Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Период Чуньцю

Страны в истории > Китай

Принципиально новый этап в истории чжоуского Китая на-
чался с гибели Ю-вана и переноса его сыном Пин-ваном своей
столицы на восток, в Лои (771770 гг. до н.э.). Хотя считается,
что этот шаг был сделан, как о том сказано у Сыма Цяня, самим
ваном «с целью укрыться от нападений жунов», т.е. тех самых
племен, которые, действительно, положили конец Западному
Чжоу, на деле решение о перемещении правителя чжоусцев при-
няли влиятельные чжухоу, окружавшие юного Пин-вана. И при-
чиной тому было вовсе не желание обезопасить западную столи-
цу и самого вана от варваров, хотя они и беспокоили чжоусцев
своими набегами. Ведь территория, освобожденная Пин-ваном и
его подданными (древние чжоуские земли Цзунчжоу), оказалась
под властью назначенного тем же Пин-ваном правителя нового
удела Цинь, со временем ставшего наиболее могущественным в
чжоуском Китае. Главное было в том, что переезд на восток при-
водил статус вана в соответствие со всеми иными реалиями того
Времени.
Ван давно уже перестал быть полновластным властителем
Поднебесной, а ее делами распоряжались правители фактически
независимых государств. Получив свой домен в Лои, Пин-ван
превратился в своего рода первого среди равных, причем его пер-
венство основывалось не на мощи стоявшего за ним государства
или аппарата центральной власти то и другое осталось в про-
шлом, но только на сакральной значимости его как сына Неба,
владельца небесного мандата.
Пин-ван процарствовал около полувека, и за это время он и
его домен окончательно перестали быть центром политической
жизни страны. Такого рода центрами попеременно становились
наиболее могущественные из царств, вчерашних наследственных
уделов, сначала царство Ци на крайнем востоке Китая, в рай-
оне устья Хуанхэ, затем очень большое и крепкое царство Цзинь
на западе, на границе с новым и быстро усиливавшимся цар-
ством Цинь. Но правильней было бы сказать, что в рамках Чжун-
го в период Восточного Чжоу сложилось нечто вроде политичес-
кого полицентризма явление, характерное именно для децен-
трализованных структур. И хотя более слабые царства Вэй, Сун,
46Чжэн, Лу и некоторые другие редко выступали в качестве са-
мостоятельной силы, в составе коалиций каждое из них вносило
свой вклад в политическую борьбу, что и создавало эффект по-
лицентризма с его изменяющимися центрами сильной власти и
влиятельного соперничества. Иначе говоря, перенос столицы
чжоуского вана на восток означал отказ сына Неба от полити-
ческого контроля за его вассалами, обретавшими тем самым ре-
альную независимость. Более того, это ставило вана порой в уни-
зительную зависимость от тех, кто обладал в стране реальной
силой. И все же, несмотря на это, чжоуский ван оставался сыном
Неба, всеобщим сюзереном (по крайней мере, в пределах Чжун-
го), ибо только его власть в Поднебесной по-прежнему считалась
легитимной. Это с особой силой проявилось и стало заметным
после полувекового царствования Пин-вана, когда в Китае на-
ступил период Чуньцю.
Начало периода Чуньцю датируется точно 722 г. до н.э. Это
первый год знаменитой луской хроники «Чуньцю» (весны-осе-
ни), отредактированной, по преданию, самим Конфуцием. Ко-
нец периода чаще всего связывается с годом смерти философа
(479), иногда с последними записями в комментариях к хро-
нике (464). Обращает на себя внимание то, что провинциальная
хроника царства Лу стала основой летосчисления целого периода
китайской истории. Правда, Лу не обычный удел. В свое время он
был пожалован самому Чжоу-гуну, и здесь свято хранились все
записи, воспевающие деяния великого отца-основателя Чжоу. В
Лу активно разрабатывались приписывавшиеся Чжоу-гуну пред-
ложения и идеи, и в немалой мере именно поэтому там достигли
высокого уровня совершенства и культура, и грамотность, и прак-
тика историописания. Не случаен и тот факт, что Конфуций был
лусцем, т.е. родился и вырос в царстве, где грамотность, образо-
вание, культура и традиции старины, не говоря уже об историо-
писании, были в большом почете. Но при всем том сам факт
знаменателен: начиная с 722 г. до н.э. исторические события из-
вестны главным образом по хронике «Чуньцю» и что очень
важно по нескольким комментариям к ней, важнейшим из
которых следует считать «Цзо-чжуань».
Здесь необходимо заметить, что «Цзо-чжуань» и беллетризо-
ванный сборник эпизодов из чжоуской истории Го юй (который
с некоторой натяжкой тоже можно считать комментарием к «Чунь-
цю») не только написаны значительно позже, в IVIII вв. до
н.э., но и несут на себе явственный заряд конфуцианской интер-
претации ранней чжоуской истории, включая и период Чуньцю.
А поскольку это практически основные источники, подробно
повествующие о событиях того времени, важно критически
47относиться к сообщаемым ими сведениям, особенно если эти
сведения по тем или иным причинам вызывают сомнения. И все
же именно Цзо-чжуань и Го юй насыщают лапидарную хронику
«Чуньцю» живым историческим материалом, о котором и пой-
дет речь ниже.
Этот материал свидетельствует о том, что в VIIIVI вв. до н.э.
территория бассейна Хуанхэ к востоку от излучины реки, отде-
лявшей срединные государства от Западного Цинь, была поделе-
на между несколькими крупными царствами и десятком-другим
средних и малых княжеств, число которых постоянно убывало.
На северо-востоке было расположено быстро развивавшееся цар-
ство Ци, рядом с ним к северу начавшее играть сколько-ни-
будь значительную роль в политических отношениях лишь к кон-
цу Чуньцю царство Янь, на северо-западе и западе располага-
лось самое крупное царство Цзинь, чуть к востоку от него
Вэй, а южнее Вэй, за Хуанхэ, домен вана и находившиеся
неподалеку от него царства Чжэн и Сун. К востоку от Сун, не-
сколько южнее Ци, было Лу. Между перечисленными (в основ-
ном в южной части бассейна, южнее реки) располагались ос-
тальные царства и княжества, часть которых граничила со счи-
тавшимся, как и Цинь, полуварварским южным Чу, правители
которого постоянно наращивали свою мощь и часто вмешива-
лись в дела срединных государств. К юго-востоку от Чу, в ни-
зовьях рек Хуай и Янцзы, размещалось государство У, начавшее
играть значительную роль в конце Чуньцю, как и соседнее с ним
на востоке государство Юэ. Такова в самых общих чертах была
геополитическая карта периода Чуньцю. Важно заметить, что Для
всех царств и княжеств, даже для таких явных аутсайдеров, как У
и Юэ, не говоря уже о более тесно связанных с Чжунго царствах
Цинь и Чу, чжоуский ван считался сакральным главой и сюзере-
ном. Чуский правитель мог позволить себе присвоить титул «ван»,
что было неслыханной дерзостью с его стороны, но даже при
этом он не становился равным чжоускому вану, ибо не бьл сы-
ном Неба и не имел оснований претендовать на этот статус.
Рассматривая геополитическую ситуацию на расположенной
рядом с Чжунго территории, важно учесть, что здесь было не-
мало кочевых и полукочевых племенных образований варваров
жунов, и, ди). Эти варварские группы под влиянием Чжоу давно
уже трибализовались, обрели своих вождей, многое переняли из
шанско-чжоуской культуры. И хотя чжоусцы подчеркнуто отли-
чали себя от них, правители чжоуских царств и княжеств, вклю-
чая и самого сына Неба, в дипломатических и иных целях неред-
ко брали себе в жены женщин из варварских племен (одной из
них была Бао Сы, из-за которой, как считается, чжоуский Ю-ван
48лишился трона и жизни). Эти женщины часто становились за-
конными женами правителя того или иного царства. Сыном од-
ной из них, женщины из племени ди например, был знамени-
тый цзиньский правитель Вэнь-гун (Чжун Эр).
Домен Пин-вана с центром в Лои оказался одним из сравни-
тельно слабых владений в Чжунго. Он был не в состоянии содер-
жать и двор вана, и его администрацию, и еще значительные в
недавнем прошлом (вспомним о 8 иньских армиях в Лои) воин-
ские подразделения. Соответственно резко сократились возмож-
ности вана не только вмешиваться в чужие дела, в дела его вас-
салов, но и защищать собственные интересы. Неудивительно, что
после смерти Пин-вана, явно смирившегося с потерей реальной
власти в Чжунго, первое полу столетие периода Чуньцю оказа-
лось временем прогрессирующего ослабления чжоуского Китая.
Крупные царства, прежде всего Ци и Цзинь, в эти годы раздира-
лись ожесточенными внутренними усобицами. На фоне создав-
шегося таким образом политического вакуума проявляли свои
агрессивные устремления царства второго разряда, такие, как
Чжэн и Сун, враждовавшие друг с другом, пытавшиеся созда-
вать коалиции и время от времени даже выяснявшие свои то и
дело осложнявшиеся отношения с доменом вана.
Разумеется, такого рода безвластием или вакуумом власти на
уровне центра в Чжунго энергично пользовались все царства и
княжества, включая и те, которые считались варварскими (т.е.
были населены не чжоусцами, а жунами, ди и иными народами).
С каждым десятилетием прогрессирующее ослабление власти цен-
тра, чжоуского вана, грозило все большими неприятностями для
Чжоу. Постоянно растущие распри и междоусобицы вели к окон-
чательному распаду той хрупкой чжоуской цельности, которая
еще оставалась со времен У-вана и Чжоу-гуна. Создавалась реаль-
ная угроза варваризации чжоуского Китая. Ситуация резко изме-
нилась лишь после того, как усилилось и стало диктовать свою
волю в Чжунго царство Ци.
Царство Ци в начале Чжоу было пожаловано в качестве удела
одному из трех гунов знаменитому Тай-гуну из рода Цзян,
сыгравшему весьма важную роль в победе над шанцами. Это был
едва ли не самый отдаленный от столицы Цзунчжоу удел на да-
леком востоке, в районе полуострова Шаньдун, близ устья Ху-
анхэ и морского побережья. Тай-гун получил широкие полномо-
чия по управлению восточными окраинами чжоуского государ-
ства; его богатые рыбой и солью новые владения стали быстро
развиваться, так что уже в IX в. до н.э. удел Ци был одним из
самых сильных в стране. По-видимому, его побаивались ослабев-
шие чжоуские ваны и завистливые соседи из числа влиятельных
49князей, чем, в частности, можно объяснить жестокую казнь цис-
кого Ай-гуна по навету его соседа. Ни деталей события, ни при-
чин казни источники не раскрывают, но сам факт наводит на
предположение, что в основе конфронтации чжухоу с правите-
лем Ци лежали главным образом зависть и страх. После этой каз-
ни царство Ци почти столетие как бы приходило в себя, а в 731 г.
до н.э. даже подверглось нападению жунов, от которых удалось
спастись лишь с помощью соседних княжеств, в частности Чжэн.
Затем в Ци начались междоусобицы, продлившиеся несколько
десятилетий. Когда в 685 г. до н.э. циский трон опустел, двое пре-
тендентов, братья Цюй и Сяо Бо, сошлись в решающей схватке.
Цюй жил в эмиграции в соседнем и сравнительно крупном цар-
стве Лу, Сяо Бо в более отдаленном и слабом Цзюй. Влиятель-
ные циские сановники Го и Гао активно поддерживали Сяо Бо,
но многие цисцы были за Цюя. Ближайший сподвижник Цюя
Гуань Чжун с отрядом воинов выступил наперерез продвигавше-
муся в Ци Сяо Бо. Была устроена засада, и во время короткой
битвы Гуань Чжун меткой стрелой в живот сразил Сяо Бо. В Лу
было послано донесение, что дело сделано и патрон ГуаньЧжу-
на Цюй может ехать в Ци, где его ждет трон.
Однако все оказалось не так. Как выяснилось позже, стрела
попала в металлическую пряжку Сяо Бо, и это спасло ему жизнь.
Придя в себя, он поспешил в Ци, где с помощью Го и Гао занял
трон под именем Хуань-гуна. В Лу было направлено послание с
требованием казнить Цюя и Гуань Чжуна. Цюй был казнен, но за
Гуань Чжуна вступился его приятель Бао Шу-я, с которым они
вместе в юности занимались торговыми операциями и который
высоко ценил его ум и способности. Бао уговорил Хуань-гуна не
только простить Гуань Чжуна, но и любыми способами привлечь
его на свою сторону во имя процветания Ци. Хуань-гун потребо-
вал от Лу выдать ему Гуань Чжуна живым и после беседы с ним
сделал его своим советником, дав большие полномочия. Гуань
Чжун в свою очередь покаялся перед Сяо Бо и поклялся в верно-
сти ему. После этого он приступил к реформам, смысл которых
сводился к укреплению порядка в царстве и превращению его В
сильнейшее в Поднебесной.
В описании реформ не все ясно. Некоторые из них как о том
рассказано в более поздних источниках явно не могли быть
осуществлены в те далекие времена. Но если абстрагироваться от
сомнительных деталей, то можно сказать, что суть реформ Гуань
Чжуна сводилась к следующему. В столичной зоне был создан 21
район сян, по три для ремесленников и торговцев и 15 для
служилого населения, т. е. для воинов. Каждые пять из этих пят-
надцати возглавлялись соответственно самим гуном и двумя его
50влиятельнейшими сановниками и сторонниками, Го и Гао. Живя
вместе, ремесленники, торговцы и воины должны были, по мысли
Гуань Чжуна, учиться друг у друга ремеслу и проникаться корпо-
ративными интересами это призвано было способствовать по-
вышению их квалификации. Что касается сельского населения,
периферии царства, то там создавались поселения и по 30 се-
мейств, десяток таких и должен был составлять волость цзу и
т д. вплоть до округа шу, во главе которого должен был стоять
сановник в ранге дафу. Каждый руководитель шу обязан был ре-
гулярно отчитываться о делах своего шу. Кроме того, существова-
ли также инспектора, в обязанность которых входило знакомство
с делами на местах.
Выполнение предписаний всей этой тщательно расписанной
административной схемы было для той далекой эпохи нереаль-
ным; в лучшем случае ее можно принять за образец, не более
того. Не исключено, что она была создана много позже и задним
числом приписана Гуань Чжуну. Но стремление упорядочить ад-
министрацию, лежавшее в основе этой идеальной схемы, было
вполне реальным и по многим пунктам осуществимым. А так как
Гуань Чжун находился во главе циской администрации около
сорока лет, то нет сомнений, что кое-чего в этом направлении
он добился. Во всяком случае Ци за короткое время превратилось
в сильное и крепкое государство с мощной армией и обрело ог-
ромное политическое влияние в Чжунго, что позволило Хуань-
гуну играть решающую роль на политической сцене Поднебес-
ной. Ци присоединило к себе ряд слабых соседних княжеств и
подчинило своему влиянию практически все остальные. Хуань-
гун покарал и потеснил многие варварские владения, преиму-
щественно жунов, обнес новой стеной столицу чжоуского вана,
страдавшую от варваров. Эти успехи способствовали росту его
престижа, и в 680 г. до н.э. на совещании князей чжухоу в знак
уважения к его заслугам чжоуский ван официально присвоил
Хуань-гуну высокочтимый титул ба.
Позднейшая древнекитайская историография выделяет три
основные формы правления: ди-дао, правление легендарных древ-
них мудрецов, обладавших наивысшими добродетелями; ван-дао,
правление легитимных правителей, обладавших небесным ман-
датом; и ба-дао, правление нелегитимных, но могущественных
правителей, отвечавших за порядок в Поднебесной тогда, когда
ван не был в состоянии его обеспечить. Ба считались гегемона-
ми, причём в их функции официально входило «поддерживать
Дом Чжоу» и защищать Чжунго от набегов кочевников-варваров.
И, надо сказать, с обеими этими функциями Хуань-гун и осо-
бенно Гуань Чжун хорошо справлялись. Как было замечено в свое
51время Конфуцием, который в общем-то не слишком симпатизи-
ровал Гуань Чжуну, если бы не Гуань Чжун, «мы все ходила бы
с растрепанными волосами и запахивали халаты на левую сторо-
ну», т.е. уподобились бы варварам. Иными словами, Гуань Чжун
и его царственный патрон гегемон-ба Хуань-гун в годы слабости
и политического вакуума спасли Чжоу от активности жунов, рри-
дав Чжунго силу и порядок.
Совершенно естественно, что гегемон-ба сознавал свою силу,
ощущал слабость и даже ничтожество чжоуских ванов, в чьем
домене к тому же часто бывали междоусобицы, в которые Ху-
ань-гун по своему статусу вынужден был вмешиваться, наводя
порядок. По строгим меркам сформулированной Чжоу-гуном тео-
рии небесного мандата это означало, что чжоуские ваны либо
лишились дэ, либо их дэ ослабло настолько, что Небу впору было
задуматься, не передать ли мандат более достойному. В первой
половине VII в. до н.э. более достойным в Чжунго был именно
циский Хуань-гун: он навел порядок, усмирил варваров, сохра-
нил в нормальном состоянии столицу чжоуского вана с ее рби-
тателями, помогал всем нуждающимся в его помощи. И ХуДнь-
гун не раз намекал на то, что он мало вознагражден за свои Дея-
ния, и даже намеревался было торжественно принести жертву
Небу на священной горе Тайшань (это считалось прерогативой чжо-
уского вана, который, впрочем, не был в состоянии ее реализо-
вать), но Гуань Чжун отговорил его от столь рискованного поступка.
Вся сложность и деликатность ситуации заключалась в том,
что Великий Мандат Неба на деле был лишь сладостной идеей,
ибо механизма реализации воли Неба не существовало. Добиться
мандата силой было нельзя. А как доказать, что ты добродетелен
настолько, что Небо должно предпочесть тебя пусть слабому, но
отнюдь не погрязшему в пороках и пока еще легитимному чжо-
ускому вану?
Стремясь к цели, Хуань-гун задумал и осуществил гранди-
озный поход на юг, в Чу, с целью унизить это могущественное
царство и заставить его ответить за гибель чжоуского Чжао-вана.
Но чуский правитель сумел ловко избежать ответственности,
заметив, что в гибели Чжао-вана чусцы не виновны, ибо их в
том районе вообще не было в ту пору, а чжоуского вана они
чтут и готовы присылать ему положенную дань, о которой дис-
цы им напомнили. Поход завершился миром, а спустя несколь-
ко лет, в 651 г. до н.э., на съезде князей в Куйцю, приурочен-
ном к 70-летию Хуань-гуна, уже раздавались голоса, что Хуань-
гун слишком заносится.
Гуань Чжун тонко чувствовал ситуацию, и далеко не случайно
отговаривал своего патрона от рискованных шагов: чжухоу явно
52не намерены были соглашаться с тем, что именно правитель Ци
должен стать четвертым обладателем мандата. Чжоуский ван учел
эту позицию Гуань Чжуна и встретил его в 649 г. до н.э. в своей
столице с величайшими почестями, от которых смущенный гость
решительно отказался. Но, как бы то ни было, гегемония Хуань-
гуна подходила к концу: в 645 г. до н.э. умер Гуань Чжун, а в 643-м
сам Хуань-гун. После его смерти в Ци разгорелась ожесточенная'
борьба за власть, результатом которой было ослабление Ци. Место
ба оказалось вакантным, и его попытался занять правитель Сун,
заручившийся поддержкой ряда небольших княжеств. Однако цар-
ство Сун, несмотря на решительные и жесткие меры его пра-
вителя, было слишком маленьким, чтобы стать гегемоном. А так
и оставшуюся вакансию через несколько лет занял цзиньский
Вэнь-гун (Чжун Эр).
Цзинь было крупнейшим из царств Чжунго, но еще в 745 г. до
н.э. его правитель имел неосторожность выделить своему дядюш-
ке богатый удел в Цюйво, после чего правители Цюйво стали
соперничать с легитимными правителями Цзинь. Борьба за власть,
в которую вмешивался и ван, пытаясь положить ей конец, дол-
гие десятилетия шла с переменным успехом, пока мятежники в
конце концов не добились своего. Однако к этому времени Чжунго
уже имело гегемона-ба, причем его формальный приоритет при-
знавали все, включая ставшее вновь единым царство Цзинь.
В 677 г. до н.э. власть в Цзинь попала в руки Сянь-гуна, имевше-
го несколько сыновей, но решившего сделать наследником млад-
шего из них, сына любимой наложницы из жунов Ли Цзи. Ли Цзи
была властной интриганкой, и жертвой ее хитрых интриг стали
старшие сыновья Сянь-гуна, вынужденные бежать в другие стра-
ны. Бежал и Чжун Эр, второй по старшинству. Источники красоч-
но описывают одиссею Чжун Эра, около 19 лет странствовавшего
по различным царствам, испытавшего и горечь унижения, и ра-
дость обретения поддержки. На его родине, в Цзинь, после смерти
Сянь-гуна власть была передана следующему по старшинству (после
Чжун Эра) сыну умершего, а затем его наследнику. Советники
правителя, взявшие власть в свои руки, покончившие с Ли Цзи и
ее сыном, не очень-то хотели возвращения Чжун Эра (правда,
вначале они предложили было ему трон, от которого тот отказал-
ся). Но после длительных странствий Чжун Эр с помощью царства
Цинь возвратился на родину, сверг с трона племянника и в 636 г.
до н.э. взял власть в свои руки, став Вэнь-гуном.
Вэнь-гун, которому к этому времени было уже 62 года, с юно-
шеской энергией принялся за реформы в собственном царстве,
Упорядочив администрацию и наказав виновных. Затем, исполь-
зуя военную мощь Цзинь, он покарал тех правителей, которые
53плохо отнеслись к нему в дни его странствий, и помог тем, кто
содействовал ему. Проблема возникла, когда царство Цзинь стол-
кнулось с Чу, правитель которого некогда хорошо принял Чжун
Эра, за что тот обещал в случае военного столкновения в буду-
щем трижды отступить и таким образом расплатиться за госте-
приимство. Именно так он и поступил, но в конечном счете чус-
цы все же потерпели сокрушительное поражение. Вэнь-гун часть
своих богатых трофеев преподнес чжоускому вану, получив от
него почетный титул ба.
Стоит заметить, что еще чуть раньше этого, в 635 г. до н.э.,
Вэнь-гун цзиньский оказал важную услугу вану, избавив его от
очередного мятежного претендента на трон. Тогда ван предло-
жил Вэнь-гуну в качестве награды некоторые земли, однако
цзиньский правитель попросил другой милости: права после смер-
ти быть внесенным в могилу по подземному переходу, что было
прерогативой вана. Ван решительно отказал в просьбе, поучи-
тельно заметив, что ни одного из своих священных прав никому
не уступит разве что Небо само вручит Вэнь-гуну свой мандат.
В этом случае он, ван, скромно удалится в дальние края.
Ситуация очень знакомая: как и циский Хуань-гун, цзиньский
Вэнь-гун ощущал свою мощь, помогал вану выжить и вполне
искренне считал, что именно он, а не слабый и беспомощный
чжоуский ван должен быть как-то выделенным, пусть вначале хотя
бы в форме обладания одной из прерогатив, положенных сыну
Неба. Но, как и в случае с циским Хуань-гуном, чжоуский ван
держался твердо, ссылаясь на небесный мандат, который фор-
мально оставался у него, ибо Небо не подавало знака об измене-
нии своей воли. И Вэнь-гун был вынужден с этим согласиться,
не получив в качестве утешения даже должности ба. Лишь в 632 г.
до н.э., после разгрома Чу и преподнесенных вану трофеев, он
стал ба. Но был им только четыре года, после чего скончался.
Следует сказать, что за те немногие годы, что Вэнь-гун про-
вел на своем троне в качестве ба, он сделал немало, в частности
добился, как и в свое время циские Хуань-гун и Гуань Чжун,
успехов в упорядочении Чжунго и даже способствовал укрепле-
нию позиций вана. Достижения его оказались столь значительны-
ми, что после его смерти Цзинь еще на протяжении векаполу-
тора оставалось сильнейшим из царств, так что его правители,
фактически сохраняя за собой функции гегемона-ба, заботились
о наведении порядка в Чжунго, помогая отверженным или из-
гнанным законным правителям царств и княжеств и т.п. Но офи-
циально титулом ба эти правители обычно не обладали.
Китайская историографическая традиция исходит из того, что
всего в чжоуском Китае было пять ба, назьгеая при этом различные
54имена в разных версиях. И действительно, в отдельных источни-
ках подчас упоминается имя какого-либо из правителей, будто
бы получившего от вана должность ба. Но это было уже позже,
когда такая должность практически не имела значения. Главных
же ба в чжоуской истории было только два, о которых было рас-
сказано выше. Оба они сделали весьма важное общее дело: не
дали распасться чжоускому государству в наиболее критическое
для него время, в VII в. до н.э. Позже феномен политического
вакуума исчез и был заменен борьбой сильнейших за преоблада-
ние - борьбой, в которой чаще всего на передний план выходи-
ло все то же могущественное царство Цзинь, длительное время
выполнявшее функции государства-ба, хотя временами демонст-
рировали свою мощь и другие Ци, Цинь, Чу и даже далекие
южные У и Юэ.

Назад к содержимому | Назад к главному меню