Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Социалистическое движение

Страны в истории > Румыния

Сосредоточие пролетариата в основных центрах способствовало
контактам рабочих с социалистами, вставшими на путь марксиз-
ма и набиравшими силу. В работе Учредительного конгресса
II Интернационала (июль 1889 г.) приняли участие пять румын.
Его решения оказали глубокое влияние на Румынию; был взят
курс на образование социалистической партии. Своего рода пе-
реходной ступенью к ней служили рабочие кружки, объединявшие
интеллигентов-социалистов и передовых пролетариев. В 1890 г.,
когда число членов крупнейшего из кружков, Бухарестского, пре-
высило 300, он был преобразован в рабочий клуб; в его уставе
говорилось об освобождении от капиталистического рабства как
о цели движения.
1 мая 1890 г. румынские рабочие впервые отмечали пролетар-
ский праздник. Демонстрации под лозунгами 8-часового рабочего
дня и всеобщего избирательного права состоялись в столице, Яс-
сах, Галаце, Хуши. В журнале «Критика сочиалэ» появляется пе-
ревод «Манифеста Коммунистической партии». В клубах прошли
школу политического воспитания будущие рабочие лидеры
К. Олческу и А. Ионеску, совсем еще молодые тогда И. К. Фри-
му ii Шт. Георгиу. Здесь же развертывалась пропагандистская
деятельность молодых интеллигентов-марксистов П. Мушою,
И. Пэун-Пинчио, Шт. Стынки, Р. Ионеску-Риона. Явственно обо-
значились в кружках и другие силы, стремившиеся выхолостить
из движения боевой дух, своего рода румынская разновидность
легального марксизма. Проявилось это прежде всего в Яссах, где
во главе кружка стояли преподаватель местного лицея И. Надеж-
де, помещики В. Морцун и А. Радович, журналисты братья Кон-
стантин и Антон Бакалбаша, К. Милле. Последний писал: «Как
же будет развертываться борьба? Я уже говорил: путем исполь-
зования законов и в их рамках. К счастью, в Румынии сущест-
вует достаточно законов, позволяющих свободно пользоваться сло-
вом и пером. С помощью всеобщего избирательного права рабо-
чие благодаря своей численности и целеустремленности смогут
без потрясений и больших жертв стать в государстве тем, чем
являются по праву, т. е. всем». Переселившись в Бухарест, чле-
ны ясской группы еще в большей степени стали оказывать влия-
ние на движение, не останавливаясь перед сомнительными прие-
мами. Так, И. Надежде, переиздавая «Манифест», исказил его
заголовок («Социалистический манифест») и снабдил перевод
своим предисловием. Он рекомендовал эту работу в качестве до-
кумента для изучения истории социал-демократии, в качестве же
руководства к действию он советовал использовать сделанное
К. Каутским объяснение к Эрфуртской программе германской
партии.
Апрель 1893 г.дата возникновения в стране социал-демо-
кратической партии (ее полное название Социал-демократиче-
ская партия рабочих Румынии (СДПРР)). В принятой ею про-
грамме излагались основные положения марксистской теории: о
неизбежности гибели капитализма и замены его социалистиче-
ским обществом; о пролетариате как могильщике капитализма;
о необходимости его организации и вооружении теорией научного
социализма. В программу был включен ряд требований: всеобщее
избирательное право, включая женщин; бесплатное светское об-
разование; гарантия свободы, слова, собраний и ассоциаций.
Впервые в истории Румынии была сформулирована программа
специфически рабочих требований: 8-часовой рабочий день, уза-
конение дней отдыха, запрещение детского (до 14 лет) труда.
Вместе с тем принятие всех этих правильных положений не
означало, что реформисты сложили оружие: в преамбуле про-
граммы говорилось, что социалистические преобразования долж-
ны осуществиться сперва в развитых странах Западной Европы.
В ожидании этого румынские социалисты должны заниматься ор-
ганизацией и пропагандой: «Отсюда следует умеренность социа-
листической тактики у нас, говорилось в преамбуле, разви-
тие движения по пути полной легальности». В соответствии с ус-
тавом партия представляла не боевой штаб трудящихся,
а аморфное объединение кружков, клубов и профсоюзов (причем
последним было предписано заниматься лишь экономическими
вопросами и не вторгаться «в политику»). Явно реформистские
манипуляции лидеров отпора на проходившем в Бухаресте в мар-
те 1893 г. съезде рабочих кружков, клубов и организаций не
встретили, что свидетельствовало о теоретической неподготовлен-
ности собравшихся делегатов.
И все же, несмотря на эти огрехи, рождение рабочей партии
явилось великим событием в жизни страны. Развернулась работа
по профессиональной организации трудящихся, к началу XX в.
в стране действовали сотни союзов. Шире и тверже стало стачеч-
ное движение мощное средство классового воспитания. Шел
рост партийных рядов; в 1897 г. партия насчитывала 6 тыс. чле-
нов. Первомайские демонстрации являлись смотром боевитости
пролетариата. В тысячных колоннах празднично одетых рабочих
появились белые домотканые рубахи крестьян. Перепуганные
власти стали налагать запреты на «процессии любого рода со
знаменами или другими мятежными эмблемами».
Лучшие представители рабочего класса, проходя школу вос-
питания в СДПРР, возглавили стачки. В марте 1896 г. басто-
вал весь персонал крупнейшего деревообрабатывающего пред-
приятия «Гётц» в Галаце румыны, венгры, немцы. В 1898 г.
прекратили работу швейники Бухареста, Плоешти, Галаца, Бо-
тошани, Александрии. Накануне нового 1899 г. начался кон-
фликт в 24 типографиях, причем в 20 из них печатники после трех
месяцев борьбы добились повышения зарплаты. Бастовали транс-
портники (включая персонал недавно появившейся конки), пор-
товики, металлисты, стекольщики. Ширившееся движение вызы-
вало тревогу у реформистских лидеров СДПРР. Классовые схват-
ки, пусть экономические по характеру и еще недостаточно зрелые
организационно, пугали их своей решимостью. Многочисленные
столкновения с властями не укладывались в рамки легальности
и упорядоченного движения за всеобщее избирательное право.
«Сверху» началось осуждение «стачечных увлечений», призывы
расширить избирательную базу путем блокирования с либера-
лами.
Дискуссии на съездах становились все ожесточеннее и достиг-
ли кульминации в 1899 г. От лица оппортунистического руковод-
ства выступил Дж. Диаманди. Он вытащил на свет, казалось бы,
давно отвергнутый тезис об отсутствии в Румынии условий для
социализма, объявил прошлую деятельность СДПРР утопической
и предложил встать на путь «реализма», т. е. добиваться демокра-
тических реформ, а для этого «привлечь в наши ряды все то хо-
рошее, что есть в буржуазии». Иными словами, он собирался за-
менить СДПРР организацией с широким участием буржуазных
кругов.
С отповедью оппортунистам выступил К. 3. Буздуган:
«Диаманди берет из доктрины Маркса лишь то, что ему подхо-
дит, и отвергает... то, ради чего сформулирована теория классо-
вой борьбы...» Он заявил ликвидаторам: «Вы отрицаете, Что в
Румынии существуют эксплуататоры и эксплуатируемые. Доста-
точно спросить любого рабочего, сидящего здесь, подвергается ли
он гнету... и в ответе вы можете не сомневаться».
После горячей схватки между правыми и левыми съезд пре-
рвал свои заседания как оказалось, чтобы больше не возобнов-
лять их. Убедившись, что, действуя в уставных рамках, добиться
самороспуска партии не удастся, 50 ликвидаторов открыто пере-
шли к либералам. Буржуазия нарекла их «великодушными».
А. Ионеску от имени революционеров писал: «Мы не можем от-
казаться от партии и от нашего идеала. Мы рабочие-социа-
листы и останемся ими, ибо наши политические и экономические
интересы не позволяют нам идти другим путем. Мы... являемся
и останемся верными солдатами красного знамени международ-
ного пролетариата».
Но сохранить партию не удалось. Временно она прекратила
существование, расколовшись на группы, которые стали вновь,
как и 15 лет назад, собираться в кружки. В 1902 г. удалось вы-
пустить 23 номера еженедельника «Ромыниа Мунчитоаре»
(«Рабочая Румыния»). В течение почти двух лет ленинская
«Искра» переправлялась в Россию через Яссы, Галац и Тулчу.
Трудности были велики. «В Румынии полицейские порядки не
лучше русских, литературу нельзя посылать не только тюками,
но и почтовыми пакетами, все конфискуется, слежка и шпионст-
во страшные», свидетельствовала Н. К. Крупская. В ноябре
1902 г. связь оборвалась по причинам по сей день неизвестным.
Подлинной датой возрождения румынского социалистического
движения стал 1905 год. Вести о революции в России встретили
восторженный отклик в среде рабочих и прогрессивной интелли-
генции. 24 января в столичном зале «Эфория» состоялся митинг
протеста против «Кровавого воскресенья» и солидарности с рус-
ской революцией. Через три дня вышла газета «Жос деспотиз-
мул» («Долой деспотизм») с манифестом столичного кружка и
переводом горьковской «Песни о буревестнике».
Летом в порт Констанцу прибыл броненосец «Потемкин». Его
команда встретила теплый прием у местного населения. Потем-
кинцы рассеялись по стране, которая для многих стала второй
родиной, и внесли свой вклад в развитие рабочего движения. Вы-
дать их на расправу царским властям бухарестское правительст-
во не посмело.
Начавшийся в 1905 г. подъем стачечного движения продолжал-
ся и в следующем: только в Бухаресте произошло 56 конфлик-
тов. На первых порах остро ощущалось отсутствие единого цент-
ра, хотя бы профсоюзного. В августе 1906 г. была создана
Генеральная комиссия профсоюзов.
Вести из России будоражили ее юго-западную соседку. По
мере того как нарастали глубина и размах революционного дви-
жения, руководимого пролетариатом, смолкали восторги и руко-
плескания в румынской либеральной и радикальной среде. Рево-
люция ломала традиционную, навязываемую реформистами схему
прихода социализма от передового и просвещенного Запада и
приобретала все большую привлекательную силу в глазах рабо-
чих. События в России способствовали усилению глубинных
процессов, порожденных социальной действительностью в самой
Румынии. Возросли боевитость пролетариата и стремление со-
циалистов к объединению. В рядах последних началось размеже-
вание по вопросу о том, каким путем идти легальным, реко-
мендуемым лидерами II Интернационала, или русским, с исполь-
зованием вооруженной силы.

Назад к содержимому | Назад к главному меню