Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Преодоление левого сектантства в БКП

Страны в истории > Болгария

Руководство БКП, находившееся в плену левосектантских догм,
не смогло правильно оценить ситуацию, сложившуюся в  
результате переворота. Хотя в расстановке политических сил страны
произошел существенный сдвиг вправо, левые сектанты не только
не организовали отпора приходу к власти военно-фашистской
группировки, но по-прежнему главным противником считали
БЗНС. После запрещения партий правительством К. Георгиева
они заявили о роспуске Рабочей партии. Пассивное согласие с
прекращением деятельности легальной РП нанесло  
существенный урон связям подпольной БКП с массами.
Между тем 1934 год стал годом подготовки международного
коммунистического движения к VII конгрессу Коминтерна.
Огромная творческая работа по выработке новой стратегии и  
тактики компартий, в которой участвовали многие видные деятели
рабочего движения разных стран, проводилась под руководством
Г. Димитрова. К тому времени Г. Димитров прошел большой,
полный опасностей путь профессионального революционера.
Двадцатилетним юношей в 1902 г. он вступил в БРСДП, с 1904 г.
стал членом ЦК Общего рабочего синдикального союза,
а в 1909 г.членом ЦК БРСДП (т. с). Изучение  
революционного прошлого народа, произведений X. Ботева, русских  
революционных демократов, Д. Благоева, а затем и  
основоположников марксизма формировало марксистское мировоззрение Г.  
Димитрова, а непосредственное участие в забастовочной борьбе
закаляло его талант пролетарского революционера, организатора,
наделенного прекрасным даром слова. После победы Октябрьской
революции в России, когда началось перевооружение партии
тесняков на базе ленинизма, Г. Димитров особое внимание  
уделял изучению марксистско-ленинской теории, стремясь глубоко
проникнуть в ее суть. В те годы он сделал и первые шаги
в международном коммунистическом движении, был делегатом И
и III конгрессов Коминтерна, участвовал в создании Профин-
терна. Г. Димитров, вынужденный после поражения  
Сентябрьского восстания 1923 г. эмигрировать из Болгарии, был заочно
приговорен софийским судом к смертной казни, но и за  
пределами родины продолжал бороться за освобождение болгарского  
народа от фашизма, а вскоре стал одним из организаторов  
антифашистской борьбы в международном масштабе. Огромный  
международный резонанс получило его поистине героическое поведение
мо время Лейпцигского процесса в 1933 г. В чужой стране па  
чужом языке после утомительного шестимесячного одиночного  
заключения в наручниках Г. Димитров, отказавшись от  
официального адвоката, сумел защитить себя, Болгарскую  
коммунистическую партию, Коммунистическую партию Германии как не
имеющих и не могущих иметь отношение к террористической
деятельности, более того, он показал истинных виновников  
поджога рейхстага нацистов, вскрыл политический смысл  
провокации, реакционный характер германского фашизма.

Г. Димитров был не только выдающимся организатором  
борьбы трудящихся, но и крупным теоретиком международного  
коммунистического и рабочего движения, внесшим большой вклад в
развитие марксистско-ленинской теории. Замечательным  
примером творческого использования марксизма-ленинизма явился его
доклад на VII конгрессе Коминтерна в 1935 г. Решения этого
конгресса ознаменовали поворот в стратегии и тактике мирового
коммунистического движения. Развивая фундаментальные  
положения марксистской теории о классовых и политических  
союзах, конгресс на основе анализа действительности и обобщения
опыта классовых боев в различных странах сформулировал  
основной политический курс применительно к новому этапу борьбы:
создание широкого союза демократических сил народного
фронта в борьбе против фашизма, империализма и войны.  
Избранный генеральным секретарем Исполкома Коминтерна,
Г. Димитров направил главное внимание на мобилизацию сил
трудящихся в борьбе против наступления фашизма, против  
угрозы новой войны.
В годы эмиграции Г. Димитров вместе с В. Коларовым  
принимал активное участие в руководстве БКП, входя в состав  
Заграничного представительства, а затем Заграничного бюро (ЗБ)
ЦК БКП, вел борьбу против правого и левого уклонов в партии.
И период подготовки к VII конгрессу Коминтерна Г. Димитров,
внесший большой личный вклад в принципиальную постановку и
конкретизацию главных вопросов политики народного фронта,
уделял специальное внимание положению дел в Болгарии. Еще
в августе 1934 г. Политсекретариат ИККИ принял резолюцию
«БКП в связи с событиями 19 мая», в которой говорилось о  
необходимости для БКП изменить отношение к БЗНС и БРСДП,
добиваться организации широкого единого фронта для борьбы с
<1 ашизмом, причем не только «снизу» вовлекая в него  
трудящихся, но и «сверху» устанавливая контакты с руководством
их массовых организаций.

Эта резолюция была одобрена V расширенным Пленумом
ЦК БКП, состоявшимся в январе 1935 г. В состав ЦК вошли
сторонники радикального изменения курса партии: Н. Иванов,
Э. Стайков и другие рабочие руководители, непосредственно  
связанные с борьбой трудящихся. Однако большинство членов  
Политбюро все еще принадлежало к левым сектантам, а они не были
в состоянии понять глубину намеченного поворота и тем более
активно претворять его в жизнь. Поэтому возникла  
необходимость послать в Болгарию сторонников нового курса нз числа
наиболее подготовленных коммунистов-политэмигрантов. Трайчо
Костов и Георгий Дамянов члены БКП с солидным к тому
времени стажем активной партийной работы нелегально  
вернулись на родину и с жаром отдались борьбе по преодолению левого
сектантства. В ходе ее начали осуществляться конкретные шаги
по созданию единого фронта.
Первый успех еще раньше был достигнут на уровне  
молодежных организаций, оказавшихся наиболее восприимчивыми к
идее сотрудничества с коммунистами. К соглашению между РМС
и молодежной организацией БЗНС-«Врабча-1», подписанному в
ноябре 1934 г., присоединился в марте 1935 г. молодежный
БЗНС-«Пладне», а три месяца спустя и Союз социалистической
молодежи. В различных районах страны создавались молодежные
комитеты антифашистской борьбы. В марте 1935 г.  
восстанавливавшаяся на нелегальной основе Рабочая партия обратилась к
членам и руководству БРСДП и всех фракций БЗНС с  
предложением сообща бороться против фашизма. Максимально, чего
удалось в то время достичь, это соглашение между РП и
БЗНС-«Пладне» о совместных выступлениях в период с 19 мая
по 9 июня (обе даты были связаны с военно-фашистскими  
переворотами), но и оно полностью выполнено не было.
Решающую роль в окончательном повороте БКП к новому
курсу сыграл VII конгресс Коминтерна. В ходе его болгарские
делегаты подчеркивали, что судьба народного фронта в стране
будет зависеть не только от возможности единых действий БКП
и БРСДП, но и от отношений БКП с БЗНС. В конце августа
1935 г. делегаты БКП на VII конгрессе имели встречу с  
членами Заграничного бюро ЦК партии. На встрече в качестве  
партнеров БКП по народному фронту, помимо БРСДП и БЗНС, были
названы также мелкобуржуазная Радикальная и буржуазная
Демократическая партии; обе они выступали за восстановление
буржуазно-демократических порядков в стране. Кроме того, было
решено не упускать возможности подключения к народному  
фронту части военных членов «Звена» и ТВС, которые выражали
готовность сотрудничать с БКП в борьбе против монархии.  
Вовремя уловив начавшуюся идейную переориентацию части  
«деятелей 19 мая», БКП оказывала ей поддержку и в дальнейшем.
Возглавил борьбу за окончательное преодоление левого  
сектантства и восприятие партией нового курса Станке Димитров-
Марек. Это был разносторонне талантливый партийный  
организатор и пропагандист, человек с большим опытом подпольной  
работы. Участник солдатского восстания 1918 г., он в период
подготовки Сентябрьского восстания 1923 г. стал инструктором
Военной комиссии ЦК БКП. Сын бедного сапожника Ст.  
Димитров сумел получить высшее юридическое образование, много  
работал над пополнением своих марксистских знаний. Понимая  
значение овладения теорией коммунистическими кадрами, Ст. Ди-
митров в 1920 г. организовал в Болгарии Центральную  
партийную школу. Ст. Димитров возглавил БКП в тяжелые дни после
поражения Сентябрьского восстания. С исключительной энергией
работал он по восстановлению ее рядов; под его руководством
проходила нелегальная Витошская конференция БКП. Заочно
осужденный и приговоренный к смертной казни после взрыва
собора в Софии, Ст. Димитров был вынужден жить в эмиграции.
Б СССР он в течение нескольких лет преподавал в  
Международной ленинской школе, работал референтом в Балканском лендер-
секретарпате ИККП. Вернувшись по решению ЗБ ЦК БКП в
Болгарию в августе 1935 г., Ст. Димитров возглавил подготовку
к VI Пленуму ЦК БКП, активно сотрудничал в партийной  
печати. Им написана большая часть материалов, помещенных в
19351937 гг. в газетах «Работнически вестник» (орган ЦК
БКП) и «Работническо дело» (орган ЦК РП).
VI расширенный Пленум ЦК БКП состоялся в феврале 1936 г.
На нем была разработана конкретная платформа политических и
социально-экономических требований народного фронта. При ее
составлении было учтено, что лидеры нефашистских буржуазных
партий, видя, что монарх не торопится восстановить партийно-
парламентскую систему, все более определенно начинали  
склоняться к оппозиции. Они не прибегали к решительным  
действиям, но настойчиво требовали восстановления парламента и
Тырновской конституции, отмены неконституционных декретов,
изданных после 19 мая 1934 г. Включив эти требования в  
платформу народного фронта в качестве первостепенных, VI Пленум
ЦК БКП обратился к руководству нефашистских буржуазных и
мелкобуржуазных партий с предложением объединить силы.  
Однако руководство этих партий выступило категорически против
сотрудничества с БКП, хотя на местах тяга трудового народа,
рядовых членов БРСДП и БЗНС к единству действий с  
рабочими и компартией была налицо.
Один из ярких примеров такого сотрудничества совместная
борьба коммунистов, социал-демократов и других антифашистов
против превращения Болгарского рабочего союза в чуждую им
организацию. БКП, отказавшись от первоначальной тактики
бойкота БРС, встала на новую позицию: если уж рабочие  
обязаны вступить в казенный профсоюз, надо попытаться заставить
его служить интересам пролетариата. Благодаря совместным
действиям рабочих различной политической принадлежности на
учредительном съезде БРС (октябрь 1935 г.) из 535 его  
делегатов явных сторонников фашизма оказалось лишь 40. В  
резолюцию съезда удалось включить ряд требований, направленных на
улучшение экономического положения пролетариата. К середине
1936 г. казенные профорганизации типографских рабочих и
шоферов не только низовые, но и общенациональные  
оказались в руках сторонников единого фронта.
Единство пролетариата все более ощутимо проявлялось и в
стачечном движении весной летом 1936 г. Одним из крупней-
ших выступлений была начавшаяся в мае забастовка табачников
Пловдива, требовавших повышения заработной платы. Вслед за
ними поднялись табачники других городов, и вскоре стачка  
стала всеобщей в отрасли, охватив 25 тыс. рабочих. Эту забастовку
ЦК БКП оценивал как одну из отправных точек в строительстве
народного фронта. А вскоре забастовали текстильщики Габрова,
Сливена и других городов, в июле началась всеобщая стачка
шоферов. В стачечных комитетах сотрудничали рядовые члены
БКП, БРСДП, а также БЗНС. И это не случайно рабочее
единство на местах не раз поддерживали «земледельцы». На  
протяжении 1936 г. на местах проходили многочисленные  
конференции, на которых коммунисты, «земледельцы», социал-демократы
приходили к выводу о необходимости единства действий.  
Комитеты единого фронта возникли в Пернике, Сливене, Пловдиве,
Варне и других городах.
Немалое влияние на развитие и углубление этого процесса
оказывала активная гражданская позиция отдельных крупных
общественных деятелей. К ним относился, например, Асен Зла-
таров видный ученый-биохимик. Член социал-демократической
партии с 1906 г., он был непримирим к фашизму. Его публичные
антифашистские выступления собирали массовую  
демократически настроенную аудиторию. С сочувствием и интересом он  
относился к строительству нового общества в Советском Союзе.
В 1935 г. Златаров участвовал в работе XV Международного
съезда физиологов и биохимиков, проходившего в СССР. По  
возвращении на родину он написал книгу «В Стране Советов».  
Изданная рекордным по тому времени 20-тысячным тиражом, но
разошедшаяся в считанные дни, она принесла Златарову  
огромную популярность. Книгу с интересом читали в сельских  
библиотеках и университетских аудиториях, тюремных камерах, а  
позже и в партизанских землянках. Скоропостижная смерть ученого
в декабре 1936 г. была воспринята многими представителями  
демократической общественности как большая личная утрата. Его
похороны, в которых участвовало свыше 50 тыс. человек,  
вылились в настоящую демонстрацию антифашистского единства.

Назад к содержимому | Назад к главному меню