Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Южные и северные государства

Страны в истории > Китай

Вторжение кочевников в Северный Китай открыло новую эпо-
ху, названную в традиционной историографии периодом Нань-
бэй чао Южных и Северных династий. В это смутное время
резко обозначилось противостояние Севера и Юга.
Разрушения, причиненные кочевниками, междоусобные вой-
ны, поборы, голод, эпидемии, обрушившиеся на Север, приве-
ли к массовому бегству китайцев на юг. Здесь, на землях, богатых
природными ресурсами, с мягким благоприятным климатом,
довольно редкое население состояло из различных местных племен
и сравнительно немногих ханьцев. Новые пришельцы с Севера
занимали плодородные долины, теснили исконных жителей, не-
редко захватывая их поля. Северяне расширяли запашку и осваи-
вали производство риса, создавая оросительные сооружения и
активно используя свой многовековой опыт обработки пашен
и ирригационного строительства.
На Юге разгорелась ожесточенная борьба за землю. Государ-
ственная организация была весьма слаба и не могла отстоять свои
притязания на верховную собственность на землю. Фонд госу-
дарственных земель оставался скудным. Крупные же землевла-
дельцы (сильные дома) брали под свое покровительство беглых,
увеличивая за их счет свои хозяйства. Поля крупных владельцев
обрабатывались зависимыми от них арендаторами (дянькэ).
В середине V в. южное правительство безуспешно пыталось
расширить фонд казенных земель. Но власть императора была
весьма слаба, а земли в долине р. Янцзы и у морского побережья
принадлежали пришлой и местной владетельной знати. Все это
154привело к длительной и напряженной борьбе. В IV в. проти-
воречия между местными и пришельцами с Севера часто выли-
вались в вооруженные столкновения. При дворе Восточной Цзинь
плелись тайные заговоры, время от времени власть узурпировали
влиятельные сановники.
В конце IV начале V в. восстание крестьян, членов даос-
ской секты «Пять доу риса», а также рост противоречий внутри
правящих кругов привели к падению власти династии Цзинь.
После этого сменились еще четыре династии. Власть их импера-
торов обычно не простиралась за пределы столичного района.
Считая Янцзы надежной защитой от конников, они и не пыта-
лись возвратить китайские земли. Походы на Север предприни-
мали лишь отдельные полководцы, но они не получали поддерж-
ки двора и аристократов. Последние попытки отвоевать Север
относятся к первой половине V в. Но южные войска встретили
отпор со стороны хорошо организованной конницы тобийцев,
завладевших к тому времени Северным Китаем.
Начиная с IV в. на Севере господствовали варвары. Исконное
китайское население занимало подчиненное положение. Ко вре-
мени тобийского завоевания страна являла собой картину упадка.
Многие поля запустели и поросли сорняками. Тутовые деревья
засохли, ирригационная сеть разрушилась, деревни обезлюдели.
Города превратились в развалины, их жители были истреблены
или бежали на юг. Ремесло сохранилось частично лишь в дерев-
не. Обмен осуществлялся натуральным образом. Функции денег
зачастую выполняли шелковые ткани и лошади.
С прекращением нашествий и войн население постепенно воз-
вращалось к «очагам и колодцам». Сильные дома захватывали
земли и подчиняли себе землепашцев. Сбор налогов был крайне
затруднен, казна все больше пустела. В этих условиях бывшие
кочевники, покорившие оседлое население, взяли на вооружение
китайский опыт управления. Вэйский двор в лице императора
Тоба Хуна, приверженца ханьской культуры, прибегнул к ме-
рам по закреплению права государства в распоряжении землей.
В 485 г. императорский указ, устанавливающий некоторое огра-
ничение роста крупных землевладений, способствовал дальнейше-
му развитию опыта аграрных преобразований, предпринятых еще
в государстве Цзинь в III в. и известных как надельная система.
Введение надельной системы символизировало стремление упро-
чить принцип государственности. Четче, чем в 280 г., указ 485 г.
фиксировал право крестьян на казенный надел, устанавливал его
размеры и обязанности его держателей. Крестьяне от 15 до 70 лет
имели право на владение пахотной землей. Женщины получали
надел вдвое меньше, чем мужчины. На пахотном поле следовало
155выращивать зерновые культуры, прежде всего просо. По дости-
жении глубокой старости, при потере трудоспособности или со
смертью податного его земля передавалась другому держателю.
Купля-продажа и любой вид временной передачи пахотного уча-
стка воспрещались, однако на практике этот запрет, как прави-
ло, нарушался.
Вторую часть надела составляла приусадебная садово-огород-
ная земля, предназначенная для выращивания тутовых деревьев,
конопли и овощей. Садово-огородный участок, по существу, счи-
тался наследственным, и в случае необходимости его можно было
продать или купить. Наследственной числилась и земля, занятая
двором-усадьбой.
Держание надела было обусловлено ежегодными налогами
так называемой «триадой повинностей» зерном, шелковой
или конопляной тканью (или ватой) и казенными работами
каждый податной отрабатывал определенное число дней в году.
Основой налогообложения считалась чета податных. Налоговая
система, предусматривающая соединение земледелия и ремесла
в рамках крестьянского двора, отвечала натуральному характе-
ру традиционной общины и естественному разделению труда
между мужчиной-пахарем и женщиной-пряхой. Казна стреми-
лась гарантировать свое право на получение постоянного пото-
ка налогов. С этой целью в деревне по древним образцам вводи-
лась детализированная система управления. Пять дворов состав-
ляли низшую единицу, называемую линь; пять линь составляли
ли; пять ли, куда входило 125 дворов, образовывали деревенс-
кую организацию дан.
Эти объединения управлялись сельскими старостами. В каче-
стве вознаграждения старосты частично освобождались от повин-
ностей и налогов. Принцип круговой поруки отражал стремле-
ние государства упорядочить отношения с земледельцами, ис-
пользуя для этого кланово-патронимические связи, большие
родственные и соседские коллективы в деревне.
Двор как податная единица служил основой учета. Поскольку
дворы включали обычно несколько родственных семей, власти
добивались выявления и обложения налогами каждой четы и были
заинтересованы в разрушении замкнутых общин-дворов. Указ ого-
варивал введение особых имущественных наделов, начисляемых
в виде дополнительных пахотных полей владельцам рабов и ра-
бочего скота, а также многосемейным. На неженатых членов се-
мьи начислялась 1/4, на раба 1/8, а на вола 1/10 часть обыч-
ного надела.
Чиновникам, состоящим на государственной службе, полага-
лись во временное пользование наделы земли, доходы с которых
156выступали в качестве натурального жалования. Не занимаясь хо-
зяйством, они лишь кормились с этих наделов пока находились
на службе. На этих землях, как и на землях членов царского рода,
тобийской знати, сильных домов, работали крестьяне или поса-
женные на землю буцюй (слуги и домашняя стража), а также при-
шлые (кэху) и другие категории землевладельцев.
Надельная система не исключала наличия землевладения силь-
ных домов. Укрепление государственной собственности на землю
способствовало усилению централизованной империи. Система
управления в ней складывалась по древнекитайскому образцу.
Процесс китаизации бывшей кочевой знати, оказавшейся у влас-
ти, шел сравнительно быстро.
Следующий этап в усвоении китайской культуры сяньбий-
цами связан с перенесением старой столицы Пинчэн (на север-
ных окраинах Китая) в Лоян. Именно здесь были проведены
реформы, означавшие резкий поворот к забвению сяньбийских
традиций и к китаизации всех подданных государства. В случае
смерти сяньбийца воспрещалось предавать земле его прах в род-
ном северном крае, и теперь его велено было хоронить в Хэна-
ни. Более того, род Тоба стал называться Юань, все 109 сянь-
бийских двухсложных фамилий были заменены на китайские од-
носложные. При императорском дворе официальным языком стал
китайский, а осмелившиеся говорить на родном языке лиша-
лись чина
Тобийские власти добровольно выбрали приемлемый для них
путь развития, свойственный китайской цивилизации. Они офи-
циально заявили себя преемниками древнего легендарного пра-
вителя Хуан-ди, сознательно переняли основы китайской куль-
туры ритуал и нормы семейной этики, распространенной на
общество и государство. В соответствии с китайскими принци-
пами административного устройства был организован и государ-
ственный аппарат. Деля по традиции чиновников на девять ран-
гов, власти высшие четыре ранга замещали главным образом
представителями сяньбийской аристократии, а остальные пять
знатными китайцами. Уделяя большое внимание происхождению
подданных, они стали поощрять браки между сяньбийской арис-
тократией и верхушкой китайской знати.
При дворе запрещалось ношение варварской одежды, и мода
на китайское платье скоро распространилась и среди рядового
населения. Тобийская верхушка отказалась от своих исконных
верований, в том числе и от шаманизма. Политика тобийских
властей, усвоивших опыт государственного строительства, и осо-
бенно осуществление надельной системы способствовали подъему
сельского хозяйства, расширению посевов, увеличению урожаев.
157Одновременно отстраивались города, ставшие культурными и
экономическими центрами, оживилась торговля.
Но постепенно тобийский двор все более терял контроль над
сильными домами. Северовэйская держава распалась на Запад-
ное и Восточное государства. В середине VI в. к власти в них
окончательно пришли китайцы.

Назад к содержимому | Назад к главному меню