Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Вступление

Страны в истории > Китай

Огромный интерес российской общественности к прошлому
и настоящему нашего великого соседа, его культуре и экономи-
ческим успехам, ко всем аспектам его жизни сегодня удовлетво-
ряется публикацией значительного числа книг и статей самой
разнообразной тематики. В настоящее время российское китаеве-
дение одна из наиболее плодотворно работающих отраслей
российского востоковедения. Это в полной мере относится и к
историкам-китаеведам, за последние годы опубликовавшим книги
и статьи почти по всем периодам долгой и непрерывной китайс-
кой истории. Однако явно не хватает работ обобщающего харак-
тера, которые могли бы претендовать на изложение всей исто-
рии нашего великого соседа. Между тем потребность в написа-
нии таких книг очевидна. «История Китая» попытка заполнить
пустующую нишу. Авторы книги историки-китаеведы, в тече-
ние многих лет работающие над исследованием разных истори-
ческих периодов Китая, что и позволило объединить их усилия
для достижения поставленной задачи. В этом смысле написание
данной книги определенное историографическое подытожи-
вание предшествующей исследовательской работы ее авторов.
Будучи преподавателями кафедры истории Китая Института
стран Азии и Африки при МГУ, в течение десятилетий читав-
шими и читающими общие и специальные курсы по истории
Китая и истории стран Азии и Африки, участвовавшими в напи-
сании многих учебных пособий, авторы предлагаемого внима-
нию читателя издания накопили немалый педагогический опыт,
который послужил основательным фундаментом при работе над
данной книгой, которая ставит своей целью дать сводно-обоб-
щающее изложение всей истории Китая.
Приступая к работе, авторы понимали всю сложность постав-
ленной перед ними задачи. Речь шла о Китае стране истории,
стране непрерывной культурной традиции, в том числе и тради-
ции историописания. Начиная с глубокой древности, профессио-
нально умелые и старательные чиновники фиксировали на гада-
тельных костях, бронзовых сосудах, бамбуковых планках и шел-
ковых свитках, а затем и на бумаге все то, что они видели и
слышали, что происходило вокруг них и заслуживало упоминания.
3Это поддерживавшееся государством летописание всегда являлось
важной составной частью духовной жизни Китая. Первое и тита-
ническое по характеру обобщение такой повседневной историо-
графической работы принадлежит кисти великого китайского
историка Сыма Цяня (выходца из семьи потомственных историо-
графов) на рубеже III вв. до н.э. Созданная им книга «Шицзи»
(«Исторические записки», или «Записки историка») это ог-
ромное по объему и глубокое по мысли сочинение, которое ста-
ло своего рода образцом, дидактической моделью для истори-
ческих исследований в Китае. В последующие два тысячелетия труд
Сыма Цяня послужил основой для создания так называемых ди-
настийных историй.
Обычно каждая новая династия после своего утверждения на
престоле создавала комиссию профессиональных историков, в
задачу которых входило написание истории предшествующей
династии. Всего таких историй традиционно насчитывается 24. Они
составлялись высококвалифицированными специалистами, стре-
мившимися достаточно объективно изложить исторические со-
бытия предшествующей династии и подвести читателя к выво-
дам, которые должны были подтвердить легитимность правящей
династии. Естественно, что доказательство легитимности новой
династии подчас требовало новой интерпретации и событий да-
лекого прошлого. В этом случае члены этих комиссий (они все-
таки были не просто историками, а чиновниками по ведомству
истории!) препарировали в нужном духе исторический материал.
Однако это «переписывание» истории происходило при строгом
соблюдении накопленной веками конфуцианской этики и ди-
дактики, нравоучительной заданности: история всегда должна
была подтверждать, что небесную санкцию на управление Кита-
ем (Поднебесная империя) может получить только тот, кто об-
ладает наивысшей благодатью-добродетелью дэ. Именно облада-
ние дэ и его потеря лежали в основе закономерности движения
династийных циклов. Поэтому история, трактуемая в конфуци-
анском духе, косвенно доказывала, что люди (прежде всего пра-
вители) сами определяют судьбу страны и тем самым творят ис-
торию. Небо в этом смысле было лишь регулирующе-контроли-
рующей инстанцией.
Многовековая работа историков всегда в Китае считалась очень
важной и высоко ценилась. Канонические символы (в первую
очередь конфуцианские) и исторические труды были главными
предметами гуманитарного образования (а традиционный Китай
другого образования и не знал), открывавшего дорогу к замеще-
нию чиновничьих должностей, повышению социального статуса
и росту политического престижа. История при этом воспринима-
4лась как школа жизни, своего рода собрание поучительных рас-
сказов о деяниях правителей и исторических прецедентах. Апел-
лирование к истории, к прецеденту, к примеру древних было
одним из наиболее весомых аргументов в политических спорах
имперского Китая. В XIX-XX вв. в обращении к истории, к древ-
ности искали себе идейную опору реформаторы, да и революцио-
неры обращались к тому же источнику.
Современная китайская историография генетически восходит,
что вполне естественно, к своей национальной историографи-
ческой традиции. Крутой идеологический поворот, связанный с
приходом к власти коммунистов и образованием КНР, не отме-
нил важнейшей особенности китайской историографии она
продолжала оставаться официальным, государственным, партий-
ным делом, важным идеологическим и политическим оружием в
руках государственно-партийного руководства. Еще до завоева-
ния власти в апреле 1945 г. VII расширенный пленум ЦК КПК
(шестого созыва) после серьезного обсуждения принял «Реше-
ние по некоторым вопросам истории нашей партии», в котором
давалась маоистская версия развития КПК и всего освободитель-
ного движения китайского народа. Этот партийный документ на
многие годы определил развитие историографии нового Китая.
На историческом переломе от утопического коммунизма Мао
Цзэдуна к прагматической политике рыночного социализма Дэн
Сяопина в июне 1981 г. VI пленум ЦК КПК (одиннадцатого со-
зыва) принял «Решение по некоторым вопросам истории КПК
со времени образования КНР», в котором во многом по-новому
были осмыслены пути развития китайской революции. Вместе с
тем начавшееся с конца 70-х гг. постепенное обновление всей
духовной жизни страны сказалось и на современной китайской
историографии в научный оборот вводятся новые источники,
складывается критический подход к исследованию некоторых
исторических сюжетов, возникают плодотворные различия в трак-
товке исторического процесса.
Авторы с большим уважением и вниманием относятся к до-
стижениям китайской историографии, стремясь в полной мере
использовать их при написании данной книги. Однако при всем
этом мы остаемся российскими историками, стремящимися с
наших современных позиций понять и истолковать китайскую
историю.
Как нам представляется, большую роль в истолковании раз-
вития традиционного Китая играет правильное освещение про-
блемы династийных циклов. В этом контексте мы пытались во
многом по-новому рассмотреть также и историческую роль мас-
совых народных восстаний и выступлений, связанных с острыми
социальными проблемами Китая. При исследовании взаимоот-
ношений революционных и реформистских тенденций обществен-
ного развития авторы стремились отказаться от априорных оце-
нок, желая показать реальное место этих тенденций в истории
Китая. Учитывая огромную роль утопической традиции, суще-
6ственно повлиявшей на китайскую политическую культуру, в
книге обращено внимание на проблему соотношения утопизма и
прагматизма в общественной жизни страны. Крах «реального со-
циализма» позволил более критично и более объективно пока-
зать проанализировать и оценить взаимоотношение «китаи-
зированного марксизма» и национализма, борьба между которы-
ми в настоящее время обретает характер экономической и
социальной конкуренции между континентальным Китаем (КНР)
и Тайванем (Китайская республика). В этой связи развитие Тай-
ваня впервые в нашей историографии рассматривается как ин-
тегральная часть истории Китая во второй половине XX в.
Надеемся, что внимательный читатель легко увидит глубокое
уважение авторов к нашему великому соседу, его истории и куль-
туре, стремление объективно и доброжелательно понять и истол-
ковать китайскую историю и максимально убедительно донести
до российского читателя это прочтение китайской истории.

Назад к содержимому | Назад к главному меню