Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Кризис и развал гоминьдановского режима

Страны в истории > Китай

Начало кризиса гоминьдановского режима было положено еще
военными поражениями Китая в первые годы антияпонской вой-
ны. Социальная трансформация Гоминьдана в годы войны за-
трудняла выход из этого кризиса из-за социального обособления
правящей гоминьдановской элиты, ослабления ее социальных
связей, явного сужения ее социальной базы. Предпринятая Го-
миньданом в первые послевоенные годы попытка перенесения
сложившейся в годы войны модели социально-политической орга-
низации на всю страну привела к углублению кризиса.
Это углубление проявилось в двух основных направлениях. Во-
первых, в экономической жизни, где Гоминьдан сделал попыт-
ку полностью монополизировать командные экономические вы-
соты путем расширения государственного сектора за счет иност-
ранного и национального капитала. Эти процессы обернулись для
Гоминьдана дальнейшим сужением социальной базы и быстрым
нарастанием коррупции. Во-вторых, попытка сохранить и упро-
чить политическую монополию Гоминьдана, нежелание пойти
582по обещанному в годы войны пути демократизации политичес-
кой жизни обернулись обострением отношений не только с КПК,
но и с политическими организациями промежуточных сил, с
некоторыми элементами внутри Гоминьдана, обернулись полной
политической изоляцией режима.
Захват командных экономических высот, прежде находившихся
в руках империализма, осуществлялся путем «освоения» японс-
кого «наследства» и перенесения на всю страну модели экономи-
ческого контроля, сложившейся в Чунцине. В промышленности
государственный сектор превратился в господствующую силу в
результате огосударствления всей бывшей японской промышлен-
ной собственности, которая к 1945 г., как известно, во многом
сложилась за счет экспроприации части китайских предприятий
и предприятий западных конкурентов. Вот почему этот процесс
фактически привел вообще к ликвидации иностранного капита-
ла в промышленности. В 1947 г., по данным промышленного цен-
за, сохранилось всего 17 иностранных предприятий, на которых
было занято менее 1 тыс. рабочих и капитал которых составлял
менее 0,5% всех промышленных капиталовложений страны. Од-
нако, поскольку Гоминьдан не пошел по пути приватизации на-
ционализированной вражеской собственности, этот процесс оз-
начал и сокращение национального промышленного капитала. В
руках правительства оказалось, таким образом, более 2/3 про-
мышленных капиталовложений, причем речь шла о наиболее
крупных и технически лучше оснащенных предприятиях. Гоминь-
дановское государство унаследовало не только японский промыш-
ленный капитал, но и в значительной мере созданную оккупанта-
ми систему управления хозяйством, основывавшуюся на держатель-
ских компаниях, фактически контролировавших все основные
отрасли хозяйства, в том числе и частного.
В послевоенные годы завершается образование и государствен-
ной банковской монополии. Усиливаются позиции государствен-
ного сектора на транспорте, особенно железнодорожном. Зна-
чительные социально-экономические последствия имело уси-
ление государственного воздействия на внутреннюю и внешнюю
торговлю.
Экономические последствия этих процессов ускоренного ого-
сударствления хозяйства не были однозначными. В первые два года
после войны промышленность тех районов, которые надежно
контролировались Гоминьданом (прежде всего шанхайский эко-
номический район), развивалась весьма высокими темпами, при-
чем государственная промышленность восстанавливалась и раз-
вивалась быстрее, чем частная. В потерявших свое прежнее значе-
ние районах северо-запада и юго-запада (прежде всего чунцинском
583районе) с большим трудом правительство пыталось поддержать вы-
сокий военный уровень производства. В районах же, находившихся
в зоне боевых действий (прежде всего Маньчжурии), восстанов-
ление хозяйства происходило крайне медленно. В целом все это
свидетельствовало об ограниченных возможностях гоминьданов-
ского государства стимулировать экономический прогресс. Более
того, начавшаяся в 1946 г. инфляция быстро подрывала все уси-
лия по восстановлению и развитию хозяйства, отрицательно ска-
зываясь на положении трудящихся.
В 1946 г. ежемесячный рост цен составлял 12%, а в 1947 г.
26%, быстро возрастал объем денежной массы, падал курс юаня.
Постепенно инфляция и другие последствия развертывания граж-
данской войны начинают сказываться на положении не только
трудящихся, но и предпринимателей, особенно мелких. Растет
недовольство китайской буржуазии, городской мелкой буржуа-
зии, интеллигенции экономической политикой правительства,
усиливается их раздражение по отношению к мероприятиям по
огосударствлению хозяйства, в которых они видят главную при-
чину ухудшения своего положения. Тяжелая экономическая си-
туация, связанная прежде всего с последствиями восьмилетней
войны и развитием войны гражданской, начинает восприниматься
как прямое следствие гоминьдановской экономической полити-
ки. Инфляция особенно болезненно сказывалась на тех городских
слоях, которые жили на фиксированные доходы, она подрывала
их жизненный уровень. Все это стало подлинной экономической
причиной роста оппозиционных настроений среди китайской бур-
жуазии, интеллигенции, массы рядовых служащих по отноше-
нию к гоминьдановскому правительству.
Еще более тяжелые для Гоминьдана социальные последствия
имела его экономическая политика в деревне. Она во многом была
продолжением политики периода антияпонской войны, но без
учета коренных перемен в социально-политической обстановке.
Так, чтобы сдержать инфляцию, сохранить рычаги воздействия
на рынок, гоминьдановское правительство продолжает взимать
поземельный налог в натуральной форме, дополняя это тяжелое
налогообложение принудительными закупками зерна по занижен-
ным ценам. Несколько укрепив правительственные позиции на
рынке, эти меры имели катастрофические социальные последствия
для режима, ибо это означало, по данным многих китайских ав-
торов, фактическое значительное возрастание налогообложения
по сравнению с довоенным уровнем: если крестьянин-собствен-
ник теперь был вынужден отдать государству весь прибавочный
продукт, то арендодатель всю или значительную часть земель-
ной ренты.
584Потеря несколькими десятками миллионов богатых земле-
владельцев земельной ренты разрушила экономическую основу
союза сельских эксплуататоров с гоминьдановским режимом, сло-
жившегося в ходе борьбы Гоминьдана с «советским движени-
ем», в которой Гоминьдан выступал как защитник всех имущих
в их борьбе за сохранение частной собственности. Первой и очень
опасной для Гоминьдана реакцией крупных землевладельцев на
этот «фискальный взрыв» было их нежелание посылать своих сы-
новей в гоминьдановскую армию и тем самым превращение этой
армии в «армию бедняков», делавшуюся легкой добычей целе-
направленной пропаганды КПК.
Изменение хода гражданской войны в 1947 г. переход воо-
руженных сил КПК в контрнаступление и начавшаяся полоса
поражений гоминьдановской армии усилило кризис гоминь-
дановского режима и поставило его уже на грань катастрофы. Глав-
ным механизмом влияния военных действий на состояние го-
миньдановской экономики оставалась инфляция, в основе кото-
рой лежало дефицитное финансирование военных расходов. Три
четверти правительственных расходов продолжали покрываться
работой печатного станка и за один только год (лето 1947 лето
1948 г.) денежная масса выросла в 25 раз, а цены поднялись почти
в 30 раз. Попытка проведения валютной реформы (август 1948 г.)
выпуск новых банкнотов, их принудительный обмен на золото,
серебро, иностранную валюту приостановить эти процессы уже
не могла и лишь нанесла последний удар по тем имущим слоям,
на которые Гоминьдан еще рассчитывал опереться.
Таким образом, гоминьдановская социально-экономическая
политика, исходившая из узкогрупповых интересов бюрократи-
ческой буржуазии, посягнула на частную собственность проведе-
нием огосударствления хозяйства, валютными реформами, уси-
лением налогообложения собственности и т.п. Все это имело для
Гоминьдана катастрофические социальные последствия, предель-
но сузив его социальную базу в условиях гражданской войны с КПК.
Но и последняя опора режима гоминьдановский партий-
ный, государственный, военный аппарат в этих условиях под-
верглась быстрой эрозии. Проявилось это прежде всего в нараста-
нии коррупции всех звеньев аппарата такими темпами и в таких
масштабах, которые свидетельствовали уже о развале режима. По
мере потери веры в способность добиться военной победы над
КПК гоминьдановские функционеры стали превращаться в ма-
родеров, стремившихся урвать хоть что-нибудь с этого гибнущего
государственного корабля, уже мало думая о сопротивлении на-
ступлению вооруженных сил КПК. Коррупция как раковая опухоль
быстро ослабляла сопротивляемость гоминьдановского режима.
585Острота кризиса на политическом уровне в новых условиях
проявилась уже не только в усилении антигоминьдановских
настроений среди политических представителей промежуточных
сил, но и в переходе на античанкайшистские позиции многих
деятелей Гоминьдана. Гоминьдан никогда не был достаточно еди-
ной и сплоченной организацией ни в идейно-политическом от-
ношении, ни с точки зрения его военной организации. Пораже-
ния в гражданской войне и глубокий социально-экономический
кризис быстро выявили стремление ряда политических групп и
военных деятелей, еще недавно находившихся на антикоммуни-
стических позициях, не связывать свою политическую судьбу с
гибнущим режимом.
Главным фактором углубления политического размежевания
в гоминьдановских районах было, вполне естественно, развитие
военной обстановки. Неслучайно, что именно в 1948 г., после
тяжелых поражений гоминьдановских армий, колеблющиеся по-
литические деятели и группы были вынуждены более четко выя-
вить свои позиции по отношению к Гоминьдану и КПК, сфор-
мулировать свое отношение к разваливавшемуся гоминьдановскому
режиму и к складыванию новой революционной государствен-
ности. Сама активизация тех политических сил, которые теперь
стремились отмежеваться от Гоминьдана, свидетельствовала не
только об их признании неизбежности гибели гоминьдановского
режима, но и о стремлении в этих новых условиях сыграть еще
какую-то политическую роль.
В 1947 г. в период обострения политических репрессий британ-
ская колония Гонконг делается тем центром, где начинают со-
бираться оппозиционно настроенные по отношению к Чан Кай-
ши гоминьдановцы, искавшие каких-то новых политических форм
институализации своей политической активности. В ноябре они
проводят «съезд демократических групп Гоминьдана», в котором
принимали участие некоторые видные гоминьдановские деяте-
ли, представители таких организаций, как «Товарищеская ассо-
циация по осуществлению трех народных принципов», «Обще-
ство содействия развитию демократии» и др. 1 января 1948 г. было
объявлено о создании Революционного комитета Гоминьдана и
его руководящих органов. В качестве почетного председателя была
названа Сун Цинлин (вдова Сунь Ятсена). Председателем стал
Ли Цзишэнь, членами Постоянного комитета Хэ Сяннин, Фэн
Юйсян, Ли Чжанда, Тань Пиншань, Цай Тинкай, Чжу Юань-
шань. Политическая пестрота организаторов и руководителей этого
комитета отражала реальный факт перехода на античанкайшист-
ские позиции не только деятелей, которые в какой-то мере за-
нимали «левый» фланг Гоминьдана, но и политиков, стремив-
586шихся удержаться на поверхности политической жизни нового Ки-
тая, несмотря на свою прошлую контрреволюционную активность.
Здесь же активизируют свою работу и деятели распущенной
гоминьдановскими властями в 1947 г. Демократической лиги. В
январе 1948 г. часть ее руководителей во главе с Шэнь Цзюньжу
провели совещание, на котором приняли решение возобновить
деятельность Демократической лиги и воссоздать ее руководя-
щие органы. В опубликованной декларации совещание выразило
решимость продолжать борьбу за мирный, независимый и объе-
диненный Китай, а также подчеркнуло необходимость сотруд-
ничества с КПК в борьбе за новый Китай.
Все эти политические группы в Гонконге прямо воздейство-
вать на развитие политической ситуации в Китае не могли, ибо
не имели возможности вести работу на гоминьдановской терри-
тории. Однако их пропагандистская работа, их декларации и за-
явления создавали определенные политические ориентиры для
довольно широкого круга гоминьдановских и негоминьдановс-
ких деятелей, в том числе и в военной среде, создавали опреде-
ленные психологические предпосылки, помогавшие им покинуть
гибнувший гоминьдановский корабль.
Нарастание кризиса гоминьдановских «верхов» с самого нача-
ла происходило на фоне быстро развивавшихся студенческих выс-
туплений как важнейшей составной части общедемократическо-
го оппозиционного движения. Студенчество всегда было полити-
чески самой подвижной и активной частью китайского общества,
наиболее быстро реагировавшей на обострение национальных
проблем. Послевоенное студенческое движение во многом (осо-
бенно первоначально) продолжало развивать сложившиеся еще
в годы войны основные требования и задачи, сводившиеся прежде
всего к лозунгам патриотизма, демократизма и улучшения жиз-
ни студенчества. Однако постепенно на первый план выступают
политические требования, сформировавшиеся уже в послевоен-
ных условиях и при прямом воздействии КПК. Коммунисты учли
рост в военные и послевоенные годы националистических на-
строений в студенческой среде и сумели хорошо их использовать
для антиамериканской пропаганды и для дискредитации Гоминь-
дана, материала для чего было достаточно. Так, наиболее массо-
вое студенческое выступление началось в декабре 1946 г. в ответ на
надругательство американского солдата над пекинской студенткой.
В крупнейших городах страны к началу 1947 г. в демонстрациях и
забастовках под антиамериканскими лозунгами приняло участие
более 500 тыс. учащихся. Несмотря на то, что и националистичес-
кие верхи Гоминьдана были достаточно заражены ксенофобией
и антиамериканизмом, объективно эти выступления наносили
587удар по Гоминьдану и гоминьдановской политике сотрудниче-
ства с США.
Продолжались студенческие выступления весной и летом
1947 г., а также в 1948 г., значительно расширив круг своих тре-
бований и лозунгов. Эти наиболее мощные в истории последней
фажданской войны выступления студенчества стали заметным и
важным фактором развития политической обстановки, воздей-
ствовавшим в антигоминьдановском плане на общественное мне-
ние страны, усиливавшим неудовлетворенность промежуточных
слоев гоминьдановским режимом.
Неслучайно, что именно студенческие выступления руковод-
ство КПК оценило как «второй фронт» борьбы с Гоминьданом,
не имея возможности дать такую оценку, скажем, крестьянско-
му или рабочему движению. Забастовочные выступления рабоче-
го класса в гоминьдановских районах были связаны прежде всего
со стремлением защитить свои экономические интересы перед
угрозой инфляции и фактического падения жизненного уровня.
Постепенно происходит и некоторая политизация рабочего дви-
жения, вовлечение рабочих и их организаций в выступления про-
тив однопартийной власти Гоминьдана, за демократию и мир.
Однако в целом в рассматриваемый период рабочее движение
значительно отстает от уровня военно-политического обостре-
ния борьбы Гоминьдана и КПК и в сущности является частью
общедемократического движения в гоминьдановских районах,
причем и здесь оно выступает отнюдь не как авангард и руково-
дитель, а скорее как вспомогательная сила более активных и мощ-
ных действий средних слоев и прежде всего студенчества.

Назад к содержимому | Назад к главному меню