Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Подъем новой волны фашизма

Страны в истории > Болгария

Конец 20-х годов в области международной политики  
ознаменовался обострением отношений между Англией и Францией, что
позволило Германии начать сбрасывать одно за другим  
ограничения, наложенные на нее мирным договором 1919 г.  
Пропагандистская кампания в Германии, сопровождавшаяся взрывом
национализма, имела большой резонанс в других побежденных
странах, в том числе в Болгарии. Кроме того, на воображение
болгарских буржуазных политиков сильное воздействие  
оказывали «невиданные успехи» Муссолини в строительстве  
тоталитарного государства. Фашисты восхваляли «твердую власть» дуче.
Разброд, царивший в правящем лагере Болгарии в последние
годы существования кабинета Ляпчева, неспособность властей
существенно стабилизировать положение господствующего  
класса все это вновь вело к переоценке политических ценностей
болгарскими буржуазными идеологами. Падение  
«Демократического сговора» послужило толчком к дальнейшей поляризации
сил. В поисках выхода из углублявшегося кризиса политической
системы в кругах болгарской буржуазии опять, как и в начале
20-х годов, активно обсуждался вопрос: диктатура или  
демократия? Отмечался повышенный интерес к теории и практике  
итальянского и германского фашизма. Возрождались старые и  
появлялись новые профашистские и фашистские организации.
На съезде организации «Родна защита» в ноябре 1929 г.  
болгарские «чернорубашечники» публично провозгласили фашизм
своей идеологией. В мае 1932 г. возникла гитлеровского типа
Национал-социалистическая болгарская рабочая партия, в  
сентябре того же года Национальная фашистская задруга, весной
1933 г. был создан Союз молодежных национальных легионов.
Правда, все эти организации были слабы и немногочисленны, но
каждая из них имела свой печатный орган, располагала и  
другими средствами пропаганды. Для общей атмосферы в стране, все
более насыщавшейся фашистскими «парами», было характерно
издание специальной литературы, воспевавшей фашизм, опыт
Муссолини и Гитлера. Победа в январе 1933 г.  
национал-социализма в Германии вселяла большие надежды в его болгарских  
последователей, способствовала приливу реакционной волны.

Опасные размеры приобрела в то время деятельность Цанковаг
не расстававшегося с мыслью вернуться к власти. Все  
отчетливее стало проявляться его стремление сгруппировать вокруг себя
правые силы, которые запугивали население угрозой со стороны
левых сил и нагнетали на этой почве беспокойство в стране.
В мае 1932 г. по инициативе Цанкова произошел окончательный
раскол «Демократического сговора». Платформа отколовшейся во
главе с Цанковым части партии, вскоре начавшей себя называть
«Народное социальное движение» (НСД), включала тезис о  
необходимости непосредственных контактов с мелкой буржуазией
города и особенно села. В сугубо антикоммунистической брошю-
ре Цанкова, имевшей программный характер и названной «Наш
путь» (июнь 1932 г.), цанковцы провозглашали себя  
идеологами средних слоев. Отсюда обещания поставить государство на
службу селу, провести меры по улучшению положения  
крестьянства. Подобная демагогия была направлена и на решение  
конкретной в тех условиях задачи, а именно попытаться подорвать
социальную основу правительства Народного блока, привлечь
крестьянство на свою сторону.

Большое внимание цанковцы стали уделять и рабочим,  
которых они рассчитывали «освободить от опеки коммунистов»,  
обещая взамен «содействие со стороны общества и государства». Для
осуществления такого «содействия» был брошен призыв к  
строительству «национальных рабочих синдикатов». Призыв этот был
подхвачен, но не рабочими, а предпринимателями. С помощью их
субсидий возник Союз национальных синдикатов.
Дополнительные аргументы получила и давняя идея Цанкова
о возрастающей роли государства в хозяйственной жизни страны,
что было связано с ростом государственно-монополистических
структур в годы экономического кризиса. В крупнейшей государ*
ственно-монополистической организации Дирекции «Храноизнос»
Цанков имел своих людей. В целом в поддержке НСД оказалась
заинтересованной немалая часть монополистических кругов,  
надеявшихся с его помощью укрепить собственное положение,
«обновить» традиционный парламентаризм. Цанковская партия
стала в 19321933 гг. центром притяжения для многих  
реакционных деятелей из других партий.
Разорение ремесленников и крестьянства под ударами-кризиса,
рост безработицы в городах и частичное деклассирование  
пролетариата все это позволило НСД значительно расширить свою
социальную опору. Хотя точных данных о численности его нет,
но во всех источниках фигурирует цифра, превышающая 100 тыс.
Никогда еще в Болгарии не было столь многочисленной  
фашистской организации, массовую базу которой составляли разные  
категории мелкой буржуазии.
Вместе с тем даже в пору своего «расцвета» Народное  
социальное движение не знало жесткой дисциплины, его  
руководство не было в достаточной степени централизовано.  
Официальной, зафиксированной программы, т. е. обсужденной и принятой
на съезде, у НСД не было (роль таковой играли речи и  
выступления ее лидеров). Авторитет вождя партии не был высок,  
Цанкова никто из современников не считал крупной или сильной
личностью. К тому же он отличался раздражительностью,  
неумением четко излагать мысли. Вряд ли случайно, что и НСД не
стало объединительным центром для других фашистских партий
и группировок. Силы фашизма оставались в Болгарии  
раздробленными. Более того, в руководстве НСД вскоре после его  
образования наметился раскол: в нем выделилась военная  
группировка наиболее правая, ударная, ориентировавшаяся на быстрые
действия для захвата власти. Не полагаясь на Цанкова, военные
из НСД связались с Тайным военным союзом (ТВС) так стал
называться восстановленный на новой, антимонархической основе-
офицерский союз во главе с Д. Велчевым.
К началу 1934 г. ТВС объединял более 800 офицеров, его
ячейки существовали во всех воинских подразделениях. В ноябре
1933 г. союз принял решение о подготовке государственного  
переворота с целью полного отстранения от управления всех  
партий и установления беспартийного режима. В этом заговорщики
видели выход из кризиса буржуазного парламентаризма. Их  
настроения в значительной мере были обусловлены идеологией
«Звена» политической группы, возникшей в 1927 г. и к 1934 г.
превратившейся в своеобразную партию с преимущественно  
интеллигентским составом. Руководители «Звена», побывавшие на
аудиенции у Муссолини и восторженно оценившие результаты
«государственного строительства» в фашистской Италии,  
ратовали за установление в Болгарии «надпартийной власти»,  
осуществляемой элитарной группой компетентных лиц, и выступали
против парламентарного правления, за корпоративный строй.
Над страной вновь нависла угроза прихода к власти фашизма-
Если ТВС готовился к реализации своих планов тайно, НСД,  
наоборот, во всеуслышание заявляло о себе массовыми собраниями,
активной пропагандой. На 2021 мая 1934 г. был назначен
съезд НСД в Софии. На него должны были съехаться тысячи
делегатов и гостей фашистской партии. Это сборище вызывало
тревогу у прогрессивной общественности; оно могло стать своего
рода повторением «похода на Рим» Муссолини. Вместе с тем  
правительство Народного блока, парализованное развалом коалиции,
не предпринимало никаких мер. Не смогла организовать отпора
волне фашизма и БКП. Успехи РП на выборах в сентябре 1932 г.
оказались высшей точкой подъема рабочего движения в годы
экономического кризиса. Давали о себе знать непрерывные  
репрессии, а также частичное выполнение предвыборных обещаний
Народным блоком и связанная с этим демагогическая кампания.
Все ощутимее становились и последствия левосектантского
курса. Проводимые БКП политические акции превращались
в смелые, но изолированные выступления авангарда при слабом
участии масс. ЦК БКП считал режим Народного блока открытой
фашистской диктатурой, а главной опорой его БЗНС. Однако
без БЗНС сохранявший для БКП актуальность лозунг борьбы за
рабоче-крестьянское правительство был лишен политического
смысла. Несмотря на очевидный спад с конца 1932 г. рабочего
движения, ЦК БКП квалифицировал обстановку в стране как
все более нарастающий революционный кризис. Отрыв партийного
авангарда от масс был особенно опасен в то время, когда  
фашисты готовились захватить власть. Правда, весной 1934 г. БКП
развернула кампанию против цанковского НСД, но упустила из
виду другие опасные фашистские группировки. Кроме того,  
шумиха вокруг предстоящего съезда НСД отвлекала внимание сил
демократии от действительного направления фашистского удара.

Назад к содержимому | Назад к главному меню