Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Буржуазия выходит на первое место

Страны в истории > Румыния

Правительство Брэтиану не рискнуло отменить торговую конвен-
цию 1875 г. с Австро-Венгрией; слишком тесно оно было связа-
но с помещиками, чтобы ущемлять их интересы; да и во внешне-
политическом плане сразу после войны за независимость прои-
зошла еще большая переориентация на Германию и габсбургскую
монархию. Защита промышленного капитала велась иным путем,
с помощью законов о поощрении национальной индустрии.
В 1881 г. был принят первый из них, касавшийся производ-
ства бумаги. Предприниматели получали бесплатно участок зем-
ли и гарантию закупки 200 т бумаги в год государством. Тотчас
же была построена фабрика «Летя». В 1882 г. последовало при-
нятие закона о сахарной промышленности сахарозаводчикам
полагалась премия за каждый килограмм сахара, проданный па
внутреннем и внешнем рынках. Вскоре были снижены пошлины
на ввоз текстильных машин.
В 1886 г. истек срок договора с Австро-Венгрией, продлить
его либеральное правительство отказалось, и между двумя стра-
нами вспыхнула «таможенная война», длившаяся пять лет. Впро-
чем, с румынской стороны она носила оборонительный характер;
товары из владений Габсбургов не подвергались большим обло-
жениям, нежели товары стран, с которыми Румыния не имела
договорно-торговых отношений.
В том же 1886 г. Румыния перешла к протекционизму во
внешней торговле, т. е. к взращиванию отечественных капита-
листов за стеной высоких пошлин, оберегавших их от иностран-
ной конкуренции. Выработанный тариф перечислял 590 видов
товаров, ввозные пошлины на которые колебались от 10 до 180%
пх стоимости. Правда, тариф рассматривался как базисный; в хо-
де переговоров допускались отклонения от него.
В 1887 г. вступил в силу закон о поощрении национальной
индустрии. Он распространялся на предприятия с капиталом в
50 тыс. лей и выше, персоналом более 25 человек, с машинами
либо усовершенствованными орудиями труда. Подобного рода за-
водам и фабрикам на 90 лет бесплатно предоставлялся участок
земли, снижались прямые налоги. Они могли ввозить беспошлин-
но оборудование и сырье (если такового не добывалось или не
производилось в стране). Закон распространялся как на румын,
так и на иностранцев. Таким образом, широко раскрывались две-
ри иноземному капиталу, хотя и предусматривалось, что по исте-
чении пяти лет две трети занятого на предприятии персонала
должны были иметь румынские паспорта.
Принятые меры способствовали развитию национальной ин-
дустрии. Если в 18661887 гг. в среднем ежегодно в стране воз-
никало восемь новых заводов и фабрик, то в 18871893 гг.
14. Эти меры в определенной степени устраняли или смягчали
конкуренцию могущественных зарубежных фирм. Оберегая
предпринимателей, они позволяли им произвольно устанавливать
цены, наживаясь за счет потребителя.
Развитию внутренней торговли способствовала быстро разра-
ставшаяся сеть железных дорог (1877 г. 1400 км, конец столе-
тия 3140 км). Значительная их часть строилась иностранными
концессионерами по принципу «как можно дороже и как можно
хуже» недаром Ф. Энгельс отмечал «восхитительную» непроч-
ность румынских железных дорог1. Особенно отличился по этой
части прусский концессионер ГЛтрусберг, ограбивший, при не-
скрываемой поддержке германского канцлера О. Бисмарка, ру-
мынскую казну. Выкуп железных дорог на много десятилетий по-
грузил государство в долги и лег большой тяжестью на бюджет.
В 1882 г. внешний долг составлял 530 млн лей; в 1900 г. он
достиг почти 1450 млн, а ежегодные выплаты выросли с 43 млн
в 1877 г. до 80 млн в начале XX в. Развивались шоссейные и
водные пути. Быстро росли порты Брэила, Галац, превратившие-
ся в важнейшие пункты экспорта зерна, дававшего в 1879
1886 гг. три четверти всего вывоза.
Либералы стояли у колыбели банковского дела в Румынии,
контролируя с их помощью всю экономическую жизнь. В 1880 г.
был принят закон о создании Национального банка с исключи-
тельным правом выпуска банковских билетов и чеканки монеты.
Отделения банка были открыты во всех крупных городах; дохо-
ды акционеров в первый же год составили 18% и продолжали
расти. Но даже не этим измерялось влияние совета директоров;
он до конца столетия способствовал основанию 24 коммерческих
банков, обеспечив себе в них преобладающие позиции. Нацио-
нальный банк превратился в сердцевину финансовой системы
страны. Промышленники, бравшие кредиты, помещики, заклады-
вавшие имения, деревенская верхушка, прибегавшая к займу в
каком-нибудь уездном городишке, все оказывались в зависимо-
сти от Национального банка, превратившегося в вотчину се-
мейства Брэтиану и связанных с ним фамилий, традиционно
поддерживавших либеральную партию.
Правление Иона Брэтиану с 1876 по 1888 г.двенадцать лет
почти без перерыва ознаменовалось крупными переменами в
соотношении сил внутри управлявшей Румынией олигархии. Из
помещичье-буржуазной она превратилась в буржуазно-помещи-
чью. При сохранении прежних экономических и личных связей,
теснейшем переплетении их интересов капиталисты не только
обеспечили себе «место под солнцем», но и выдвинулись вперед
в коалиции.
Социальная удовлетворенность буржуазии отрицательно воз-
действовала на состояние ее общественной мысли. Конечной це-
лью ее идеологических построений являлось создание условий
для развития капиталистического производства. Когда эти усло-
вия были достигнуты, буржуазная мысль померкла; румынский
капитал ощущал теперь нужду не в созидательной, а в оправ-
дательной идеологии. И пленявшие отцов лозунги «свободы, ра-
венства и братства» и республиканские воззрения были выбро-
шены сыновьями на свалку истории. Резко усилились монархи-
ческие тенденции.
В марте 1881 г. бывший революционер, республиканец, сто-
ронник Мадзини Ион Брэтиану провел в парламенте закон о про-
возглашении Румынии королевством. Чтобы добиться признания
этого акта Веной, правительство пошло на далеко идущую уступ-
ку, согласившись на австрийское хозяйничанье в европейской
Дунайской комиссии, распоряжавшейся судоходством по великой
реке. В 1884 г. для упрочения позиций Гогенцоллерна в стране
либеральное правительство преподнесло ему щедрый дар
118 тыс. гектаров полей и лесов из государственного фонда,
в то время как сотни тысяч крестьян продолжали остро нуж-
даться в земле, выкупая ее клочками по баснословным ценам.
Так Карл I превратился в самого богатого румынского помещи-
ка, а затем уже самостоятельно стал крупнейшим фабрикантом
и финансистом, оставив после своей смерти колоссальное состоя-
ние в 100 млн лей. Из этих средств на благотворительные цели
для «любимой страны» и «возлюбленного народа» он передал
лишь 12 млн, остальное перешло к родственникам.
Сыновей у Карла не было, дочь умерла в детском возрасте,
а надо было «основывать» династию. В 1880 г. дело было урегу-
лировано путем переговоров в семействе ГогенцоллерновЗпг-
марингенов. На трон должен был воссесть один из племянников
Карла, сын его старшего брата Леопольда. Румынская корона
превратилась в фамильное достояние боковой ветви прусского
королевского дома. Присмиревшая буржуазия устами депутатов п
сенаторов благодарила престол, заверяя его в своей преданности.
Тогда же ярко проявился махровый национализм управляв-
шей страной олигархии. По букве Берлинского трактата 1878 г.,
она должна была предоставить гражданское равноправие иновер-
цам, главным образом евреям и мусульманам. Парламент утоппл
этот, казалось бы, ясный вопрос в бесконечных словопрениях и,
толкуя его вкривь и вкось, предоставил права только участникам
войны за независимость (менее тысячи человек). Прочие евреи
остались в Румынии па положении иностранцев, хотя в течение
трех-четырех поколений проживали в стране и она давно стала
их родиной. Они несли все обязанности платили налоги, отбы-
вали военную слуясбу, но не имели права голоса и не могли по-
купать землю.
Не лучше обошелся «просвещенный» румынский парламент
с коренным населением вошедшей в состав государства в 1878 г.
Северной Добруджей избирательного права оно не получило.
Тщетными оказались надежды крестьянучастников военной
кампании 18771878 гг. на широкое наделение землей. Правда,
власти изъяли из аграрного закона 1872 г. одиозный пункт о
праве помещика прибегать к вооруженной силе для побуждения
крестьян к работе: не гнать же было героев войны штыком и
прикладом на боярское поле! Начатой в 1881 г. распродажей го-
сударственных земель воспользовалась только сельская верхуш-
ка: участки от 4 до 50 га продавались на условиях, делавших их
совершенно недоступными для деревенской массы.
В 1884 г. были внесены поправки в принятую за 18 лет до
этого конституцию страны, отражавшие перестановку сил в рам-
ках олигархии. Первая, помещичья, наиболее привилегированная
коллегия была объединена во второй, городской; отныне она
включала граждан с годовым доходом, превышавшим 1200 лей.
Таковых из 6-миллионного населения страны насчитывалось
15 тыс., и они располагали 75 местами в палате депутатов из
183. Миллионная масса рабочих и крестьян (третья коллегия)
теоретически могла избрать 38 депутатов, но вплоть до первой
мировой войны ни один рабочий, ни один царан не переступал
порога парламента. Партнеры помещики и буржуа были
уравнены в правах и при выборах в сенат; здесь в первую кол-
легию вошли богачи, независимо от того, владели ли они собст-
венностью в городе или на селе. Крупнопоместное землевладение
лишилось последних законодательных привилегий.
Встает вопрос: а сопротивлялась ли радикальная группиров-
ка скатыванию вправо либеральной партии, в недрах которой она
находилась? Да, попытки противодействия отмечались. Констан-
тин Росетти, будучи министром внутренних дел, пытался бороть-
ся с произволом помещиков и подведомственной ему местной ад-
министрации. Он уволил нескольких администраторов в уезде
Дорохой, где по отношению к крестьянам применялись средне-
вековые пытки; отстранил от должности префекта уезда Бакэу, ко-
торый в течение нескольких недель силой гнал людей на работу
в собственное поместье. Шуму действия министра наделали мно-
го, но кончилось дело тем, что самого Росетти выставили из пра-
вительства. Пытался он добиться и некоторой демократизации
избирательного закона по конституции 1884 г., но успеха не имел
и кончил тем, что порвал с друзьями юности. Крупная буржуазия
повернулась к радикалам спиной.

Назад к содержимому | Назад к главному меню