Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Утверждение власти Гоминьдана и борьба за объединение страны

Страны в истории > Китай

Разрыв единого фронта летом 1927 г. не привел к восстанов-
лению единства Гоминьдана, как на это рассчитывали некоторые
гоминьдановские деятели. Скорее наоборот после изгнания
коммунистов ужесточилась внутригоминьдановская борьба, ос-
ложняемая незакончившейся войной с северными милитариста-
ми. Поражение войска Чан Кайши в июне в районе Сюйчжоу
резко усилило позиции гуансийских генералов Ли Цзунжэня и
Бай Чунси, а сам Чан Кайши вынужден был подать в отстав-
ку и уехать в Японию. Однако ставшие хозяевами в нанкинском
районе гуансийские генералы вскоре сами столкнулись с наступ-
лением милитариста Сунь Чуаньфана и были вынуждены про-
сить помощи уханыцев. Совместными усилиями Сунь Чуаньфан
был отброшен, но это не столько сблизило недавних союзников,
сколько обострило между ними борьбу за власть.
Созданное в апреле Чан Кайши нанкинское правительство к
этому времени фактически распалось, а переехавшие в сентябре
в Нанкин уханьские лидеры столкнулись с сопротивлением гу-
ансийцев и сторонников Чан Кайши. В этой обострившейся
внутрипартийной борьбе Сунь Фо (сын Сунь Ятсена и один из
видных гоминьдановцев) внес предложение о создании Специ-
ального комитета по подготовке IV пленума ЦИК Гоминьдана для
объединения Гоминьдана и воссоздания Национального прави-
тельства. Как результат определенного политического компро-
мисса такой комитет был создан 15 сентября. Причем это согла-
шение во многом было достигнуто за счет уханьцев. Подготов-
ка пленума шла в острой политической борьбе, в которой Чан
Кайши как фигура во многом компромиссная вновь получил
возможность выйти на авансцену. В ноябре он возвратился в
Китай и в декабре был назначен главнокомандующим НРА.
В феврале 1928 г. состоялся IV пленум ЦИК Гоминьдана, ко-
торый образовал новое Национальное правительство, возглавляв-
шееся Чан Кайши. Столица официально переносилась в Нанкин.
490Начиналось первое «нанкинское» десятилетие гоминьданов-
ского правления. Пленум не сумел объединить все группировки
и всех генералов, выступавших под гоминьдановским знаменем,
но все-таки способствовал консолидации власти, что и позволило
продолжить Северный поход.
В апреле 1928 г. нанкинские войска вновь открыли военные
действия против северных милитаристов. Чан Кайши выступал в
союзе с генералом Фэн Юйсяном и шаньсийским милитаристом
Янь Сишанем. Последнему и удалось в июне 1928 г. захватить
Тяньцзинь и Пекин. Гоминьдан в связи с переносом столицы
в Нанкин переименовал Пекин (Бэйцзин северная столица) в
Бэйпин (северное спокойствие). Расширению власти Гоминьдана
способствовала и смерть в июне того же года милитариста Чжан
Цзолиня, устраненного, по всей вероятности, его недавними
японскими военными покровителями, почувствовавшими, что он
стал тяготиться их опекой и выступать с националистических
позиций. Его вотчину Маньчжурию наследовал его сын
Чжан Сюелян, милитарист уже новой формации, активно высту-
павший за возрождение величия единого Китая и в декабре
признавший власть нанкинского правительства. В марте 1929 г.
духовный и светский руководитель Тибета далай-лама также при-
знал власть Нанкина. Тем самым Нанкин формально распрост-
ранил свою власть почти на всю страну.
Успехи военного объединения Китая позволили ЦИК Гоминь-
дана к концу 1928 г. заявить о завершении (в соответствии с
программой Сунь Ятсена) военного этапа революции и о вступ-
лении страны с начала 1929 г. в период политической опеки,
рассчитанной на шесть лет. ЦИК Гоминьдана принял «Програм-
му политической опеки» и «Органический закон национального
правительства». На период опеки Гоминьдан объявил верховным
органом власти в стране свой конгресс и ЦИК, которому непо-
средственно и подчинялось Национальное правительство. В ос-
нову новой государственной структуры была положена разрабо-
танная Сунь Ятсеном система пяти властей (пяти юаней) за-
конодательной, исполнительной, судебной, экзаменационной и
контрольной. Однако это «партийное правление» складывалось в
условиях непреодоленного раскола Гоминьдана и продолжавшей-
ся междоусобной борьбы гоминьдановских генералов.
Наиболее влиятельной оппозицией нанкинскому Гоминьдану
оказалось «Движение за реорганизацию Гоминьдана», организато-
ром которого выступил Чэнь Гунбо один из ближайших спо-
движников Ван Цзинвэя. Восходя к расколу еще предшествующе-
го периода, это движение, с одной стороны, отражало борьбу за
руководство Гоминьданом группировки Ван Цзинвэя, а с другой
491являлось выражением недовольства широких кругов Гоминьдана
отходом нанкинского руководства от принципов суньятсенизма.
Пытаясь укрепить единство, Чан Кайши проводит в марте
1929 г. III конгресс Гоминьдана, не получивший однако поддер-
жки реорганизационистов и некоторых других группировок. Оп-
позиционные гоминьдановские группировки сомкнулись с мя-
тежными генералами. Война все больше становится средством
решения и внутрипартийных проблем.
В апрелеиюне 1929 г. развернулись военные действия между
Нанкином и гуандун-гуансийскими милитаристами. Последние
потерпели поражение и были вынуждены признать власть столи-
цы. Однако сразу же начались военные действия Нанкина с его
недавними союзниками генералами Фэн Юйсяном и Янь Си-
шанем, продолжавшиеся и в 1930 г. Только поддержка Нанкина
маршалом Чжан Сюэляном, войска которого заняли Пекин и
Тяньцзинь, позволили правительству и здесь одержать победу.
С начала 1931 г. центром объединения враждебных Нанкину сил
вновь становится Гуанчжоу. Гуандунского генерала Чэнь Цзитана
и гуансийских генералов Ли Цзунжэня и Бай Чунси поддержали
реорганизационисты во главе с Ван Цзинвэем и Ху Ханьминем.
Оппозиционеры провозгласили образование в Гуанчжоу парал-
лельных ЦИК Гоминьдана и правительства. Назревал новый во-
енный конфликт. Однако развернувшаяся японская агрессия и
вторжение японского империализма в Маньчжурию 18 сентября
1931 г. принципиально изменили политическую ситуацию, резко
усилив тенденции к политическому и военному единству.
В этих новых условиях проходил в ноябре 1931 г. объедини-
тельный IV конгресс Гоминьдана. Объединение происходило на
националистической и антикоммунистической основе. Результа-
том политического компромисса явилось образование в январе
1932 г. нового Национального правительства, которое возглавил
Ван Цзинвэй. За Чан Кайши остался пост главнокомандующего
НРА. Компромисс не устранил ни политической борьбы внутри
Гоминьдана, ни притязаний на самостоятельность милитаристов.
В Нанкине борьба шла прежде всего между группировками Ван
Цзинвэя и Чан Кайши, границей между которыми все больше
делается вопрос об отношении к японской агрессии. Постепенно
паназиатская и японофильская ориентация Ван Цзинвэя, прояв-
лявшаяся в том числе и в уступчивости нанкинского правитель-
ства японским притязаниям, вызывает все большее сопротивле-
ние в Гоминьдане. Это отчетливо выявилось на V конгрессе Го-
миньдана в ноябре 1935 г., где Чан Кайши под лозунгами
национального единства и сопротивления удалось существенно
укрепить свое положение. Вскоре после конгресса Ван Цзинвэй
492был вынужден уйти с поста председателя правительства и по-
кинуть Китай. Во главе национального правительства вновь ока-
зался Чан Кайши.
К этому же времени относится и подчинение Нанкину про-
винций Гуанси, Гуйчжоу, Цзянси, Сычуань. Таким образом, к
середине 30-х гг. Гоминьдану удалось объединить под властью
Национального правительства почти все провинции и несколько
сплотить собственные ряды. Консолидация гоминьдановского ре-
жима во многом оказалась связанной с выдвижением на авансце-
ну политической борьбы Чан Кайши талантливого политика
и военачальника.
Вступив в политическую игру без собственной политической
программы, без большой поддержки внутри Гоминьдана, но имея
значительное влияние в армии, Чан Кайши стремился действовать
как примиритель и объединитель враждующих группировок, вы-
ступить как фигура компромиссная. Постепенно он выдвигается
на политической арене как последовательный носитель идеи на-
ционального и партийного единства, как представитель нацио-
налистических кругов китайского общества. Путем гибкого по-
литического лавирования Чан Кайши удалось номинально объ-
единить страну и объединить Гоминьдан, добиться перед лицом
японской агрессии и угрозы со стороны КПК ликвидации по-
литического хаоса в стране, прекращения «войны всех со все-
ми». И это сделало его наиболее политически влиятельной фигу-
рой в Китае к концу «нанкинского десятилетия».
Вместе с тем сложившаяся структура гоминьдановского режи-
ма даже к середине 30-х гг. политически была чрезвычайно сла-
бой и уязвимой. Центральный государственный аппарат только
начинал складываться, а местный по-прежнему оставался ста-
рым, в основном милитаристским. Гоминьдан фактически был
конгломератом разнородных фракций и фуппировок, прочно не
связанных ни сильной политической организацией, ни объеди-
няющей идеей и программой. Существенно меняет облик Го-
миньдана и гипертрофированная политическая роль армии. Это
сказывается как в перенесении в партию военных методов реше-
ния политических разногласий, в забвении демократической про-
цедуры, в усилении автократического начала, так и в прямом
сращивании партийного и военного аппаратов. Повышение по-
литической роли военного фактора отнюдь не свидетельствовало
о боевой мощи НРА. Скорее наоборот, военная слабость НРА
отчетливо проявилась в столкновениях с японской армией и с
вооруженными силами КПК.
Слабостью режима было и отсутствие мощных идеологичес-
ких скреп. Буржуазный прагматизм формировавшейся гоминь-
дановской власти, эрозия суньятсеновских принципов, верхушеч-
493ный характер политических комбинаций вели к потере Гоминь-
даном влияния в массах, к ослаблению внутренних идейно-по-
литических связей. Гоминьдановское руководство ощущало это
и по-своему пыталось реагировать, усиливая пропаганду офи-
циально суньятсенизма. Эта официальная идеология претерпевает
в рассматриваемые годы определенные изменения, происходя-
щие в основном в русле традиционалистской интерпретации идей
Сунь Ятсена, предпринятой еще в середине 20-х гг. Дай Цзитао.
Теперь на роль главного идеолога претендует Чэнь Лифу, фило-
соф и министр просвещения в правительстве Чан Кайши, во мно-
гом продолжающий линию Дай Цзитао. Он разрабатывает кон-
цепцию «философии жизни», которую мыслит как официальную
идеологию Гоминьдана, как развитие идей Сунь Ятсена на базе
традиционных моральных ценностей. Эта концепция легла в ос-
нову «Движения за новую жизнь», начало которого было офици-
ально провозглашено Чан Кайши в феврале 1934 г. Эта обще-
государственная кампания ставила своей целью обновление и
укрепление Китая через восстановление традиционных конфуци-
анских моральных ценностей. «Движение за новую жизнь» долж-
но было, по мысли его инициаторов, приучить каждого китайца
к соблюдению таких традиционных ценностей, как ли (ритуал),
и (справедливость), цянь (скромность), чи (стыдливость). Боль-
шое значение придавалось пропаганде конфуцианского понятия
сяо (уважение к старшим), упрочению трудовой этики, развитию
чувства патриотизма и готовности защищать родину.
При всей очевидной благочестивости намерений инициато-
ров «Движения за новую жизнь» в конкретных условиях середи-
ны 30-х гг. оно не могло дать значительных результатов. Вместе
с тем в эти же годы растет интерес руководства Гоминьдана
не только к этико-моральным аспектам. Суньятсеновская соци-
ально-экономическая программа вновь начинает привлекаться к
обоснованию гоминьдановской политики.
Слабость гоминьдановской политической структуры сущест-
венно сказалась на попытках проведения националистической
программы во внешней политике, в экономике, в сфере соци-
альных отношений.

Назад к содержимому | Назад к главному меню