Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Преобразования Кузы и Когэлничану

Страны в истории > Румыния

Не успели смолкнуть торжества по поводу завершившегося объ-
единения, как страна вступила в будни реформ.
Новое государство унаследовало от Дунайских княжеств тяже,-
лый груз феодальных пережитков отсталость экономики, почти
полное отсутствие фабричной промышленности, собственность
бояр на землю, барщинный труд находившейся в тисках нужды
деревни, рутинная техника в земледелии. Село хотя и плохо,
но все же себя кормило и с помощью домашнего ремесла одева-
ло и обувало. Внутренний рынок поэтому был узким, ощущался
недостаток в свободных рабочих руках. Путь вперед без ломки
феодальных отношений был закрыт.
Терпение румынских крестьян истощилось. В январе 1862 г.
вспыхнуло восстание в окружающих Бухарест селах. Возглавил
повстанцев Мирча Малаеру, бывший крестьянский депутат в
Чрезвычайном собрании Валахии в 1857 г. 10 тысяч крестьян,
вооруженных дубинами и топорами, двинулись к столице, грозя
смертью «кровопийцам», требуя земли и явно под воздействи-
ем агитации радикалов всеобщего избирательного права. Они
обратили в бегство посланный им навстречу отряд жандармов.
Тогда против повстанцев было брошено несколько рот пехоты и
эскадрон кавалерии. Им удалось рассеять повстанцев и произве-
сти аресты. Но и после подавления случаи «беспорядков» от-
каза работать на помещиков, тайных порубок лесов, нарушения
границ участков, поджога боярского имущества продолжались.
Нерешенных дел накопилось множество: административная
неразбериха, продажность чиновничества, пустая казна, поголов-
ная неграмотность всего не перечесть. Но главным вопросом
оставался аграрный. Проблема земли была той осью, вокруг ко-
торой вращались все прочие. В обстановке непрекращавшихся
волнений в селах законодатели приступили к ее обсуждению.
Говоря о расстановке сил в Национальном собрании, следует
напомнить, что державы-гаранты «позаботились» о том, чтобы не
только народные массы, но и значительная часть состоятельных
слоев были устранены от участия в законотворчестве. Путь в
собрание преграждал высокий имущественный ценз. Так, в Буха-
ресте на 120 тыс. жителей насчитывалось всего... 308 избирате-
лей. Консервативно настроенные помещики имели в парламенте
большинство, а их лидер Барбу Катарджиу возглавил первое пра-
вительство объединенной Румынии. Выработанный им летом
1862 г. закон, по сути дела, сводился к «освобождению» крестьян
от земли, превращению их в обездоленных арендаторов. За солид-
ный выкуп землевладелец должен был предоставить крестьянской
общине землю из расчета 0,751,5 га на семью. Минимальный на-
дел, необходимый для самостоятельного ведения хозяйства и до-
статочный для прокормления семьи и скота, уплаты налогов,
выкупных платежей и самых скромных покупок, составлял 5 га.
Тяжесть борьбы против этого грабительского для деревни
проекта пришлось взвалить на свои плечи известному деятелю
объединения Михаилу Когэлничану. Он с огорчением убедился,
что его друзья-либералы (которых он именовал «защитниками
крестьян») не противопоставили феодалам свой план реформы.
«С болью говорю, что защитники крестьян выступили с одними
речами, речами прочувствованными, обоснованными, но которые,
не будучи претворены в точный проект, не предлагали ничего
практического для решения вопроса», замечал Когэлничану.
Он еще не воспринимал эту уклончивость как признак капиту-
ляции перед помещиками и увещевал своих оппонентов. По его
мнению, изгнать крестьян с земель, «которые они обрабатывали
сотни лет, которые удобрены и политы их потом, а часто и
кровью, значит совершить величайшее беззаконие века...». Об-
ращаясь к депутатам, он говорил: «Вы готовы освободить кресть-
янина от цепей, но с непременным условием снять с них одно-
временно и сапоги».
Когэлничану, сам крупный помещик и фабрикант, клялся, что
и в мыслях не держит посягательства на принцип частной собст-
венности и преисполнен умеренности. Он призывал взять за об-
разец только что проведенную в России реформу 1861 г.: «Я не
требую для крестьян наших больше того, что император Алек-
сандр II и русское дворянство сделали для рабов, для крепост-
ных. Вы не можете сказать, что вас толкают на проведение ком-
мунистических или социалистических мер. Я требую решения,
подобного тому, что было принято в наиболее консервативном го-
сударстве Европы...» Доводы Когэлничану не доходили до уце-
пившихся за свои земли бояр.
Барбу Катарджиу обвинил своего оппонента в том, что тот сле-
дует примеру братьев Гракхов, Томаса Мора, Кампанеллы, Сен-
Спмона и других столь же «страшных» для реакционеров людей.
Ситуация обострилась еще больше в связи с покушением на Ка-
тарджиу. Он был убит, когда выезжал из резиденции митрополии,
где заседало Национальное собрание. Молва возлагала вину на
фанатика-радикала, возмущенного реакционным курсом кабине-
та. Собрание приняло выработанный правительством аграрный
проект и передало его на утверждение князю.
А. И. Куза, понимая, что подобную реформу навязать деревне
можно только силой, отказался подписать закон и дал отставку
правительству. Конфликт с собранием он решил использовать для
укрепления своей личной властж и проведения тех реформ, сто-
ронником которых являлся. Политическое положение представля-
лось неустойчивым: консерваторы вошли с князем в конфликт,
радикалы были недовольны его явной склонностью к единовла-
стию и ограничением свободы печати; крестьянство роптало; ми-
нистерская чехарда не прекратилась (за четыре года правления
Куза сменил 21 министерство).
В октябре 1863 г. князь поручил формирование правительства
Михаилу Когэлничану. В декабре того же года был принят закон
о секуляризации монастырских земель, занимавших до четверти
сельскохозяйственной площади страны. Закон был воспринят
повсеместно с глубоким удовлетворением. Крестьяне надеялись,
что после осуществления аграрной реформы эти земли отойдут к
ним. Помещики рассчитывали, что реформа будет проведена
прежде всего за счет принадлежавших государству земель, толь-
ко что пополненных монастырскими угодьями, и мало коснется их
собственных имений.
Правительство Когэлничану развернуло энергичную реформа-
торскую деятельность: был принят уголовный кодекс, создан го-
сударственный совет, проведены законы о школьном образовании
h т. д. Несколько позднее был принят гражданский кодекс, спо-
собствовавший развитию и укреплению буржуазной собственно-
сти. На французский образец была реорганизована администра-
тивная система страны: в уездах созданы префектуры, в горо-
дах муниципалитеты, деревни и села объединены в коммуны,
усовершенствован суд. Но стоило в повестке дня появиться про-
екту аграрной реформы, как «доброму согласию» между кабине-
том и парламентом наступил конец.
Проект предусматривал выкуп крестьянской земли, которой
крестьяне владели на правах феодальных реитоплателыциков.
Консерваторы расценили это предложение как поджигательское,
ведущее к развязыванию гражданской войны. «Крайней уступ-
кой», на которую они шли, являлось предоставление за выкуп до
2 га земли на двор, что можно было осуществить за счет госу-
дарственных фондов. Свой проект, представлявший нечто сред-
нее между задуманной Когэлничану реформой и контрпредложе-
нием помещиков, выдвинули радикалы.
Не желая идти на компромисс, палата депутатов выразила не-
доверие Когэлничану. Князь отказался принять его отставку и
подписал декрет о роспуске парламента. Заседание 2 мая 1864 г.
протекало бурно; бесновавшиеся депутаты не дали поднявшему-
ся на трибуну Когэлничану возможности говорить. Он ограничил-
ся тем, что вручил председателю бумагу о роспуске собрания,
а подтянутая к зданию митрополии рота солдат очистила зал от
«народных представителей».
В тот же день А. И. Куза издал манифест. Он обвинил «мя-
тежную олигархию» в стремлении лишить земли 3 млн крестьян
и призвал народ помочь ему в установлении режима «свободы и
равенства». Он предлагал провести законы, предоставлявшие из-
бирательные права средней городской и сельской буржуазии, огра-
ничивавшие права палаты и расширявшие прерогативы княже-
ской власти. Проведенный референдум дал громадное большин-
ство в пользу этих мер крестьяне явно голосовали за аграрную
реформу.
Руки у Кузы были развязаны. Он закрыл некоторые оппози-
ционные органы печати. В августе 1864 г. был принят закон об
аграрной реформе.
С «мятежной олигархией» реформаторы-помещики Куза и
Когэлничану обошлись чрезвычайно мягко. Ее материальные ин-
тересы были учтены в полной мере. Наделение производилось в
первую очередь за счет государственных фондов, пополненных
незадолго до этого монастырскими владениями. У помещиков от-
резали всего 1200 тыс. га, или менее четверти принадлежавших
им земель. Участки до 5,5 га в Валахии и 7,3 га в Молдове по-
лучили лишь зажиточные хозяева, имевшие по четыре и более
голов рабочего скота (71 тыс. дворов из 468 тыс. «наделенных»),
202 тыс. середняков получили право выкупить в среднем по
4.4 га. Бедняки (134 тыс) стали собственниками наделов по
2,9 га. Почти 60 тыс. семей (главным образом молодожены) мог-
ли приобрести лишь приусадебные участки. На крестьян был на-
ложен тяжелый выкуп 8001500 лей, в зависимости от наде-
ла, что в 1,52 раза превышало рыночную стоимость приобретен-
ных ими владений. Вне реформы оказалось многочисленное сво-
бодное крестьянство (200 тыс. семей), страдавшее от малоземелья
почти так же люто, как и барщинное. В итоге в руках крестьян
всех категорий, как «наделенных», так и обойденных, оказалось
лишь 30% обрабатываемых площадей. Менее четверти «наделен-
ных» получили участки, достаточные для прожития. Все прочие,
избавившись от бича барщины, попали в тиски малоземелья. За-
суха 1865 г. обострила их бедствия. Недоимки взыскивались си-
лой, в деревни направлялись карательные отряды. Русский кон-
сул в Яссах доносил в октябре 1865 г.: «Экзекуции крестьянского
населения Молдавии для уплаты податей и поземельных повин-
ностей продолжаются... Положение царан самое плачевное. Уро-
жай хлебов нынешнего года был весьма плохой, сена вовсе почти
нет, скот продается нипочем, а между тем подати страшные: все
это заставляет бояться серьезных беспорядков, которые здешнему
правительству будет трудно потушить, так как беспорядки эти
будут повсеместны». Через два месяца он же сообщил: на севере
Молдовы «крестьяне решительно умирают с голоду».
Ореол князя-реформатора в глазах румынской деревни по-
мерк. Социальной опорой Кузе бедствовавшее крестьянство слу-
жить не могло. Не сложили оружия его политические противники.
Сближаются между собой оппозиция справа, т. е. недовольные
реформой группировки помещиков-полуфеодалов, и оппозиция
слева, т. е. радикальные и либеральные круги, раздраженные
тенденцией князя к усилению личной власти, нарушением про-
возглашенных в законе «свобод», недостаточной поддержкой про-
живавших в княжестве польских и венгерских эмигрантов, бе-
жавших туда после восстания 1863 г. и революции 1848 г.
Современники нарекли участников этого альянса «чудовищ-
ной коалицией» настолько неестественным казалось им сближе-
ние недавних политических и личных противников, стоявших по
разные стороны баррикад в 1848 г. На самом деле шел процесс
образования буржуазно-помещичьего союза, шли поиски его ру-
мынского варианта. Явление это не исключение, а правило в ис-
тории. В. И. Ленин дал ему глубокую характеристику: «Буржуа-
зии выгоднее, чтобы необходимые преобразования в буржуазно-
демократическом направлении произошли медленнее, постепен-
нее, осторожнее, нерешительнее, путем реформ, а не путем ре-
волюции; чтобы эти преобразования были как можно осторожнее
по отношению к почтенным" учреждениям крепостничества
(вроде монархии) ; чтобы эти преобразования как можно меньше
развивали революционной самодеятельности, инициативы и энер-
гии простонародья...» 1
История свидетельствует о глубоком внимании, которое бур-
жуа проявлял к своему «брату во собственности» помещику.
В Румынии эти два персонажа предстали в одном лице. Мы го-
ворили в предшествующих главах книги о боярском происхож-
дении большинства руководителей румынской буржуазии. Сель-
ское хозяйство представлялось им основной сферой приложения
капитала. Они не желали конфронтации с полуфеодалами и стре-
мились к договоренности на базе взаимных уступок.
Грешно было бы, конечно, представлять князя А. И. Кузу и
М. Когэлничану «потрясателями основ». Оба они являлись ре-
форматорами умеренного толка. Полумерой была и аграрная ре-
форма 1864 г., оставившая в руках помещиков две трети обраба-
тываемой земли. И все же Когэлничану не желал в уступках
крупным землевладельцам переходить определенный рубеж; он
хотел, чтобы боярство приспособилось к реформам и двигалось в
определенном темпе по пути капиталистических преобразований.
Оказалось, что и Когэлничану и Куза эти наиболее яркие
выразители буржуазных интересов оторвались от собственного
класса, недооценили степени его готовности приспособиться к ин-
тересам помещиков, примириться со значительными феодальны-
ми пережитками в деревне и научиться извлекать из них выгоды,
о чем речь пойдет ниже.
К сближению с помещиками толкали крупную буржуазию
всех оттенков и политические факторы. Уроки бурного двадцати-
летия, начавшегося революцией 1848 г., научили ее превыше все-
го ценить «порядок» и «спокойствие». В союзе с помещиками
рассчитывала она обрести условия для совместной эксплуатации
народных масс. Если ее экономическим интересам и отвечало
проведение буржуазных реформ, в том числе и в сельском хозяй-
стве, то политические расчеты побуждали не торопиться, дейст-
вовать осторожно и с оглядкой. Во время дебатов о реформе один
из самых чутких выразителей взглядов буржуазии И. К. Брэ-
тпану советовал повременить с проведением аграрных преобразо-
ваний, пока не рассеются «предрассудки», а затем «спокойно и
хладнокровно» обсудить вопрос.
Куза и Когэлничану в определенной степени преступили эту
заповедь и поплатились за свое непослушание. Стабилизировать
положение в стране князю не удавалось, несмотря на крутые по-
рой меры он познакомил некоторых оппозиционеров с тюрьмой.
Экономические трудности преодолеть не удавалось; реформы име-
ли и свою оборотную сторону, породив легион чиновников. Доро-
го обходилось стране содержание армии. Налоги росли как на
дрожжах. Недоимки достигли в 1866 г. 30 млн лей. Чиновники и
офицеры месяцами ждали жалованья, пенсионерам не выплачи-
вали полагавшегося содержания, а кредиторам государства
процентов. В августе 1865 г. оппозиция, воспользовавшись недо-
вольством введенными налогами, спровоцировала уличные беспо-
рядки в столице. Войска стреляли в толпу, убив 20 человек п
многих ранив... Паутина заговора распространялась все шире.
Осенью 1865 г. бывший участник валашской революции, ра-
дикал и республиканец, член возглавлявшегося Джузеппе Мад-
ашш Центрального комитета европейской демократии И. К. Брэ-
тиану отправился за границу подыскивать иноземного принца на
румынский престол.
Вечером 10 февраля 1866 г. ярко светились окна дома Кон-
стантина Росетти, гремела музыка, хозяин давал бал. Прохожие и
не подозревали, что все это служило прикрытием сборищу заго-
ворщиков, в домашней типографии тем временем печатались ма-
нифесты об отречении Кузы и создании нового правительства.
До князя доходили слухи о готовящемся перевороте. Он про-
сил майора Лекку усилить охрану дворца. Тот, сам участник за-
говора, заверил Кузу, что меры предосторожности приняты.
Ночью резиденция главы государства была окружена артилле-
рией. Заговорщики, пропущенные охраной, ворвались в спальню
князя и, угрожая оружием, заставили подписать акт отречения,
в который была вписана фраза, будто этот акт соответствует «по-
желаниям всей нации». Свергнутого господаря в закрытой каре-
те переправили на частную квартиру, а через несколько дней вы-
слали из страны. «Чудовищная коалиция» пришла к власти.

Назад к содержимому | Назад к главному меню