Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Обострение международной обстановки и Болгария

Страны в истории > Болгария

Бурное развитие событий на международной арене во второй  
половине 30-х годов существенно повлияло как на внешнюю  
политику Болгарии, так и на внутриполитическую ситуацию в стране.
До тех пор общее направление болгарской внешней политики
было скорее пассивным, чем активным.
Большим событием стало заключение в январе 1937 г. пакта
о «вечной дружбе» между Болгарией и Югославией,  
регулировавшего двусторонние отношения между странами и  
положившего начало выходу Болгарии из состояния изоляции на Балканах.
Ослаблению сплоченности Балканской Антанты по разным  
причинам способствовали и Англия и фашистская Германия.
Развитием этой линии было заключение в июле 1938 г. так
называемого Салоникского соглашения между Болгарией и  
государствами Балканского пакта, по которому стороны обязывались
воздерживаться во взаимных отношениях от применения силы.
Договорились они и об аннулировании некоторых положений
Нейиского договора, и в частности положения, запрещавшего
Болгарии иметь регулярную армию, формируемую на основе  
всеобщей воинской повинности. Отмена такого запрещения наряду с
перспективой открытого перевооружения армии возбудила в
буржуазном общественном мнении надежды на дальнейшие
шаги по ревизии мирного договора. Особенно активизировались
крайне правые фашистские и националистические группировки:
цанковцы, «Отец Паисий», «Ратник», Союз легионеров. В  
аншлюсе Австрии Германией они видели начало пересмотра общих
принципов Версальской системы и ревизии территориальных  
положений мирных договоров.

Еще большее развитие эти настроения получили после мюн-
хенского сговора западных держав с гитлеровской Германией.
В этих условиях вопрос о дальнейшей внешнеполитической
ориентации приобретал важнейшее значение. Зондажи по этому
поводу болгарская дипломатия стала проводить в Лондоне,  
Берлине, Риме, а также в Москве. Обстановка в стране после  
Мюнхена оказалась чрезвычайно благоприятной для проповеди  
национализма и шовинизма. Националистическое поветрие охватило
и буржуазную нефашистскую оппозицию, хотя она стремилась
опереться в основном на англо-французский блок. Расходясь с
правящими монархо-фашистскими кругами в выборе союзника,
буржуазная оппозиция смыкалась с ней в принципиальных  
вопросах внешней политики. 27 октября 1938 г. она проголосовала
в Народном собрании вместе с правительственным большинством
за принятие законопроекта о военных кредитах. Такая поддержка
правительства означала расширение его политической опоры; на
ее основе была произведена реорганизация кабинета, в который
были включены профашистски настроенные И. Багрянов,
Б. Филов. Так произошла известная консолидация буржуазных
политических сил, а это, в свою очередь, позволило монархо-
фашистскому режиму начать выходить из того полукризисного
состояния, в котором он пребывал до тех пор почти постоянно.
Конечно, реакция на Мюнхенское соглашение не была  
однозначной в болгарском обществе. Империалистическая сделка вызвала
среди части населения бурный рост антифашистских настроений
и чувства солидарности с Чехословакией, как в свое время  
революционная война в Испании. В чехословацкое посольство в  
Софии приходили многочисленные письма от отдельных лиц и  
организаций с выражением симпатии. Несколько десятков
посетителей заявили о желании вступить добровольцами в  
чехословацкую армию.

Резко отрицательную позицию в отношении мюнхенской  
политики заняла БРП (Болгарская рабочая партия так стала
называться компартия после объединения двух нелегальных
партий: БКП и РП). Империалистическая сделка означала  
опасность для национальной независимости болгар, опасность тем  
более очевидную, что агрессивность Германии возрастала с каждым
днем. Именно поэтому БРП после Мюнхена подчеркивала:  
главное теперь защита и сохранение независимости Болгарии от
нацистской угрозы, а не ревизия Нейиского договора. Несмотря
на разброд среди бывших партнеров по народному фронту,  
компартия продолжала следовать курсу на сплочение сил народа.
Усиливавшаяся с начала 1939 г. поляризация политических  
группировок привела к расколу лагеря буржуазии по новым линиям:
часть деятелей буржуазных нефашистских партий открыто  
начала выдвигать территориальные требования к Румынии и Греции
и на этой основе все более тесно смыкалась с правящими  
кругами; среди другой их части, особенно среди актива партий
мелкобуржуазной демократии, наоборот, наступило отрезвление,
повлекшее за собой переход к критике мюнхенской сделки, к ее
оценке как акта агрессии против малой славянской страны и на
этой основе к все более определенно выоажавшейся  
оппозиционности правительственной политике. Такую позицию занимал и
ряд бывших «деятелей 19 мая», проделавших к 1939 г.  
значительную эволюцию. Они считали необходимым добиваться  
славянского единства в борьбе против фашистской Германии,  
выступали за сотрудничество с другими балканскими  
государствами. Их стремление опереться при этом на Советский Союз
совпадало с пожеланиями левых «земледельцев» и  
социал-демократов. Так постепенно у БРП появлялись союзники в борьбе с
фашизмом в новых условиях, политическое партнерство  
базировалось главным образом на союзе рабочего класса с  
мелкобуржуазными слоями города и села при привлечении некоторых
представителей средней буржуазии и буржуазной интеллигенции.
Однако сложность и противоречивость международной  
обстановки после Мюнхена затрудняли выработку коммунистами  
наиболее целесообразной политики, и в частности помешали им
своевременно уловить определенные изменения в настроениях  
части нефашистских кругов буржуазии, которые стали  
поддерживать идею заключения гарантийного пакта с СССР: очевидная
агрессивность фашистской Германии заставляла их связывать с
Советским Союзом надежды на сохранение независимости  
Болгарии. Пренебрегая союзом с этими прослойками буржуазии,
БРП тем самым сужала рамки возможного общедемократического
фронта.
До середины 1939 г. правящие круги Болгарии большое  
внимание уделяли зондажу позиций великих держав в отношении
болгарских территориальных и военных проблем. В условиях  
нарастания напряженности в Европе царь Борис и его  
приближенные пытались в противостоянии военных группировок найти  
такое место для Болгарии, которое позволило бы им с  
наименьшими потерями извлечь для себя максимальную пользу. Однако по
мере развития событий становилось все более очевидным, что в
Англии и Франции территориальные претензии Болгарии не
встречают поддержки. Не давала конкретных обещаний и  
фашистская Германия, хотя общее направление ее реваншистской и
агрессивной внешней политики в большей степени питало  
надежды на результативность союза именно с ней.
Важным фактором становились советско-болгарские  
отношения. Их активизация происходила не только по культурной и
торговой линиям, но и по дипломатической: в сентябре 1939 г.
Советский Союз предложил Болгарии заключить пакт о  
ненападении и взаимной помощи. Не зная, на что решиться, монархо-
фашистское руководство Болгарии продолжало выжидать.

Назад к содержимому | Назад к главному меню