Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

«Народный блок» у власти

Страны в истории > Болгария

В парламенте нового созыва БЗНС имел 75 мест больше, чем
какая-либо другая партия. Демократическая партия располагала
41 мандатом, но именно она задавала тон в Народном блоке.  
Сначала ее лидер А. Малинов возглавил правительство, затем  
премьером стал Н. Мушанов, также представитель демократов. Рабочая
партия получила в Народном собрании 31 место, в то время как
в парламент предыдущего созыва она могла послать всего 4  
депутатов. Рабочее движение продолжало нарастать и после  
выборов. Только во второй половине 1931 г. произошло 180 стачек,
в том числе в ряде ведущих отраслей промышленности  
(например, крупная стачка текстильщиков фабрики «Тунджа» в Ямболе
и др.). Одним из результатов забастовочного движения 1931
1932 гг. было замедление темпов падения уровня заработной  
платы рабочих.
Огромный успех выпал на долю РП в ходе сентябрьских  
муниципальных выборов 1932 г.: она одержала победу в Софии и
некоторых других городах. Управление столицей в соответствии
с законом должно было перейти в руки коммунистов. Однако
правители не могли допустить этого.

Хотя правительство Народного блока пришло к власти под
общедемократическими лозунгами, политику в отношении рабо-
чих организаций оно строило на других принципах. С первых
дней своего существования оно фактически стало продолжать
преследование РП, РМС, НРПС. Рабочие собрания запрещались
независимо от повестки дня, постоянным конфискациям  
подвергалась рабочая печать, выход газеты «Работническо дело»  
практически был остановлен. В крупных промышленных центрах  
действовал строгий полицейский режим. Усилилась слежка за  
остававшимися в подполье БКП и комсомолом. В ноябре 1931 г. были
разгромлены организации БКП и РП в Сливене одни из самых
активных в стране. Десятками смертных приговоров  
заканчивались судебные процессы в связи с раскрытием ячеек компартии в
армии. БКП несла крупные потери. В октябре 1931 г. в  
перестрелке с полицией был смертельно ранен секретарь ЦК БКП
Н. Кофарджиев; в мае 1933 г. от руки подосланных убийц пал
секретарь ЦК РП П. Напетов, незадолго до того побывавший в  
Советском Союзе (впечатления о поездке нашли отражение в его
книге «В стране строящегося социализма», которая стала  
подлинным гимном революционному созиданию).

Политика, направленная на ограничение деятельности рабочих
организаций, предопределила нарушение конституционных норм
в случае, когда Рабочая партия получила законные основания
возглавить Софийский городской совет: мандаты ее депутатов
были просто аннулированы. А еще через полгода в апреле
1933 г. последовало изгнание депутатов РП из парламента.
Принятые в 1933 г. законы о преступлениях против личной и  
общественной безопасности поставили БКП в еще более трудные
условия работы. Преследования за участие в деятельности  
рабочих организаций сочетались с некоторыми мерами по облегчению
экономического положения рабочих, в частности по  
упорядочению фонда помощи безработным, расширению занятости,  
контролю за применением трудового законодательства. Власти, кроме
того, пытались выступать в роли арбитра между рабочими и
предпринимателями, во время стачек направляя в крупные  
промышленные центры представителей Дирекции труда с  
посреднической миссией. Целью такой политики было оторвать  
пролетариат от компартии и действовавших под ее руководством легальных
рабочих организаций.
«Земледельцы» из состава правящей группировки поддержали
реакционный буржуазный курс в отношении рабочих  
организаций, стали его соучастниками. Объективным результатом их  
деятельности в составе Народного блока был дальнейший отход  
крестьянского движения от объединенной борьбы рабочих и крестьян.
Иной характер имела политика «земледельцев» в отношении
крестьянства. Пост министра сельского хозяйства, занятый  
лидером БЗНС-«Врабча-1» Д. Гичевым, предоставлял  
«земледельцам» немалые возможности для принятия мер по облегчению
положения крестьянства, но широкий размах такой политики  
постоянно сдерживался буржуазными партнерами БЗНС. Н. Муша-
нов прямо заявлял: «Правительство не намерено спасать  
никчемных».
Тем не менее ряд реформ, проведенных в 19311933 гг.,  
определенным образом сдерживал массовое разорение крестьянства.
Так, по закону о защите крестьянина приостанавливалась  
продажа земли за долги, объявлялась рассрочка по уплате долгов,
а сами они сокращались; участки размером до 4 га включительно
становились неотчуждаемыми. Законом о государственном  
бюджете на 1932/33 г. прекращалось взимание поземельного налога
с первого гектара каждого владения, благодаря чему облегчалось
положение около 400 тыс. мелких и средних хозяев. Несколько
раз на протяжении 19311934 гг. объявлялись также частичное
списание и снижение недоимок. Представители буржуазии в  
Народном блоке, соглашаясь на эти вынужденные меры, обставляли
дело таким образом, чтобы льготы получали и неплательщики  
налогов из числа городской буржуазии.
Политика оказания помощи крестьянству не раз приходила
в столкновение с интересами крупных капиталистов. Стремясь  
добиться сокращения «ножниц» между ценами на городскую и
сельскую продукцию, Народное собрание приняло в 1932 г. закон,
запрещавший деятельность картелей, которые держали  
монопольно высокие цены на промышленные товары. На практике же
предприниматели не только ухитрялись нелегально поддерживать
прежние картельные связи, но и создавать новые  
монополистические объединения.
Открытый конфликт между БЗНС-«Врабча-1» и  
Демократической партией возник в 1933 г. в связи с попыткой  
«земледельцев» добиться принятия нового закона о снижении долгов и  
повышении цен на сельскохозяйственную продукцию. И прежде  
существовавшая напряженность в отношениях между партнерами
привела летом 1933 г. к разрыву между ними. Этому  
способствовала и начатая БЗНС-«Врабча-1» с конца 1932 г. кампания с
целью увеличить свое участие в управлении государством,
а в перспективе, как это и задумывалось «земледельцами» в свое
время, создать свой однопартийный кабинет. Развал Народного
блока ослабил власть коалиции буржуазных и мелкобуржуазных
партий, которая с начала 1934 г. просто перестала нормально
функционировать заседания парламента проходили в  
полупустом зале; совет министров фактически бездействовал.  
Противоречивость внутреннего курса правительства Народного блока  
отчетливо проявилась и в его отношении к фашистским  
организациям. Нефашистский по своей природе, пришедший к власти
в результате победы над имевшим фашистские корни  
«Демократическим сговором», кабинет Малинова (Мушанова) Гичева
ничего не предпринял для обуздания фашизма, вновь поднявшего
в то время голову.

Назад к содержимому | Назад к главному меню