Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Царь Борис берет власть в свои руки

Страны в истории > Болгария

В период правления «деятелей 19 мая» одним из острых был  
вопрос об отношении к монарху. Институт монарха противоречил  
теориям «элитарности», «компетентного правления» и др. Однако
«деятели 19 мая», как в свое время и А. Стамболийский, не  
решились на ликвидацию монархии. И повторилась та же хояэти-
зия правительство К. Георгиева, заняв позицию «пусть царь
царствует, но не управляет», позволило Борису III выиграть  
время, а затем и избавиться от новых правителей, посягнувших хотя
бы на часть его прерогатив.
Не лишенный политической прозорливости,, коварный по  
натуре Борис III даже в те годы своей жизни, когда он после  
восшествия в 1919 г. на престол волей-неволей принял позу «сми-
ренного царя», не претендующего на фактическую власть, хотя
на самом деле таким не был ни тогда, ни впоследствии.  
Пережидая неблагоприятное для себя время, он прекрасно  
ориентировался во всех перипетиях внутриполитической борьбы и внимательно
следил за развитием событий в стране, чтобы решительно  
действовать в наиболее выгодный для себя момент. Задача была
одна сохранить корону, укрепить собственную власть. «Лучший
актер на политической сцене», по оценке некоторых  
современников, монарх хорошо видел и слабые стороны режима «деятелей
19 мая». Часть их политического багажа, как показали  
дальнейшие события, он посчитал удобным присвоить, другую часть сумел
обратить против них самих. А для устранения неугодного ему
кабинета Борис III прибег к излюбленному методу интриганов
натравливанию одних политических группировок на другие.

В результате под нажимом «традиционалистов»,  
поддержанных рядом деятелей прежних буржуазных партий, правительство
К. Георгиева уже в январе 1935 г. вынуждено было подать в  
отставку. На протяжении примерно полутора последующих лет в
стране сменились три кабинета министров, и на каждый из них
все более усиливалось влияние царя. Уже в апреле 1935 г. он
объявил, что берет правление в свои руки. Вслед за этим  
последовал разгром ТВС как гнезда антимонархизма под предлогом
будто бы подготовки им нового заговора в пользу республики.
В течение суток было арестовано свыше 400 человек, несколько
десятков офицеров уволено в запас. Военный союз сошел таким
образом с общественной сцены, но это событие стало исходным
пунктом для последующей политической и идеологической  
переориентации части военных бывших членов «Звена» и ТВС.

Осуществить такой удар монарх сумел, заручившись  
поддержкой лидеров распущенных буржуазных партий, которые  
надеялись, что царь восстановит действие конституции и сами партии.
Однако в этом они просчитались. План Бориса III заключался в
том, чтобы, говоря о демократии, установить личную диктатуру.
В его намерения входило взять из фашистского наследия  
«деятелей 19 мая» все, что обеспечило бы этот план, и прежде всего
концепцию беспартийной системы, и отказаться от таких  
бросавшихся в глаза недемократических атрибутов, как элитаризм,  
вождизм, корпоративизм. Вместе с тем он хотел избежать и  
конфронтации с партиями. Понимая, что влияние их в массах не  
исчезло после принятия декрета о роспуске, царь встал на путь
постепенного подрыва силы партий. Компромиссные шаги,  
неопределенные обещания, благожелательные жесты все было
направлено к тому, чтобы держать лидеров прежних буржуазных
и мелкобуржуазных партий как бы на привязи, в постоянном
ожидании, что монарх вот-вот соблаговолит восстановить в  
стране буржуазную демократию. Этот метод позволял царю  
манипулировать буржуазными политиками и контролировать их  
деятельность. В конечном счете целью Бориса III было включить  
политический актив бывших партий в структуру формировавшегося
под его руководством монархо-фашистского режима и  
опираться на этот актив.
Серьезного противодействия реакционному курсу, взятому  
после переворота 19 мая 1934 г., вначале не удавалось оказать ни
трудящимся, ни буржуазным нефашистским силам.

Назад к содержимому | Назад к главному меню