Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Внешняя политика гоминьдановского правительства

Страны в истории > Китай

Уже в январе 1928 г. Чан Кайши заявил о том, что внеш-
няя политика Гоминьдана и Национального правительства бу-
дет определяться принципами, сформулированными еще I конг
рессом Гоминьдана, и будет направлена в первую очередь на ско
494рейшую отмену неравноправных договоров и соглашений. Ста-
новление нового режима в Китае приветствовалось прежде все-
го США, которые и были первой капиталистической державой,
признавшей нанкинское правительство уже 25 июля 1928 г. Эта
поддержка способствовала в дальнейшем укреплению связей
правящих кругов США с нанкинским Гоминьданом. В декабре
дипломатические отношения установила Англия. Иной была
позиция Японии, рассматривавшей расширение гоминьдановс-
кой власти как угрозу собственным интересам в Китае и пытав-
шейся воспрепятствовать продвижению НРА на север, в сферу
своих главных экономических и политических интересов. В по-
пытке помешать развитию Северного похода японские войска
захватили г. Цзинань (пров. Шаньдун) и 3 мая 1928 г. устроили
там кровавую резню, убив и ранив более 10 тыс. китайских граж-
дан. Однако нужного политического эффекта японская военщи-
на не добилась всплеск антияпонских настроений лишь спо-
собствовал упрочению националистического курса нанкинско-
го правительства. В январе 1929 г. Япония была вынуждена
признать новое правительство.
Начало ликвидации системы неравноправных договоров и со-
глашений было положено заявлением нанкинского правитель-
ства о восстановлении таможенной автономии и объявлением 7 де-
кабря 1928 г. новых тарифных ставок, вступавших в силу с 1 фев-
раля 1929 г. Первыми это решение признали США, подписавшие
в июле 1928 г. с нанкинским правительством соответствующее
соглашение, что в значительной мере предопределило успех этой
акции китайских властей. Вслед за США аналогичные соглаше-
ния подписали еще 12 государств. Последней подписать такое
соглашение была вынуждена Япония (10 мая 1930 г.).
Нанкинскому правительству путем переговоров удалось добить-
ся возвращения Китаю 20 концессий из 33, что было, несомнен-
но, большим дипломатическим и политическим успехом Китая.
Развивался процесс пересмотра неравноправных положений,
имевшихся в договорах и соглашениях Китая с рядом государств,
в частности положений о консульской юрисдикции и экстерри-
ториальности. К 1931 г. не пересмотренными эти положения ос-
тавались только в договорах с США, Англией, Францией и Япо-
нией. Но и здесь после заявления нанкинского правительства в
мае 1931 г. о своем намерении в одностороннем порядке отме-
нить неравноправные договоры наметился принципиальный
сдвиг державы были вынуждены пойти на уступки. Однако втор-
жение японского империализма в Маньчжурию 18 сентября 1931 г.
принципиально изменило международную ситуацию, заставив
Китай временно отложить решение этой проблемы.
495Борьба нанкинского правительства против системы неравно-
правных договоров и соглашений носила антиимпериалистичес-
кий характер, имела широкую общественную поддержку в Китае.
К сожалению, эта борьба не встретила понимания и поддержки
московского партийно-государственного руководства. Безогово-
рочная поддержка борьбы КПК против складывавшегося гоминь-
дановского режима не позволила московскому руководству объек-
тивно оценить историческую роль гоминьдановского режима,
увидеть в нем реальную национальную силу, стремящуюся к лик-
видации полуколониального положения Китая. По этим же при-
чинам в Москве не разглядели тогда в Чан Кайши крупного на-
ционального и патриотического лидера, способного сплотить
Китай на платформе национального освобождения.
Прямая поддержка Москвой коммунистического движения
привела во второй половине 1927 г. к ухудшению советско-ки-
тайских отношений. Вовлеченность советских дипломатических
представительств в борьбу КПК приводила к их прямым стол-
кновениям с китайскими властями. В декабре 1928 г. нанкинское
правительство в своей ноте Советскому правительству, передан-
ной через консульство в Шанхае, заявило о том, что советские
дипломатические и торговые представительства служат убежищем
для китайских коммунистов и используются ими для пропаганды
и потребовало закрыть советские консульства и торгпредства. Со-
ветское правительство ответило, что оно никогда не признавало
«так называемого Национального правительства» и отклонило
китайские требования.
Вместе с тем Национальное правительство в Нанкине дела-
лось реальной властью в Китае, получало международное при-
знание, вело активную внешнюю политику. Одним из аспек-
тов этой политики было стремление Нанкина вернуть КВЖД,
что встречало, естественно, поддержку китайской обществен-
ности. Ситуация в Маньчжурии осложнялась антисоветской ак-
тивностью маньчжурских властей, действовавших зачастую
вместе с белогвардейскими формированиями, спасавшимися
на этой китайской территории. В мае 1929 г. власти Чжан Сюэ-
ляна совершили нападение на советское консульство в Харби-
не, в июле захватили в одностороннем порядке КВЖД, от-
странив советских работников от всех должностей, многих из
них арестовав. Эта акция маньчжурских властей встретила пол-
ную поддержку Нанкина, была чрезвычайно популярна в гла-
зах китайской общественности, вызвав некоторый раскол мне-
ний даже в коммунистической среде.
В ответ Советское правительство 17 июля 1929 г. официально
объявило о разрыве дипломатических отношений с Китаем. Были
496предприняты и военно-политические акции. Так, 6 августа объяв-
лено о создании Особой Дальневосточной армии (ОДВА) под
командованием недавно вернувшегося из Китая В.К. Блюхера.
Обстановка на советско-китайской границе в Забайкалье и При-
морье обострялась, участились вооруженные столкновения на
границе. Советское правительство обратилось к силовым методам
решения проблемы. 17 ноября 1929 г. части ОДВА, включая и боль-
шое число танков, пересекли границу в районе станции Мань-
чжурия и за три дня разгромили две усиленные бригады китайс-
ких войск численностью 20 тыс. человек, взяв в плен около поло-
вины из них. 21 ноября китайские власти предложили начать
переговоры. В конце концов они завершились подписанием 3 де-
кабря 1929 г. в Никольск-Уссурийске протокола с властями Чжан
Сюэляна, а 22 декабря в Хабаровске с представителями нан-
кинского правительства о восстановлении на КВЖД положения,
предусмотренного соглашением 1924 г.
Урегулирование конфликта на КВЖД не привело к восста-
новлению советско-китайских дипломатических отношений. Хотя
переговоры с нанкинским правительством были продолжены, они
проходили бесплодно, ибо Нанкин в русле своей политики
ликвидации неравноправных договоров настаивал на возвраще-
нии КВЖД. Взаимопонимания между Москвой и Нанкином не
складывалось. Ситуация стала принципиально меняться после
развертывания японской агрессии в Маньчжурии. В Москве и
Нанкине стали приходить к новой оценке значимости советско-
китайских политических связей перед лицом японской опаснос-
ти. 12 декабря 1932 г. дипломатические и консульские отношения
между Советским Союзом и Китайской республикой были вос-
становлены.
Расценив объединение Китая под властью Гоминьдана как
нарушение своих непосредственных политических и экономичес-
ких интересов, японский империализм переходит к политике
прямых колониальных захватов в Китае и к военно-политичес-
кой конфронтации с гоминьдановским правительством. 18 сен-
тября 1931 г., спровоцировав инцидент, Квантунская армия на-
чала наступление на основные центры Маньчжурии и почти без
боя захватила ее. С этого времени проблема японской агрессии
делается основной внешнеполитической (и не только внешнепо-
литической) проблемой Китая. Пытаясь заставить Нанкин при-
знать эти захваты, японские империалисты в январе 1932 г. пред-
приняли новую крупномасштабную провокацию высадили де-
сант в устье Янцзы и начали бои в шанхайском районе. Почти
двухмесячные бои не принесли японцам ни военных побед, ни
497политической капитуляции Нанкина благодаря героическому
сопротивлению 19-й армии и жителей города. Тогда японцы по-
шли на прямое отторжение Маньчжурии, инспирировав предва-
рительно «Движение за независимость от Китая». В марте 1932 г.
была провозглашена «независимость» Маньчжоу-го во главе с
японской марионеткой Пу И свергнутым последним импера-
тором маньчжурской династии, который в 1934 г. был провозгла-
шен «императором» Маньчжоу-го. Полными хозяевами Маньч-
журии стали японская военщина и японский капитал, постепен-
но «осваивавшие» эту новую колонию.
Однако японский империализм этим захватом не удовлетво-
рился и продолжал оказывать давление на Китай. Гоминьдановс-
кое правительство категорически отказывалось признавать япон-
ские захваты и притязания. Но вместе с тем оно и не пыталось
оказывать военного сопротивления, считая, что до тех пор, пока
Китай полностью не объединится, а коммунистическое движе-
ние не будет подавлено, у него нет реальных военных сил для
разгрома японского агрессора. Во многом уступчивость правитель-
ства объяснялась также влиянием японофильских элементов в
Гоминьдане (Ван Цзинвэй и др.), рассчитывавших на установле-
ние «особых» отношений с Японией, а также фактическим по-
творством японским захватам со стороны западных держав, не-
смотря на обострявшиеся межимпериалистические противоречия.
В январе 1933 г. японские войска захватили китайскую кре-
пость Шаньхайгуань ворота в Северный Китай, а к весне
всю пров. Жэхэ, которую затем включили в Маньчжоу-го. 31 мая
захватчики заставили китайское правительство подписать со-
глашение в Тангу, предусматривавшее демилитаризацию пров.
Хэбэй. Его продолжением явилось секретное соглашение го-
миньдановского военного министра Хэ Инциня и командую-
щего японскими войсками в Северном Китае генерала Умедзу
от 9 июня 1935 г., фактически отдававшее Северный Китай под
японский военный контроль. В 19351936 гг. японцы спровоци-
ровали сепаратистские выступления феодалов Внутренней
Монголии («князь» Дэван и т.п.). Военно-политическое давле-
ние агрессора сделалось постоянным. Развитие японской агрес-
сии вело к подъему националистических настроений в стране,
к стихийным выступлениям в защиту родины представителей
самых различных социально-политических слоев, к росту на-
ционально-объединительных тенденций. Вместе с тем лозунги
национального сопротивления демагогически эксплуатирова-
лись и некоторыми милитаристами в их борьбе с централиза-
торской политикой Нанкина.

Назад к содержимому | Назад к главному меню