Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Система высшего образования

Страны в истории > Болгария

В годы после первой мировой войны сеть учреждений высшего
образования в Болгарии расширилась, так что в конце 30-х  
годов национальная интеллигенция почти на 80% состояла из  
выпускников отечественных вузов. Однако низкий технический  
уровень промышленности не стимулировал интенсивного роста  
кадров квалифицированных инженеров (вместе с архитекторами они
составляли лишь 3,15% всей интеллигенции, в то время как
доля среднетехнического персонала была в 5 раз большей).
Система высшего образования была ориентирована на  
гуманитарные дисциплины. Так, в 1934/35 учебном году число  
студентов-филологов и философов в 3 раза превышало число  
студентов-агрономов. И это при условии, что студенты вузов в  
значительной части были также выходцами из села: по данным
1926 г., они оставляли 30% студенческой аудитории.
К 1944 г. в Болгарии насчитывалось около десятка вузов.
Самым крупным из них был единственный в стране универси-
тет Софийский (5,5 тыс. студентов в 1939 г.). Работали  
основанные еще до первой мировой войны Музыкальная и  
Художественная академии. Сравнительно широко было поставлено  
экономическое образование; его можно было получить в Высших
экономических училищах Варны и Свиштова, а также в так  
называемом Свободном университете (София), в котором по  
уплотненной программе велись вечерние занятия для работающих  
слушателей. В 1940 г. Свободный университет был реорганизован в
Государственное высшее училище финансовых и  
административных наук. Были заложены также основы Политехнического  
института и Высшего училища физического воспитания, но в  
условиях второй мировой войны стадия их становления затянулась.

Существовали, кроме того, три двухлетних учительских  
института. В 19241933 гг. работала также Высшая кооперативная  
школа, готовившая кадры для кооперации всех видов.
Отсутствие сильных стимулов для развития естественных и
технических наук сказывалось и на составе научных кадров,
здесь также преобладали представители гуманитарных  
специальностей. Главным научным центром были Софийский  
университет и Болгарская академия наук (БАН) автономные  
учреждения, уставы которых не могли произвольно изменяться  
правительственными органами. БАН выступала главным образом как
общество самих академиков сети институтов в академии не
было. Лишь историко-филологическое отделение (двумя другими
были философское и естественно-математических наук; в 1940 г.
было открыто также отделение искусств) имело в своей  
структуре три постоянно действовавшие комиссии. Весьма  
ограниченная материальная база БАН не позволяла развернуть широкие
исследования: буржуазное государство скупилось на средства в
пользу науки, на высоком уровне оно поддерживало зарплату
лишь тонкого слоя интеллигенции, занимавшей ключевые  
позиции в управлении, экономике, в армии. Научная же  
интеллигенция была предоставлена в значительной степени самой себе.
Несмотря на трудности, именно в межвоенные годы были  
заложены основы ряда отраслей болгарского естествознания. Так,
основателем болгарской биохимии был Асен Златаров,  
исследовавший роль ферментов в ускорении реакций, вопросы  
рационального питания; основателем генетики в Болгарии Дончо  
Костов, выступивший с идеей спиральной структуры хромосомы; ему
принадлежат также работы в области канцерогенеза, открытие
иммунитета у растений. Он защитил в 1930 г. и первую в  
Болгарии диссертацию. Плодотворно работали в те годы основатели
болгарского почвоведения Никола Пушкаров и болгарской  
ботанической науки Стефан Петков и Иван Урумов. Международное
признание получил также ряд других ученых, избиравшихся в
разные годы членами различных иностранных академий и  
ученых обществ: физик и химик Иван Странский один из  
создателей молекулярно-кинетической теории зарождения и роста
кристаллов, биолог Никола Попов, математик Любомир Чакалов,
врач-офтальмолог Константин Пашев и др. Многие из них были
людьми демократических взглядов и после победы восстания
9 сентября 1944 г. поддержали народную власть. Но сколь бы
ни были талантливы отдельные ученые, без существенной  
поддержки государства прогресс в области естественных наук  
ограничился в основном описанием и классификацией.

Среди буржуазных философов наибольшую известность  
приобрел Д. Михалчев фигура сложная и противоречивая.  
Последователь немецкого философа-идеалиста Й. Ремке, Михалчев сумел
превратить эклектическое «ремкеанство», стоявшее якобы над
материализмом и идеализмом, в самую крупную буржуазную  
философскую школу в Болгарии. В общественной жизни Михалчев
выступал с демократических позиций, боролся против расизма.
В 19341936 гг. он был послом Болгарии в СССР и по  
возвращении на родину опубликовал серию правдивых статей о  
советской действительности.
Эклектиками были и буржуазные экономисты. Даже наиболее
крупные из них Г. Т. Данаилов, Д. Мишайков оказывались
не в состоянии отойти от постулатов немецкой экономической
школы, создать оригинальные труды. Беря у своих учителей по
существу все самое реакционное, они пропагандировали идею
сильной власти, уповали на «трансформацию капитализма»  
путем реформ.
Центром группирования экономистов, помимо университета и
БАН, было Болгарское экономическое общество, объединявшее
в 1936 г. 370 человек, а в 1940 г. 527. Подобно другим научным
обществам, оно сохраняло известную автономию от государства.
Среди экономистов имели хождение и различные  
мелкобуржуазные теории, причем настолько широкое, что можно говорить о
сформировании специфического мелкобуржуазного течения  
экономической мысли. Его представители выражали интересы  
сельской и городской мелкой буржуазии, кооперативного движения.
По партийной принадлежности это были главным образом  
«земледельцы», широкие социалисты.
Для них были характерны поиски среднего пути между  
капитализмом и социализмом, упование на мелкую собственность,
на ее жизнеспособность. Именно с ней и идеей кооперации,  
которая ликвидирует якобы классовые различия, связывали они
надежды на социальный прогресс Болгарии. Популярная теория
«кооперативизма» опиралась на представление о том, что  
кооперация явится фактором создания нового общества,  
гарантирующего расцвет мелких производителей. Кооперативным движением
стремились овладеть буржуазные политики, оказывая ему  
различную поддержку. В целом в кооперативизме как направлении  
экономической мысли было множество течений от  
непоследовательного марксизма до фашистских экономических теорий и
практического стремления включить болгарскую кооперацию в
систему прогитлеровского порядка в Болгарии.
Определенные успехи болгарскими учеными были достигнуты
в области истории, литературоведения, языкознания, этнографии,
фольклористики. Ученым с мировым именем был Стефан  
Младенов один из видных представителей европейского языкознания.
Трудами по античной истории мировую известность приобрел
Г. Кацаров. Однако гораздо чаще интерес исследователей  
сосредоточивался на собственно болгарской древней и средневековой
тематике, а частично и тематике национального Возрождения,
причем такие ученые, как М. Арнаудов, Й. Иванов, Л. Милетич,
И. Шишманов, А. Теодоров-Балан, работали и как историки  
литературы и как этнографы, фольклористы, языковеды. Широкое
признание получил историк В. Златарский. В его «Истории  
болгарского государства в средние века» впервые был обобщен  
скрупулезно собранный большой фактический материал.  
Значительный вклад в разработку проблематики средневековой Болгарии
внес известный медиевист П. Мутафчиев.
При всей методологической слабости трудов этих ученых  
благодаря им существенно раздвигались границы знаний об истории
болгарского народа, его быте и культуре, об особенностях  
развития его самосознания на протяжении веков.
Многие из названных ученых занимали руководящее  
положение в БАН и университете. В ряде случаев их деятельность  
отвечала не только потребностям науки, но и основным  
направлениям государственной политики. В конце 30-х годов часть ученых
встала на воинствующие позиции, отдавая дань буржуазному  
национализму. На позиции ряда членов БАН оказало влияние и то,
что ее президент, крупный археолог Б. Филов возглавил в 1940 г.
прогерманское правительство, а позднее вошел в состав  
регентства и ревностно проводил курс на укрепление связей с  
нацистской Германией. Однако, хотя БАН и считалась консервативным
учреждением и опорой государственной власти, большинство  
тружеников науки остались верны своему призванию. Целый год
длилась их борьба против принятого в 1941 г. закона, который
посягал на автономию БАН (подобный закон был принят и в
отношении Софийского университета). В конце концов БАН  
оказалась в кризисном состоянии и в январе 1944 г. фактически
прекратила свою деятельность.
В целом буржуазная наука в 2030-е годы не отличалась
организованностью, в том числе с точки зрения продуманного и
целенаправленного использования потенциала научных кадров
для идеологической обработки населения, для укрепления и  
развития буржуазной политической надстройки. На политике  
буржуазных правительств Болгарии в отношении научной  
интеллигенции сказывались малый политический опыт буржуазии,
ограниченность ее политического и культурного кругозора, ее  
потребительский характер. Попытки властей в большей мере  
использовать интеллигенцию в интересах государственной политики
были предприняты лишь в начале 40-х годов и в значительной
степени были связаны с переходом Болгарии на положение  
сателлита гитлеровской Германии.

Назад к содержимому | Назад к главному меню