Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Маневры либералов

Страны в истории > Румыния

Стачки и демонстрации рабочих, их стремление к организации в
разных формах, непрекращавшиеся волнения в деревнях, вылив-
шиеся в могучее восстание 1907 г., вызывали страх в кругах
буржуазии, представленной прежде всего либералами. Ставшую
привычной «политику кнута» (что выразилось в удвоении чис-
ленности сельской жандармерии, в проведении закона Орляну,
в расправах над непослушными) надо было чередовать с «поли-
тикой пряника», т. е. реформ.
«Господа, твердил на собрании либералов уезда Брэила в
мае 1907 г. министр внутренних дел И. Брэтиану-младший,
жизненно необходимо воспрепятствовать перерастанию полити-
ческой борьбы в государстве в гражданскую войну между клас-
сами». Не добрая воля, а социальная необходимость пробудила
либералов от спячки в области реформ, в которой они пребывали
с конца 80-х годов XIX столетия. Реформа (притом ограничен-
ная) против революции так можно определить их основную по-
литическую линию после 1907 г. В 1913 г. брат лидера либераль-
ной партии Иона Брэтиану-младшего и сам видный либерал
Винтила выступил с книжкой «Государственные кризисы».
1907 г. он оценивал так: восстание «по своему размаху, от одной
границы страны до другой, по своему неистовству, по единообра-
зию своих проявлений, явилось почти что революцией... Лицо,
отсутствие подготовки, организации, связи между теми, кто ру7
ководил повстанцами в отдельных селах, помешало решительно-
му направлению этого всеобщего движения против существую^
щего государственного строя, и оно приняло характер восстания
против помещиков».
Социал-демократия еще не ставила вопроса о союзе с кресть-
янством, а Винтила Брэтиану, как представитель национальной
буржуазии, уже предвидел грозные для нее последствия: «Неор-
ганизованное восстание 1907 г. может найти организацию в горо-
дах и превратиться таким образом в будущем из восстания в
революцию. Экономический кризис, падение заработков, безрабо-
тица могут послужить той искрой, которая в накаленной атмо-
сфере произведет взрыв».
Преодолевая сопротивление твердолобых в помещичьих кру-
гах, либералы в 19081910 гг. провели через парламент несколь-
ко половинчатых законов, которые в очень ограниченной степени
способствовали развитию капитализма в сельском хозяйстве;
были запрещены особо тяжелые для крестьян виды отработок,
установлены максимальные ставки арендной платы и минималь-
ные расценки на отдельные сельскохозяйственные работы (при-
чем и максимум и минимум определяли по уездам комиссии,
в которых помещики имели решающий голос) ; создана так назы-
ваемая сельская касса, получившая право скупать землю целыми
поместьями, сдавая их затем в аренду крестьянам участками.
Волновавший крестьян вопрос о земле не был даже поднят'.
Принятые законы являлись румынским вариантом пресловутой
столыпинской реформы, направленной на укрепление кулачества:
надо было создать слой зажиточных крестьян, которые, по ело-?
вам В. И. Ленина, «не за страх, а за совесть» 2 защищали бы
принцип собственности. Но, столкнувшись с сопротивлением рет-
роградов, либералы не справились с этой задачей, ограничились
половинчатыми мерами.
Действительно, число земельных участков в 1050 га, при-
годных для развертывания капиталистического хозяйства, вы-
росло к 1912 г. (по сравнению с 1902 г.) на 12 тыс., но ценой
разорения тысяч крестьян, что грозило новыми социальными ос-
ложнениями.
Если добавить к почти удвоившемуся за 10 лет числу владель-
цев мельчайших участков 370 тыс. семей, лишенных земли, то
станет ясно, что взрывоопасный потенциал румынского села ни-
чуть не уменьшился.
В 1914 г. либералы добились успеха на выборах, соблазняя
избирателя двумя реформами избирательной и аграрной. По-
следняя предусматривала принудительный выкуп у латифунди-
стов, владельцев поместий более тысячи гектаров, около четверти
принадлежавших им земель. Что же касается первой реформы,
то либералы под лозунгом «единой коллегии» предложили некую
пародию на всеобщее избирательное право: подлежали отмене
ранее существовавшие коллегии и двустепенная система избра-
ния для рабочих и крестьян, однако к урнам допускались лишь
грамотные, а таковых в Румынии было около пятой части насе-
ления. Если бы либеральные планы осуществились, число избира-
телей возросло бы со 100 тыс. до 300 тыс. при общем населении
около 8 млн.
Набиравшая силу сельская верхушка начала проявлять себя
в идеологии. Бывший русский народник Константин Стере еще
в 90-х годах XIX в. выступил с серией статей, в которой обосно-
вал новое течение общественно-политической мысли, назвав его
попоранизмом (народничеством). Преемственность этого течения
с русским предшественником очевидна, но не с революционным
народничеством 70-х годов, а с его буржуазно-либеральным эпи-
гонством конца прошлого века.
Стере призвал либералов оплатить свой долг народу (практи-
чески крестьянству), вести работу в защиту его интересов. При
этом он ссылался на Россию: «...существует же страна, в которой
интеллигенция смогла дать пример бесподобного героизма и
жертвенности». Народ во взглядах Стере выступал как пассив-
ный объект защиты и покровительства со стороны «культурных
слоев», его самодеятельность отрицалась. Филантропические, ре-
формистские взгляды Стере вполне уживались с либерализмом:
сам он занимал видное положение в либеральной партии,
в 1907 г. способствовал подавлению крестьянского восстания, на-
ходясь на посту префекта важнейшего уезда Яссы. Вскоре Стере
выпустил серию статей под названием «Социал-демократия или
попоранизм», в которых доказывал жизнеспособность мелкой соб-
ственности в Румынии и предрекал неудачу попыткам насадить
здесь социализм, расценивая их как распыление сил и средств
«в стране, столь бедной молодой энергией, энтузиазмом, идеализ-
ма?
мом». Накануне первой мировой войны именно ему глава прави-
тельства Ион Брэтиану-младший поручил выработку и внесение
в палату депутатов аграрного законопроекта, который не пред-
ставлял ничего разрушительного для помещичьей собственности
и не был претворен в жизнь по причине начавшихся военных
действий.
От попоранизма тянется цепочка к царанизму политическо-
му течению, в теории выступавшему под знаменем «крестьянско-
го государства», а на практике представлявшему интересы сель-
ской буржуазии. В 1914 г. вышла брошюра одного из будущих
лидеров царанистской партии, Иона Михалаке, под заголовком
«Какую политику нам проводить?». Критическая ее часть должна
была способствовать популярности автора, который писал о не-
совместимости латифундистской системы и подъема земледелия,
о вопиющей несправедливости избирательного закона. Михалаке
считал, что «нельзя ожидать крупной крестьянской реформы ни
от партийных бояр, ни от боярских партий», и требовал «под-
нять к жизни миллионное крестьянство».
Однако, ветупая в область конкретного, он терял весь свой
пыл. Михалаке предлагал ограничить поместья 2 тыс. га (для
сравнения скажем, что состоявший в консервативной партии
теоретик-аграрник Константин Гарофлид считал пределом разум-
ного размера имения для ведения рационального хозяйства
500 га). Ничего «сокрушительного» не представляли и политиче-
ские идеи Михалаке: он выдвигал предложение, чтобы 10 негра-
мотных граждан (понимай крестьян) выставляли одного вы-
борщика в парламент. Это и являлось, по терминологии Михала-
ке, «классовой борьбой», имевшей целью «установление нацио-
нального равновесия между классами», а на самом деле учет
интересов деревенской верхушки.
Усилия либералов половинчатыми реформами сломить хребет
рабочему движению успехом не увенчались. Мировая война за-
стала его на подъеме. Первомай 1914 г. прошел под лозунгами:
«Долой монархию!», «Да здравствует всеобщее избирательное
право!», «Да здравствует всеобщая забастовка!». На съезде
СДПР прошло предложение о конфискации всех имений пло-
щадью свыше 100 га. Правда, далее вопрос рассматривался в на-
правлении неприемлемом для крестьян: образовавшийся государ-
ственный фонд должен был сдаваться в аренду, в том числе и
мелкими участками. Румынская деревня, поколениями боровшая-
ся за предоставление земли в собственность, связывала со словом
«аренда» самую лютую эксплуатацию.
За семь первых месяцев 1914 г. произошло 55 стачек, в числе
которых было несколько крупных (на деревообрабатывающем
предприятии «Гётц» в Галаце, печатников типографии «Гёбл»
и особенно работников трамвая в Бухаресте). Вопреки закону
Орляну произошли волнения на заводе «Арсенал» и в железно-
дорожных мастерских Бухареста. Война прервала подъем рабо-
чего движения и заставила его обратиться к другим вопросам.

Назад к содержимому | Назад к главному меню