Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Развитие гражданской войны

Страны в истории > Китай

Приняв к осени 1945 г. тактику переговоров и лозунг мирного
демократического объединения страны, КПК постепенно нащу-
пывала новую политическую линию в этих своеобразных услови-
ях. Учитывая фактически развивавшиеся военные действия меж-
ду гоминьдановской армией и вооруженными силами КПК (На-
родно-освободительной армией НОА), КПК выдвигает лозунг
«самозащиты». Так, во внутрипартийной директиве ЦК КПК от
15 ноября ставилась задача: «...занимая позицию самозащиты,
всеми силами разгромить наступление Гоминьдана». В течение всего
первого послевоенного года лозунг самозащиты политически
весьма ограниченный, но вместе с тем психологически очень
действенный являлся основным лозунгом НОА и КПК, под
которым они защищали освобожденные районы и способствова-
588ли реализации политической линии на дискредитацию Гоминьда-
на. Начало общего гоминьдановского наступления летом 1946 г.
и фактическое развертывание гражданской войны в общекитай-
ском масштабе привели не к снятию оправдавшего себя лозун-
га, а к его некоторому уточнению. Теперь КПК говорит уже о
«войне самозащиты». Во внутрипартийной директиве от 20 июля
1946 г. говорится о такой «войне самозащиты», которая нацели-
вает на «полный разгром наступления Чан Кайши», но пока еще
под прежними лозунгами мира и демократии. Однако эти лозун-
ги не означали, что руководство КПК не ощущало изменения
исторической ситуации в ходе гражданской войны и выступало за
восстановление «статус кво». Лозунг «восстановление мира» уже
нацеливал на принципиальное изменение политической структу-
ры страны на принуждение Гоминьдана отказаться от одно-
партийной системы и признание власти освобожденных районов,
ибо без этого уже не могло быть «мира».
Реализовать политику «войны самозащиты» с большой поли-
тической и военной эффективностью КПК сумела потому, что
за период переговоров она значительно укрепила свои вооружен-
ные силы. Основа вооруженных сил КПК была заложена в годы
антияпонской войны, однако их количественный и особенно
качественный рост связаны уже с созданием Маньчжурской рево-
люционной базы после разгрома Квантунской японской армии и
освобождения Маньчжурии (Северо-Востока) Советской Армией.
Создание этой базы при прямой поддержке Советского Союза
существенно сказалось на исходе гражданской войны, ибо на ос-
вобожденной Советской Армией и контролируемой ею в течение
девяти месяцев территории КПК получила необычайно благо-
приятные возможности создания военно-революционной базы но-
вого типа. Это связано с масштабами района, его промышлен-
ным и военным потенциалом, благоприятным географическим
положением. Использовав эти возможности, КПК создала базу,
ставшую фактическим центром революционного движения стра-
ны, но, вместе с тем, сюда перемещается и основной район
сражений гражданской войны, ибо Гоминьдан также понял стра-
тегическое значение этой базы.
Сразу же после освобождения Маньчжурии перед КПК вста-
ли сложные задачи, так как в этом районе из-за террора японских
властей политические позиции КПК были слабыми. С целью ус-
корения формирования местных партийных организаций и соз-
дания новых органов власти из старых освобожденных районов
в Маньчжурию было переброшено около 50 тыс. партийных ра-
ботников, в том числе такие уже известные деятели, как Гао Ган,
Пэн Чжэнь, Линь Бяо, ЧэньЮнь, Кай Фэн. Одновременно были
589приняты энергичные меры по организации здесь вооруженных
сил. Во второй половине 1945 г. сюда перебрасываются из старых
освобожденных районов свыше 100 тыс. бойцов, ставших осно-
вой более многочисленных и главное значительно лучше
вооруженных соединений НОА Вооружение этих соединений было
осуществлено за счет военных материалов разгромленной Кван-
тунской армии, переданных коммунистам советским командова-
нием, которое в дальнейшем помогало этим соединениям в снаб-
жении одеждой, продовольствием, а затем и оружием. Пополня-
лась новая армия за счет жителей Маньчжурии, в том числе и за
счет военнослужащих армии бывшей «империи» Маньчжоу-го.
Привлечение этих относительно хорошо профессионально под-
готовленных кадров дало возможность новым соединениям НОА
взять на вооружение и отлично освоить тяжелое оружие и техни-
ку, которых раньше в НОА практически не было. В начале 1946 г.
было объявлено о создании Объединенной демократической ар-
мии Северо-Востока численностью около 300 тыс. бойцов (ко-
мандующий Линь Бяо, политкомиссар Пэн Чжэнь).
Значительную работу по укреплению регулярных частей и со-
единений НОА руководство КПК провело и в других революци-
онных базах. Почти год «мирной передышки» КПК использовала
для пополнения и переформирования регулярных частей и со-
единений НОА, для расширения местного ополчения, для по-
вышения боевой выучки. Вместе с созданием регионального
партийного руководства по основным освобожденным районам
было реорганизовано и командование НОА создано шесть во-
енных зон (руководители Гао Ган, Лю Бочэн, Чэнь И, Не
Жунчжэнь,*Пэн Дэхуай, Ли Сяньнянь). Общее военное руковод-
ство осуществлялось Народно-революционным военным советом
(Мао Цзэдун) и Главным командованием НОА (Чжу Дэ).
Все это позволило встретить начавшееся в конце июня 1946 г.
наступление гоминьдановской армии во всеоружии. Первые круп-
номасштабные военные действия развернулись в Маньчжурии,
которой гоминьдановское командование придавало решающее
значение в своих планах разгрома КПК. И хотя гоминьдановцам
удалось захватить ряд городов, НОА нанесла гоминьдановской
армии тяжелые удары и, самое главное, сумела в целом сохра-
нить маньчжурскую революционную базу как основную базу ос-
вободительной войны. Гоминьдановские войска наступали также
на Центральной равнине, в Шаньдуне, на юге Шаньси, в север-
ной Цзянсу.
На это наступление КПК и НОА ответили «войной самоза-
щиты». Стратегия и тактика этой войны во многом опирались на
опыт боевых действий китайской Красной армии и опыт анти-
590японской войны, однако в первую очередь уже принимались во вни-
мание особенности военно-политической ситуации в новой граж-
данской войне. Они исходили из представления о длительности
развертывающихся боевых действий, в которых время работает
на КПК, так как гоминьдановский режим переживает глубокий
социально-экономический и политический кризис, который бу-
дет лишь обостряться и углубляться по мере развертывания воен-
ных действий. Учитывая превосходство сил гоминьдановской ар-
мии, НОА применяла прежде всего маневренные военные дей-
ствия, нацеленные не столько на удержание территории, сколько
на сохранение живой силы НОА и нанесение тяжелых потерь
противнику.
Сочетание маневренной войны с широким кругом полити-
ческих мероприятий сорвало попытку Гоминьдана решить «ком-
мунистическую проблему» военным путем в течение нескольких
месяцев. Война приняла затяжной характер. Итоги первого года
войны неоднозначны. Гоминьдану удалось добиться тактических
успехов, захватить ряд освобожденных районов, овладеть в марте
1947 г. даже г. Яньань, политическим центром всех освобожден-
ных районов. Однако НОА сумела в ходе оборонительных боев
нанести гоминьдановской армии ряд тяжелых поражений, кото-
рые, с точки зрения стратегии, оказались решающими для судеб
всей войны. Эта сторона военных действий первого года войны
особенно явственно проявилась в коренных различиях в разви-
тии вооруженных сил КПК и Гоминьдана. Двухмиллионная регу-
лярная гоминьдановская армия потеряла за этот год более поло-
вины своих солдат и офицеров, причем 2/3 этих потерь составля-
ли попавшие в плен и добровольно перешедшие на сторону НОА.
Такой характер потерь объяснялся как социальным составом, так
и глубоким морально-политическим кризисом гоминьдановской
армии, в которой солдаты и значительная часть офицерства счи-
тали эту войну «чужой», не понимали и не поддерживали ее цели.
Вместе с тем такой характер потерь объяснялся и целенаправ-
ленной политической работой КЛК по разложению армии про-
тивника. Весьма примечательна и судьба пленных гоминьдановс-
ких солдат: даже в это очень трудное для НОА время около 3/4
пленных после идеологической обработки включались в состав
НОА. А это значило, что 0,5 млн относительно хорошо обучен-
ных бойцов включались в состав оборонявшейся НОА. Еще при-
мерно столько же человек было мобилизовано в НОА на терри-
тории освобожденных районов.
Таким образом, уже в течение первого года гражданской вой-
ны соотношение численности НОА и гоминьдановской армии
постепенно стало меняться в пользу вооруженных сил КПК, хотя
591за счет активной мобилизационной работы, поставок американ-
ского оружия и деятельности американских инструкторов неко-
торое численное превосходство регулярной гоминьдановской ар-
мии еще сохранялось.
Это изменение соотношения военных сил соответствовало и
политическим изменениям в стране обострению кризиса го-
миньдановского режима и укреплению позиций КПК. Все это
позволило НОА летом 1947 г. перейти в контрнаступление, а
КПК выдвинуть новые политические лозунги.
Еще во внутрипартийной директиве от 1 февраля 1947 г.
руководство КПК пишет о приближении нового этапа борьбы,
который «...будет этапом новой великой народной революции,
в которую выльется антиимпериалистическая, антифеодальная
борьба в национальном масштабе». Теперь этот этап наступил
и КПК на смену лозунгу «война самозащиты» выдвигает лозунг
бескомпромиссной борьбы за свержение гоминьдановского ре-
жима, лозунг «долой Чан Кайши!». Это коренное изменение
политической стратегии происходит в сентябре 1947 г. и свое
развернутое выражение получает в «Декларации НОА», опуб-
ликованной 10 октября и фактически ставшей первым прог-
раммным документом КПК в новых исторических условиях.
Декларация открывается лозунгом «национального освобож-
дения Китая» от империалистического гнета и власти гоминь-
дановских национальных предателей, выражающим принципи-
альную новизну стратегии КПК, которая складывалась после
1936 г. Эта стратегия полностью учитывала богатейший полити-
чески опыт прошедшего десятилетия. Победа в антияпонской
войне, объективно в основном решившая задачи национального
освобождения, привела вместе с тем к подъему и усилению
националистических настроений, к росту национального самосо-
знания. Состояние националистической эйфории вот характер-
ная черта общественной психологии в стране в первое послевоен-
ное время. В этих условиях китайская общественность чрезвычай-
но болезненно воспринимала любое ущемление национальных
интересов и попрание национальной гордости. И фактически
важнейшей национальной проблемой становится воссоздание еди-
ного национального государства на демократической основе. Эта
проблема делается важнейшим стимулятором китайского нацио-
нализма, того национализма, который, если использовать из-
вестное ленинское выражение, имел «историческое оправдание».
Стратегия КПК, сложившаяся к 1947 г., полностью учитывала
эти особенности развертывания национально-освободительного
движения в Китае. И прежде всего это относится к определе-
нию социального противника Видя главного противника в бюро-
592кратической буржуазии экономически господствующей и по-
литически правящей элите гоминьдановского общества, КПК в
формулировании своих лозунгов полностью использует нарастание
националистических настроений, стремясь представить бюрокра-
тическую буржуазию как силу антинациональную, проамерикан-
скую, «предательскую». Не случайно в пропаганде КПК объект
борьбы суживается до «клики четырех семей» (речь идет о семь-
ях Чан Кайши, Сун Цзывэня, Кун Сянси и братьев Чэнь), что
отражает факт понимания узости социальной базы гоминьданов-
ского режима и в то же время стремление до предела изолиро-
вать верхи Гоминьдана.
Выдвижение КПК на первый план общенациональных и обще-
демократических целей освобождения Китая от гнета антинацио-
нальной и деспотической «клики четырех семей» создавало усло-
вия для провозглашения политики единого национального фронта
(ЕНФ). Вот почему среди восьми основных требований «Декла-
рации НОА» первым шло следующее: «Объединить все угнетен-
ные классы и слои населения...; создать единый национальный
фронт; свергнуть диктаторское правительство Чан Кайши; образо-
вать демократическое коалиционное правительство». Несмотря на
коренной политический поворот, КПК продолжает выступать за
создание коалиционного правительства. Однако по своему реаль-
ному политическому содержанию этот лозунг имеет уже мало об-
щего с лозунгом 19451946 гг. В период VII съезда КПК и
мирных переговоров с Гоминьданом этот лозунг подразумевал
ликвидацию однопартийного правительства Гоминьдана и соз-
дание многопартийного правительства с участием Гоминьдана,
КПК и партий промежуточных сил. Это был лозунг ликвидации
политической монополии Гоминьдана, лозунг раздела власти.
Теперь по-прежнему звучавший лозунг выдвигался в новых исто-
рических условиях и означал по сути дела выдвижение претензии
на политическую монополию КПК, вытекавшую из ее полного
военно-политического превосходства. Однако КПК стремилась
полностью использовать в своих политических интересах отход от
Гоминьдана промежуточных сил. На новом историческом этапе
лозунг ЕНФ означал не обещание со стороны КПК разделить
власть с какими-то «демократическими» (т.е. не выступавшими
против КПК) партиями и группами, а обещание сохранить им
возможность существования при новом режиме, и то лишь при
условии безоговорочной поддержки политики КПК.
После перехода НОА в контрнаступление летом 1947 г. граж-
данская война прошла еще три основных этапа. На первом эта-
пе (июль 1947 г. август 1948 г.) НОА завершила изгнание
гоминьдановских войск из старых освобожденных районов, пере-
593несла военные действия на гоминьдановскую территорию, пол-
ностью лишила гоминьдановскую армию инициативы, заставив
перейти ее к обороне. За этот год боев были разгромлены го-
миньдановские войска численностью свыше 1,5 млн солдат и
офицеров. На втором этапе (сентябрь 1948 г. январь 1949 г.)
в ходе трех грандиозных сражений были уничтожены основные
силы гоминьдановской армии, что и предопределило развал и
крах гоминьдановского режима. В ходе Ляошэньской операции
была полностью освобождена Маньчжурия. В ходе Хуайхайской
операции были разгромлены гоминьдановские войска, прикры-
вавшие выход к нижнему течению Янцзы. Наконец, в третьей
операции НОА окружила и освободила Пекин и Тяньцзинь,
а вместе с этим и весь Северный Китай. В результате этих
трех операций были разгромлены гоминьдановские войска чис-
ленностью свыше 1,5 млн человек.
За время этих наступательных боев численность НОА вырос-
ла до 3 млн бойцов и стала превосходить гоминьдановскую ар-
мию. Более чем наполовину НОА уже состояла из бывших воен-
нопленных. Перейдя в контрнаступление, руководство КПК по-
ставило перед НОА задачу привлечения в ее ряды до 8090%
пленных солдат и части офицерства. Такой характер пополнения
не только снимал часть тяжелого бремени с населения освобож-
денных районов, но и повышал боеспособность НОА, ибо в нее
вливались не недавно мобилизованные крестьянские парни, а
бойцы, прошедшие минимальную профессиональную подготовку
и имевшие некоторый опыт боевых действий. По мере нараста-
ния успехов НОА и разложения гоминьдановского режима уча-
щаются случаи перехода на сторону НОА уже целых частей и
соединений, а также непосредственное включение в НОА сдав-
шихся частей и соединений после их реорганизации. Так, после
капитуляции в январе 1949 г. пекинская группировка (250 тыс.
чел.) была реорганизована и включена в состав НОА. По мере
развития успехов НОА такие массовые реорганизации делаются
все более обычными. Стали даже говорить о двух методах разгро-
ма гоминьдановских войск пекинском, означавшем сдачу го-
миньдановских войск без боя, их реорганизацию и включение в
НОА, тяньцзиньском (Тяньцзинь, в отличие от Пекина, пытался
защищаться), означавшем разгром в ходе боевых действий.
Третий, заключительный, этап продолжался до полного осво-
бождения континентального Китая в начале 1950 г. А начался
фактически с форсирования Янцзы силами 2-й и 3-й полевых
армий в ночь на 21 апреля 1949 г. после того, как гоминьданов-
ское правительство отвергло условия прекращения гражданской
войны, выдвинутые КПК и фактически означавшие капитуляцию
гоминьдановской армии. 23 апреля был взят Нанкин, 27 мая
594Шанхай, к октябрю НОА вышла уже к Гуандуну. На третьем эта-
пе войны все чаще применялся пекинский метод разгрома. Именно
так были освобождены провинции Хунань, Юньнань, Сикан,
Синьцзян, а также ряд городов. Характерно, что во второй поло-
вине 1949 г. из 1,75 млн солдат и офицеров разгромленных го-
миньдановских войск только 92 тыс. (менее 6%!) приходилось на
убитых и раненых. По сути дела гоминьдановская армия сдава-
лась уже без боя. А всего за годы гражданской войны численность
разгромленных гоминьдановских войск превысила 8 млн человек.
Развалу гоминьдановского режима способствовали не только
военные успехи НОА, но и дальновидная политика единого на-
ционального фронта, все активнее проводившаяся КПК в ходе
гражданской войны. Опыт реализации этой политики заставлял
вносить в нее некоторые уточнения, способствовавшие действен-
ности этой политики. Так, постепенно руководство КПК прихо-
дит к выводу о необходимости смягчения радикализма социаль-
но-экономической политики, в том числе и в аграрной сфере,
для того чтобы создать определенные экономические предпосылки
расширения и укрепления ЕНФ. В этой связи в директиве ЦК
КПК от 18 января 1948 г. формулируется тезис о том, что реали-
зовать идею ЕНФ и осуществлять руководство ЕНФ коммунисты
смогут только в том случае, если они будут «...предоставлять ру-
ководимым материальные блага или, по крайней мере, не ущем-
лять их интересов...». Далее следовали важные указания о необхо-
димости соблюдения интересов собственнической части населе-
ния в деревне и городе, о внимательном отношении к нуждам
середняка, рекомендации проводить политику «поощрения по-
мещиков и кулаков к промышленно-торговой деятельности», а
также «обеспечения интересов и труда, и капитала» в частно-
предпринимательском секторе.
Боевые успехи НОА, ускорение развала гоминьдановского ре-
жима, укрепление авторитета КПК позволили руководству КПК
весной 1948 г. поставить вопрос о практической подготовке соз-
дания новой государственности и организационном оформлении
ЕНФ. В своем первомайском обращении 1948 г. ЦК КПК предло-
жил всем демократическим партиям и группам, массовым органи-
зациям и отдельным видным политическим деятелям образовать
новую Политическую консультативную конференцию, которая
должна была стать организационной формой ЕНФ и одновремен-
но взять на себя функции представительного органа по подготов-
ке создания новой системы власти. Обращение КПК к знакомой
для китайской общественности форме политической организа-
ции ПКК способствовало, безусловно, принятию этой идеи
многими некоммунистическими деятелями и демократическими
595организациями. Провозглашение коммунистами лозунга коалици-
онного правительства, ранее поддержанного Демократической ли-
гой и некоторыми другими партиями, а затем и лозунга созыва
ПКК помогало демократическим партиям, организациям и не-
коммунистическим деятелям как бы избежать крайне мучитель-
ной для них альтернативы Гоминьдан или КПК и питать
иллюзию, что у страны есть какой-то иной выбор, есть возмож-
ность пойти по другому, третьему, «демократическому» пути.
Все это привело к тому, что идея КПК о созыве новой ПКК
была встречена с одобрением теми, к кому именно и обращалась
КПК, и весной 1948 г. уже устанавливаются контакты КПК с
рядом таких организаций и лиц, а летом того же года в освобож-
денные районы начинают приезжать представители демократи-
ческих партий и групп для практической подготовки созыва ПКК,
который должен был ознаменовать ликвидацию гоминьдановс-
кого режима и создание новой государственности.

Назад к содержимому | Назад к главному меню