Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Кризис власти «Демократического сговора»

Страны в истории > Болгария

В «Демократическом сговоре» ни на день не прекращалась  
борьба между группировками Ляпчева и Цанкова. Стремясь  
вернуться к власти, цанковцы атаковали политику Ляпчева по всем  
направлениям, обвиняя премьер-министра в политической  
мягкотелости, в «керенщине» и т. д. Особенно острым было выступление
этой группировки в мартесентябре 1928 г., дело дошло до
правительственного кризиса.
Необычайную остроту приобрели внешнеполитические  
проблемы. Еще при правительстве Цанкова преследованием миссии  
Российского общества Красного Креста, работавшей в Болгарии,
военно-фашистская верхушка спровоцировала разрыв связей с
Советской Россией, Вражда, антисоветизм и антикоммунизм на
долгие годы стали принципом отношений буржуазной Болгарии с
Советским Союзом. Более того, находясь в зоне противоречивых
устремлений Англии и Франции, болгарские правители пытались
использовать свои «заслуги» в борьбе с коммунизмом для  
завоевания расположения реакционных кругов этих стран. Положение
Болгарии осложнилось, когда в конце 20-х годов существенно
возросла роль Италии в политической игре на Балканах. В то
время как Англия и Франция добивались сохранения здесь  
послевоенного статус-кво и выступали за улучшение отношений  
между Болгарией и ее соседями, и особенно с Югославией, Италия,
наоборот, стремилась дестабилизировать обстановку. Одним из
объектов агрессивных вожделений итальянских фашистов была
Югославия. Для того чтобы создать трудности на ее восточных
границах, итальянская дипломатия не только навязчиво  
предлагала свою поддержку болгарскому правительству, но и  
оказывала моральную, материальную и вооруженную помощь  
Внутренней македонской революционной организации (ВМРО).
ВМРО возникла после первой мировой войны, включив в
себя часть деятелей бывшей ВМОРО. На основании договоров
Версальской системы границы балканских государств в очередной
раз подверглись изменениям, что привело к новому усложнению
национально-территориальных проблем на Балканах.  

Перемещение в Болгарию многотысячных масс населения, в основном
крестьянских, с не вполне определившимся в силу  
недостаточного развития капитализма на спорных землях национальным  
самосознанием (находившимся в процессе формирования) вызвало к
жизни несколько национально-революционных организаций.  
Наиболее сильной из них была ВМРО конспиративная,  
военизированная организация, стремившаяся опереться главным образом
на население Пиринского края, присоединенного к Болгарии в
результате Балканских войн, и на беженские македонские  
землячества. Руководство ВМРО сосредоточилось фактически  
единолично в руках Т. Александрова деятеля националистического
толка, склонного к экстремистским действиям, политически не-
устойчивого, готового на союз то с реакционным царским двором,
то с революционными силами. Выдвинутый им лозунг автономии
Македонии обеспечивал ВМРО сравнительно массовую  
поддержку. Тактика организации состояла в том, чтобы держать вопрос
о судьбах Македонии открытым, привлекая к нему  
внимание международной общественности. Средством для этрго  
служили и «дипломатические» шаги: петиции, обращения к крупным
общественным и политическим деятелям Западной Европы, в Лигу
Наций, массированные кампании в печати и вооруженные  
действия отправка с территории Болгарии в Вардарскую Македонию
(Югославия) вооруженных чет, совершавших там  
террористические акты в отношении официальных представителей великосерб-
ского шовинистического режима. Реальным результатом этой
политики было постоянное нагнетание напряженности в болгаро-
югославских отношениях. Неоднократно Югославия в ответ на
очередную вооруженную акцию ВМРО стягивала свои войска к
границе с Болгарией, угрожая вторжением.

Четническая деятельность ВМРО, как и сам лозунг автономии
Македонии, находилась в противоречии с официальным курсом
ннешней политики Болгарии, ориентированным на установление
добрососедских отношений со всеми государствами Балканского
полуострова. Этого курса вынуждены были придерживаться после
окончания первой мировой войны все правительства страны.  
Однако политика «мира и терпения», как называл ее Цанков, не
давала ощутимых результатов. Положение побежденной страны,
стена изоляции, воздвигнутая вокруг Болгарии государствами-
л обедителями, обрекали на неудачу все попытки ее правящих
кругов добиться смягчения наиболее тяжелых и унизительных
условий Нейиского договора сокращения репараций,  
увеличения армии и восстановления призывной системы ее набора.  
Безуспешными оставались также все шаги, связанные со  
стремлением правительства добиться признания статуса болгарского  
национального меньшинства для части населения, проживавшего в
соседних странах. В этих условиях ВМРО не могла оцениваться
руководящими сферами Болгарии только как помеха в болгаро-
югославских отношениях.
Кроме того, наряду с постоянным привлечением внимания
общественности к вопросу о судьбах Македонии ВМРО  
оказывала военно-фашистскому режиму вооруженные услуги в трудные
для него дни: так было в ночь переворота 9 июня 1923 г.,  
затем при подавлении Сентябрьского антифашистского восстания
и позже, когда военный министр И. Вылков привлекал  
террористов ВМРО для расправ с антифашистами. Вместе с другими вне-
конституционными звеньями политической системы Болгарии
Военным союзом (так стала называться Военная лига),  
Конвентом ВМРО служила опорой внутренней политики реакционных
правителей страны, хотя внешне режим «Демократического сго-
нора» сохранял парламентарный вид.
Вот почему наиболее влиятельные лица правящего лагеря,
в первую очередь царь Борис и генерал И. Вылков, не спешили
принимать серьезные меры против ВМРО, с требованием  
которых к ним не раз обращались дипломатические представители
не только Югославии, но также Англии и Франции. Они  
молчаливо соглашались и с тем, что на базу ВМРО в Болгарии Пи-
ринский край фактически не распространялась официальная
власть. Здесь руководство организации было полным хозяином
положения, само чинило расправу, облагало население налогами.
Под влиянием ряда обстоятельств, в том числе усиления  
левого течения в самой ВМРО, а также в поисках нового  
союзника ЦК организации пошел на контакты с коммунистами. В мае
1924 г. был подписан так называемый Венский манифест, в  
котором ВМРО выражала готовность во имя свободной Македонии
бороться против балканской реакции и сотрудничать с  
прогрессивными партиями и организациями балканских народов, но
вскоре члены ЦК ВМРО Т. Александров и А. Протогеров  
отказались от своих подписей под манифестом. В сентябре 1924 г.
Т. Александров был убит, за этим последовало кровавое  
столкновение сторонников разных течений ВМРО; в результате почти
вся левица организации оказалась уничтожена. Погром левицы
осуществляли Ив. Михайлов (секретарь Т. Александрова) и
А. Протогеров, возглавившие затем ВМРО и вновь привязавшие
ее к дворцу и своему покровителю в лице генерала Вылкова.
В 1928 г. был убит и Протогеров, не поладивший с  
Михайловым в вопросах тактики и лично. Сосредоточив руководство
ВМРО в своих руках, Михайлов ориентировал организацию
главным образом на деятельность внутри Болгарии, поставив ее
на службу политической реакции. Убийства прогрессивных  
деятелей, совершавшиеся на улицах Софии и других городов, стали
постоянным явлением в конце 20-х начале 30-х годов.
Поддержка ВМРО Италией усиливала противоречия между
Англией, Францией и Италией в зоне Балканского полуострова,
заставляла дипломатию первых двух государств действовать  
активнее. Все это не могло не отразиться на внутриполитической
расстановке сил в Болгарии. В 1928 г. цепь террористических
актов, совершенных ВМРО, привела к резкому ухудшению  
отношений между Болгарией и Югославией. Кампания Белграда  
против ВМРО и персонально против военного министра генерала
Вылкова была поддержана Англией и Францией. Полугодовые
ухищрения царя Бориса, вставшего на защиту генерала,  
фактически обеспечивавшего его власть, оказались лишь отсрочкой; в
начале 1929 г. Вылков был вынужден уйти в отставку. К тому
времени заметно ослабло и крыло Вылкова в Военном союзе,
в котором распространялись антимонархические настроения.
Так к концу периода временной и частичной стабилизация
капитализма существенно изменилась ситуация в правящих  
сферах Болгарии. Позиции фашистских группировок,  
объединявшихся, с одной стороны, вокруг Цанкова, а с другой вокруг Вылковаг
значительно ослабли. Сошли со сцены внеконституционные Воен-
ный союз, а с ним и Конвент. ВМРО оставалась, но все больше
вырождалась в откровенно террористическую организацию0:  
интересы ее руководителей и масс беженцев имели уже мало  
общего. В конечном счете такая эволюция военно-фашистского  
режима была обусловлена отсутствием у него глубинных социальных
корней. Отдельные элементы государственно-монополистического
капитализма были в 20-е годы в Болгарии еще слишком слабы,
чтобы существенно повлиять на структуру базиса. А поэтому
попытка военно-фашистских сил сформировать после 9 июня
1923 г. режим фашистского -типа дала ограниченные результаты.
Политической опорой правительства Ляпчева оставался  
«Демократический сговор», в котором, однако, не было единства:
вскоре после выделения фракции Цанкова (начало 1928 г.),  
противопоставлявшей себя группировке Ляпчева, в партии  
появилась еще одна группа во главе с министром иностранных дел
А. Буровым. Этот «трехглавый» «Демократический сговор»  
пребывал в состоянии организационной аморфности. Со времени
съезда 1924 г. ни разу больше вплоть до 1932 г» подобный форум
не созывался, да и руководящие органы партии собирались с
годовыми и более перерывами. В конце 20-х годов Цанков  
констатировал: «Полное разъединение и в партии, и в кадрах, и
среди партийных масс... Собрания не дают результатов...».  
Находившийся в таком состоянии правящий лагерь был поставлен
в конце 1928 г. перед фактом нового подъема рабочего движения-

Назад к содержимому | Назад к главному меню