Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Государственный переворот

Страны в истории > Болгария

Утром 19 мая 1934 г. страна проснулась при новом  
правительстве: в результате переворота, совершенного ночью, к власти  
пришли деятели Тайного военного союза и «Звена». Хотя в  
большинстве своем они были настроены антимонархически, царь Борис
поспешил признать совершенный акт, решив выждать  
дальнейшего развития событий.
Руководителями переворота были опытные заговорщики,  
осуществившие в свое время и переворот 9 июня 1923 г., в том
числе Кимон Георгиев и Дамян Велчев. «Умудренные» практикой
прошедших лет и преданные идеям авторитаризма, заговорщики
на этот раз пожелали взять власть сами, не передавая ее  
«доверенным» липам. Действовать правительство К. Георгиева начало
решительно: оно объявило о приостановлении Тырновской  
конституции, роспуске парламента. Законодательные функции взял
на себя совет министров. Все партии, профсоюзы и другие  
политические и общественные организации подлежали роспуску.
Так по конституционно-парламентарному устройству Болгарии
был нанесен удар большой силы. Стремясь «модернизировать»
действительно малоэффективную буржуазную партийную  
систему страны, разъедаемую фракционной борьбой и неспособную  
обеспечить нормальное функционирование буржуазной  
государственной машины, «деятели 19 мая» обратились как к панацее к  
авторитарному режиму, были мобилизованы фашистские теории
«правящей элиты», «корпоративного устройства» и некоторые
другие.

После роспуска партий и ликвидации их легального  
аппарата перед «деятелями 19 мая» встал вопрос: на кого  
опираться в политическом и социальном плане? Такие силы еще  
предстояло подготовить и сформировать, с этой целью они начали
реорганизацию всей общественной жизни. Решение задачи было
возложено на созданную летом 1934 г. Дирекцию общественного
обновления особое государственное учреждение, обладавшее
широкими полномочиями. Ее аппарат составляли явные  
реакционеры-
Одним из направлений деятельности Дирекции была  
идеологическая обработка масс. Никогда еще на население страны не
обрушивалась столь концентрированная пропаганда идей  
антидемократизма, антикоммунизма, национализма. Распространялись
мифы о революционном характере нового режима, о новом госу-
дарстве как защитнике всех слоев народа и одновременно  
широкая спекуляция на подвигах героев национального  
Возрождения. В октябре и декабре 1934 г. были проведены массовые  
лекционные кампании по всей Болгарии. Дирекция установила
контроль за прессой, деятельностью театров, кино и т. п. Она  
предприняла также попытку создать единую молодежную  
организацию, рассчитывая объединить в ней после соответствующей
идеологической обработки кадры молодежных секций  
распущенных партий. Существенной перестройке был подвергнут  
государственный аппарат. Для усиления централизации вводилось новое
административное деление: вместо 16 прежних округов страна
была разделена на семь областей. Во главе каждой областной
директор, назначаемый правительством. Отменялось и местное
самоуправление. Должность кмета из выборной становилась  
назначаемой. Как правило, кмета стали присылать из города, он
был неизвестен местному населению. Был расширен также круг
обязанностей политической полиции, широкое распространение
получила слежка за гражданским населением.

Опираясь на теории итальянских фашистов, «деятели 19 мая»
наметили меры по реконструкции общества на основе  
сословности.
Предполагалось создание семи сословных организаций: для
рабочих, крестьян, ремесленников, торговцев, промышленников,
служащих, лиц свободных профессий. И в первую очередь власти
поспешили взять под контроль рабочих. Согласно декрету о  
создании Болгарского рабочего союза (БРС), все рабочие должны
были стать членами этого своеобразного государственного  
профсоюза. И разумеется, никакой классовой борьбы, никаких  
классовых интересов! Режим «деятелей 19 мая» формировался как
военно-фашистский. Его главной опорой служила армия. На  
направление политики совета министров решающее влияние  
оказывал ТВС, в частности его секретарь Д. Велчев. Он не входил
в состав правительства, но участвовал в его заседаниях, ни один
важный вопрос не решался без него.
Однако «элитарное правление» не было монолитным. Одним
гтз источников противоречий становился разнородный состав
ТВС и «Звена». Многие участники переворота 19 мая 1934 г.
были офицерами низшего и среднего звена, выходцами из народа.
Искренне убежденные в пользе своей деятельности во имя  
родины, они были готовы и на личные жертвы, по-своему стремились
к возрождению страны, идеализировали «правление без партий»,
сильную централизованную власть. Идеал служения народу  
отразился, разумеется в трансформированном виде, и на некоторых
аспектах политики «деятелей 19 мая». Так, экономическая  
политика правительства К. Георгиева в известной мере оказалась  
направленной против интересов частного капитала: к недовольству
буржуазии власти ввели государственную монополию на  
производство и сбыт наиболее прибыльной продукции (спирт, водку).
К решительным мерам прибегли «деятели 19 мая» в области
внешней политики. В июле 1934 г. были установлены  
дипломатические отношения между Болгарией и СССР, тем самым был
положен конец целой полосе активного антисоветизма  
правительств «Демократического сговора». В этом шаге были  
заинтересованы как широкие массы трудящихся, издавна  
испытывавшие добрые чувства к русскому народу-освободителю,  
внимательно следившие за строительством новой жизни в Стране Советов,
так и определенные круги буржуазии, нуждавшиеся в  
регулярных экономических связях с Советским Союзом. Немаловажную
роль в решении болгарских властей вступить в дипломатические
отношения с СССР сыграло то обстоятельство, что после  
заключения в феврале 1934 г. политического союза между Грецией,
Румынией, Югославией и Турцией и образования так  
называемой Балканской Антанты Болгария оказалась в глухой изоляции:
пакт был направлен не в последнюю очередь против нее.  
Опасность положения усугублялась тревожной международной  
обстановкой, осложнявшейся чуть ли не с каждым новым днем. Из
стран Западной Европы основную ставку правительство К.  
Георгиева делало на Францию, надеясь на ее помощь в улучшении
международного положения Болгарии. А поскольку главным  
протеже Франции на Балканах была Югославия, болгарская  
сторона пошла и на другой решительный шаг на роспуск ВМРО.
Тем самым был ликвидирован камень преткновения в болгаро-
югославских отношениях.
Отсутствие сколько-нибудь широкой социальной базы у  
режима, опиравшегося только на узкую прослойку военнослужащих
и интеллигенции, определяло его неустойчивость. Кроме того?
очень скоро дали о себе знать внутренние противоречия.  
Появилась группа «традиционалистов», считавших, что, как ни  
старается Дирекция общественного обновления, на пустом месте нельзя
создать ни политической, ни общественной опоры. Вместе с тем
партии, несмотря на запрет их, продолжали оставаться реальной
и отнюдь не дружественной по отношению к «деятелям 19 мая»
сплои.

Назад к содержимому | Назад к главному меню