинам вышел
Р. Даскалов; он оставался некоторое время в составе руководства
БЗНС, а позже был направлен послом в Прагу. В правительстве
Земледельческого союза еще сильнее утвердилась линия  
третьего, или «среднего», пути, между буржуазией и пролетариатом,
линия борьбы на два фронта против БКП и против  
буржуазных реакционеров. В сложившейся обстановке объективно это
оказалось на руку реакции.
После успешного проведения референдума руководство БЗНС
посчитало, что реакционный лагерь серьезной угрозы уже не
представляет. Еще более усыпляюще подействовали на лидеров
БЗНС итоги выборов в XX ОНС, проведенных 22 апреля 1923 г.
На них партии буржуазного лагеря получили вместе лишь около
1/5 всех голосов (вспомним, что на выборах в 1919 и 1920 гг.
они получали вместе более
1/3 голосов, а в ходе референдума в
ноябре 1922 г.около
1 /4 голосов). За БКП проголосовало 18%
избирателей, т. е. примерно столько же, сколько в 1919 и 1920 гг.
БЗНС собрал на этот раз 53% голосов.
Руководство союза было опьянено победой на выборах. Оно
намечало новые реформы, в том числе ликвидацию в конституции
«не соответствующих интересам народа положений». В речи
А. Стамболийского от 13 мая 1923 г. (оказавшейся его последним
публичным выступлением) на многотысячном крестьянском  
митинге в городе Хаскове (центре табачного производства) он
предсказывал ликвидацию старых (т. е. буржуазных) партий,
ограничение власти царя и пообещал национализацию имущества
хасковских табачных магнатов.
Главным соперником в борьбе за массы правительство  
считало компартию, сохранившую позиции среди избирателей.  
Давление на коммунистов со стороны правительства усилилось. В тех
условиях руководство БКП также не сумело трезво оценить
обстановку и соотношение сил в стране. Оно призвало массы к
борьбе на два фронта против «городской и сельской буржуазии»
(т. е. фактически против Конституционного блока и БЗНС).
Новое резкое обострение отношений между двумя  
демократическими силами БЗНС и БКП открыло болгарской реакции  
дорогу к власти.

Назад к содержимому | Назад к главному меню