Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Обострение политической борьбы на завершающем этапе «культурной революции»

Страны в истории > Китай

Одним из результатов деятельности маоистов на «активном»
этапе «культурной революции» стало радикальное изменение
внешнеполитической стратегии. После идейно-политического
разрыва с КПСС и СССР маоисты стремились представить свою
внешнюю политику как вынужденную борьбу на два фронта: про-
тив мирового империализма (прежде всего США) и мирового
ревизионизма и социал-империализма (КПСС и СССР). Этот те-
зис был одним из главных в пропаганде КПК во время «культур-
ной революции». Однако под пропагандистским прикрытием Мао
Цзэдун готовил почву для пересмотра отношений с США, пола-
гая теперь, что время для нормализации отношений с США при-
шло. По мнению китайских стратегов, антисоветизм руководства
КПК и тем более кровавые события на Даманском ясно сигна-
лизировали американскому руководству, что Пекин готов к да-
леко идущему сближению. Действительно, мартовские события
на Даманском заставили американское руководство пересмотреть
свое отношение к КНР. В 1970 г. под покровом секретности начи-
наются первые контакты между представителями двух держав. В
конце 1970 г. президент США направляет секретное послание ки-
тайскому руководству. В следующем году госсекретарь Г. Киссин-
джер приезжает в Пекин, подготавливая визит в КНР американ-
ского президента Р. Никсона. Этот визит в КНР в 1972 г. стал под-
линной сенсацией поворот в американо-китайских отношениях
был крутым и достаточно неожиданным. Никсон и Чжоу Эньлай,
один из главных китайских инициаторов этого поворота, подпи-
сали в Шанхае коммюнике, означавшее фактическое взаимное при-
знание и открывавшее дорогу для активного развития межгосу-
дарственных отношений, для подготовки условий полной норма-
лизации отношений (дипломатическое признание и т.п.).
Однако этот поворот во внешней политике КНР не всеми в
высшем руководстве был встречен с одобрением, став одним из
факторов обострения фракционной борьбы.
В результате первого, «активного», этапа «культурной рево-
люции» в руководстве КНР сложилась новая расстановка сил. Мао
686Цзэдун оставался непререкаемым, в полном смысле единовласт-
ным правителем страны, стремившимся играть роль высшего ар-
битра в борьбе ряда сложившихся к этому времени фракций. Наи-
более влиятельной силой среди них были военные, имевшие воз-
можность контролировать ситуацию как в центре, так и на местах.
С ними пыталась соперничать фракция деятелей, сделавших по-
литическую карьеру в период 19661969 гг., во главе с Цзян Цин.
Кроме нее во фракцию «культурной революции», в ее руководя-
щую часть входили Чжан Чуньцяо и Яо Вэньюань, вместе с Цзян
Цин поднявшиеся в эти годы до положения членов политбюро
ЦК КПК. За ними шли миллионы выдвиженцев «культурной
революции», сумевшие занять руководящие посты как в граж-
данских, так и военных структурах разного уровня. Наконец, тре-
тьей, в тот период ослабленной, но потенциально весьма силь-
ной, была фракция «старых кадров». Эти люди, дискриминируе-
мые в предшествующие годы, но обладавшие обширными связями
в партийно-государственном аппарате, не понаслышке знакомые
с проблемами административного и хозяйственного управления,
ориентировались на Чжоу Эньлая. Последнему удалось избежать
репрессий и сохранить свой пост премьера Госсовета КНР благо-
даря тому, что он дистанцировался от наиболее одиозных фигур
в «прагматической» оппозиции. Но тем не менее он по мере сил
старался сдерживать эксцессы «культурной революции».
Несмотря на созыв IX съезда, партийные структуры ни на од-
ном уровне, за исключением политбюро и ЦК КПК, воссозданы
не были. Очевидно, и у самого Мао Цзэдуна не было четкого
плана осуществления этой задачи. Подходы к ее решению посто-
янно менялись, причем каждая из группировок стремилась обес-
печить себе преобладание в создаваемой заново КПК. Впрочем,
Мао Цзэдун не собирался отказываться от такого привычного
для него инструмента реализации его политической воли, как
партия. Процесс восстановления партийных комитетов всех уров-
ней потребовал несколько лет и в основном завершился в начале
70-х гг., причем в них, в особенности на уровне провинциально-
го руководства, лидирующее положение удалось занять военным.
Серьезные позиции в восстанавливаемых партийных организа-
циях отстояли представители «кадров», что сопровождалось ак-
тивным вытеснением из них ставленников «группировки куль-
турной революции». К началу 1971 г. в партийных комитетах про-
винциального уровня посты секретарей на 60% занимали военные,
около 34% имели представители «кадров» и только 6% приходи-
лось на выдвиженцев «культурной революции».
Складывающаяся ситуация не только делала вероятной перс-
пективу обострения соперничества между основными фракциями
687в руководстве КНР, но и таила в себе опасность для позиций
самого Мао Цзэдуна, мимо внимания которого не могло пройти
столь очевидное усиление влияния военных. Эта ситуация усугу-
билась явными амбициями Линь Бяо, стремившегося занять ос-
тавшийся вакантным после падения Лю Шаоци пост Председа-
теля КНР. Сам министр обороны неоднократно предлагал Мао
Цзэдуну занять этот пост, подчеркивая его значение в качестве
ключевого звена в системе государственного управления, однако
Председатель ЦК КПК не выражал желания занять его, предла-
гая вообще ликвидировать этот пост.
II пленум 9-го созыва (августсентябрь 1970 г.) выявил обо-
стрение этих фракционных противоречий. Линь Бяо пытался ис-
пользовать пленум для получения поста председателя КНР, рас-
считывая на открытую поддержку верхов НОАК. Член политбю-
ро ЦК КПК Е Цюнь (жена Линь Бяо) накануне и в ходе работы
пленума активно пыталась склонить ряд руководящих деятелей к
поддержке претензий Линь Бяо. Все это не укрылось от внимания
Мао Цзэдуна и было, вероятно, расценено им как попытка во-
енного министра подорвать его неограниченную власть. На этом
пленуме выявились и разногласия по вопросам внешней полити-
ки. На пленуме было впервые объявлено о крутом повороте в от-
ношениях с США. По некоторым сообщениям, Линь Бяо не под-
держал инициированные Мао Цзэдуном и Чжоу Эньлаем пере-
мены во внешней политике. Взаимоотношения Мао Цзэдуна и
его официального преемника явно обострялись.
Сложившейся ситуацией воспользовались непримиримые вра-
ги «прагматики» и фракция «культурной революции», на вре-
мя объединившие свои усилия для ослабления влияния военных.
После II пленума сторонники как Чжоу Эньлая, так и Цзян Цин
делали все возможное, чтобы убедить Мао Цзэдуна в неизбежно-
сти военного переворота, руководителем которого должен стать
Линь Бяо.
Развязка наступила в сентябре 1971 г., когда с одной из воен-
но-воздушных баз в Северном Китае поднялся самолет, на борту
которого находились Линь Бяо и члены его семьи, и взял курс в
направлении границы Китая с Монголией. В воздушном простран-
стве МНР произошла авиационная катастрофа, в результате ко-
торой Линь Бяо и все сопровождавшие его погибли.
В соответствии с официальной версией, распространенной
после случившегося в КНР, Линь Бяо вынашивал планы органи-
зации военного переворота, а после того, как о них стало извест-
но, решил найти убежище в СССР. Подлинная суть «сентябрь-
ского кризиса» не раскрыта полностью до настоящего времени,
однако скорее можно предположить, что реального заговора не
688существовало, а Линь Бяо, опасавшийся кары со стороны Мао
Цзэдуна за слишком явно и неосторожно выраженные полити-
ческие амбиции, просто пытался спасти свою жизнь.
Результатом «сентябрьских событий» стали репрессии, обру-
шенные на военных деятелей, принадлежавших к группировке
Линь Бяо, и в целом ослабление влияния этой фракции в руко-
водстве КПК. Непосредственным следствием ослабления воен-
ных было усиление двух оставшихся фракций, что естественно
должно было привести и к усилению соперничества между ними.
Первой нанесла удар фракция «прагматиков», развернув кам-
панию критики анархизма и «ультралевого течения» в партии.
«Левые», поддержанные Мао Цзэдуном, не замедлили нанести
ответный удар и с осени 1972 г. в КНР началось разоблачение
«ультраправого уклона». В этой весьма сложной ситуации Мао
Цзэдун был вынужден прибегать к политическим маневрам, цель
которых состояла в том, чтобы предотвратить чрезмерное влия-
ние каждой из двух главных, принимавших участие в борьбе, фрак-
ций. С одной стороны, он оказывал поддержку по духу весьма
близкой ему «фракции культурной революции», с другой санк-
ционировал возвращение в хозяйственной практике к методам,
рекомендованным «прагматиками», и одновременно допустил
частичную реабилитацию кадров, репрессированных в предше-
ствующие годы. В частности, по инициативе Чжоу Эньлая был
возвращен к политической деятельности Дэн Сяопин и многие
другие жертвы «культурной революции».
«Прагматики» всеми силами пытались использовать эту ситуа-
цию, блокируясь на уровне провинциальных и региональных струк-
тур с военными, избежавшими репрессий после «дела Линь Бяо».
Состоявшийся в августе 1973 г. X съезд КПК свидетельствовал
о временном компромиссе между «левыми» и «прагматиками».
Слово для доклада было предоставлено как Чжоу Эньлаю, так и
выдвиженцу «культурной революции» Ван Хунвэню, одному из
организаторов движения за «захват власти» в Шанхае в январе
1967 г. За прошедшие годы этот руководитель хунвэйбинов одной
из шанхайских фабрик сделал головокружительную карьеру, при-
ведшую его на самый верх партийной иерархии. Мао Цзэдун рас-
сматривал его как возможного кандидата на пост своего «преем-
ника» в руководстве партии. Компромиссный характер работы и
результатов съезда проявился в том, что была подтверждена пра-
вильность и дана высокая оценка «культурной революции» и од-
новременно одобрена реабилитация части кадров. В частности,
Дэн Сяопин, назначенный еще до съезда заместителем премьера
Госсовета, на съезде вошел в состав ЦК, затем политбюро, а
через несколько месяцев стал заместителем Председателя ЦК КПК.
689Съезд санкционировал возобновление деятельности Всекитайс-
кого собрания народных представителей, профсоюзных и моло-
дежных организаций. Из новой редакции устава, принятой на
съезде, было исключено упоминание о Линь Бяо как «преемни-
ке» Мао по партии.
В новом руководстве партии, сформированном в результате
работы съезда, резко усилилась позиция группы «культурной ре-
волюции» во главе с Цзян Цин. В политбюро ЦК КПК под ее
руководством они сформировали «группу четырех» (Цзян Цин,
Ван Хунвэнь, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань). Помимо них в по-
литбюро ЦК КПК были введены и другие выдвиженцы «куль-
турной революции», организационно не входившие в «группу
четырех», но идейно близкие к ней. Среди них был обративший
на себя благосклонное внимание Председателя ЦК КПК Хуа Го-
фэн, в прошлом секретарь уездного парткома из родной для Мао
Цзэдуна Хунани, а теперь министр общественной безопасности. В
число заместителей Мао Цзэдуна были включены и деятели уме-
ренной ориентации Чжоу Эньлай и министр обороны маршал
Е Цзяньин, занявший этот пост после устранения Линь Бяо.
После съезда «левые», опираясь на поддержку Мао Цзэдуна,
развернули ряд политических кампаний против своих оппонен-
тов. На протяжении 1975 г. политическая жизнь в стране проходи-
ла под знаком кампании «критики Линь Бяо и Конфуция». Имя
древнего китайского философа использовалось для завуалирован-
ной критики Чжоу Эньлая и возглавляемых им «прагматиков». Ее
сменила кампания «изучения теории диктатуры пролетариата», у
которой был тот же адресат.
Очередной пробой сил в межфракционной борьбе стала со-
званная после десятилетнего перерыва очередная сессия ВСНП
(январь 1975 г.).
Выступивший на сессии глава правительства Чжоу Эньлай,
пытаясь переключить политическую энергию фракционных по-
литиков на созидательную работу, выдвинул честолюбивую про-
грамму «четырех модернизаций» (промышленности, сельского
хозяйства, науки, армии). По сути дела, это был поиск идеи,
которая могла бы объединить нацию, направить энергию вели-
кой страны на решение реальных и актуальных задач модерниза-
ции Китая. Практически не повлияв на деятельность руководства
Китая в то время, эта программа была направлена на поиски
выхода из тупиков «культурной революции».
Важным результатом сессии было принятие новой Конституции
КНР, с одной стороны, закрепившей то, чего удалось добиться
Мао Цзэдуну в результате «культурной революции» в области
690организации хозяйственной и политической жизни, с другой
включившей в себя положения, предлагавшиеся «прагматиками».
Так, в ней было закреплено существование народных коммун и
ревкомов, заменивших собой народные комитеты; наряду с этим
в Конституцию были включены положения о праве на приуса-
дебные участки, основной хозрасчетной организацией в комму-
не признана производственная бригада, восстанавливался прин-
цип оплаты по труду.
Именно эти положения, включенные в основной закон КНР,
стали объектом критики разворачивавшейся кампании по «изу-
чению теории диктатуры пролетариата». На местах сторонники
«левых» предпринимали практические действия против приуса-
дебных участков, подсобных промыслов, местных рынков.
Смерть в январе 1976 г. Чжоу Эньлая резко обострила полити-
ческую ситуацию. Крупнейший лидер «прагматиков» был в ка-
кой-то мере гарантом неповторения эксцессов «культурной ре-
волюции». На роль его преемника мог претендовать только Дэн
Сяопин, однако в глазах высшего арбитра в политической борь-
бе Мао Цзэдуна он выгляделявно недостаточно лояльным.
Этим стремились воспользоваться «левые». Мао Цзэдун в очеред-
ной раз сделал выбор в их пользу, назначив на пост премьера
Госсовета не Дэн Сяопина, исполнявшего после смерти Чжоу
Эньлая эти функции, а Хуа Гофэна. В каком-то смысле выбор,
сделанный Мао Цзэдуном, был точным: Хуа Гофэн был не толь-
ко выдвиженцем «культурной революции», обязанным своей
карьерой Мао Цзэдуну, но и активным сторонником его идей.
Не принадлежал он и к группировке Цзян Цин, чрезмерного
усиления которой явно опасался Председатель ЦК КПК.
Не прошло и несколько месяцев после смерти Чжоу Эньлая,
и в «левой» печати его стали критиковать как «крупнейшего кап-
путиста». Разумеется, при этом главной мишенью был Дэн Сяо-
пин, в судьбе которого вскоре произошел новый драматический
поворот. 4 апреля 1976 г. в традиционный день «поминовения усоп-
ших» на центральной площади Пекина состоялись массовые де-
монстрации более 2 млн человек не только выражали свое по-
чтение Чжоу Эньлаю, но и распространяли листовки и выкри-
кивали лозунги, осуждавшие Цзян Цин и «левых».
Власти не замедлили обрушиться на участников демонстра-
ций с репрессиями, обвинив их в выступлении «против Предсе-
дателя Мао и руководимого им ЦК». Во время подавления де-
монстрантов десятки были убиты и десятки тысяч репрессирова-
ны. 7 апреля Дэн Сяопин был обвинен в организации беспорядков
и смещен со всех занимаемых постов.
691Политическая ситуация в стране вновь резко изменилась. «Праг-
матики» в очередной раз получили тяжелый удар, потеряв своих
лидеров, давно и тяжело больной Мао Цзэдун угасал, «левые»
готовились к захвату власти после его смерти. Единственной си-
лой, которая могла противостоять им, была армия, и ей, как и
прежде, предстояло сказать свое слово.

Назад к содержимому | Назад к главному меню