Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

От режима абсолютизма к дуалистическому правлению

Страны в истории > Румыния

Осенью 1849 г. габсбургская реакция торжествовала победу,
24 сентября (6 октября) в Араде были расстреляны 13 пленных
генералов венгерской революционной армии. Палач в офицерском
мундире Хайнау вешал командиров венгерских отрядов, ставил к
стенке всех участников революции, ранее занимавших командные
должности в австрийской армии. Император Франц Иосиф отрек-
ся от тяготившей его Ольмюцкой (Оломоуцкой) конституции,
предусматривавшей созыв парламента и создание ответственного-
перед ним министерства. В Австрийской империи был реставри-
рован абсолютизм.
У венской бюрократии нашлось, однако, достаточно политиче-
ского благоразумия, чтобы не восстанавливать крепостнический,
строй. Проведенные в 18481849 гг. аграрные реформы остались
в силе. В Трансильвании и Банате 170 тыс. участков земли пе-
решли за выкуп в руки крестьян. Управлять, опираясь только
на штыки, двор не мог и игнорировать интересы поднимавшегося
австрийского крупного капитала был не в состоянии. В свою-
очередь, буржуазия, смертельно напуганная 1848 г., восстаниями,
в самой Вене, отпадением Венгерского королевства, угрозой раз-
вала многоплеменного государства, приняла политическое руко-
водство аристократии на условиях определенного учета ее инте-
ресов. Она приветствовала курс на централизацию управления,
проведение единой экономической политики, ломку перегородок
между национальными районами. Все это способствовало созда-
нию единого общегосударственного рынка, на котором крупный
австрийский капитал занял господствующие позиции. Его пред-
ставители А. Бах и К. Брук стали членами правительства, а сама
утвердившаяся после 1849 г. система вошла в историю под на-
званием «баховской». Действовала она с помощью разветвлен-
ной чиновничьей и военно-полицейской сети.
Трансильвания была отделена от Венгерского королевства
(в наказание последнего за «мятеж»). Однако надежды деяте-
лей румынского движения на приобретение национальных прав
были разбиты вдребезги. Кайзер и двор проявили «черную не-
благодарность» по отношению к поддержавшим их в тяжелую-
минуту румынам. Ходатайства об образовании единой нацио-
нальной области остались без внимания. В марте 1850 г. много-
численная, из 37 членов, румынская делегация отправилась на
прием к императору. Тот принял лишь одного верноподданниче-
ски настроенного митрополита Андрея Шагуну; попытка члена
делегации Аврама Янку добиться аудиенции привела к тому, что
его выдворили из столицы. Именно тогда бывший вождь повстан-
цев произнес горькие слова: «Не за трон сражался я, а за на-
цию».
Трансильвания была перекроена так, чтобы в каждом из ее
шести округов проживало разнонациональное население. Банат
включили в сербскую Воеводину. Старый испытанный принцип
«разделяй и властвуй», постоянное натравливание народов друг
на друга оставались основой политики двора и кабинета. Набран-
ные в Австрии, Чехии, Галиции чиновники, не знавшие местных;
языков, чуждые трансильванским традициям, проводили полити-î
ку «органического» вхождения области в империю с помощью
военной и финансовой полиции и жандармерии.
Между тем на империю обрушилась серия внешнеполитиче-^
ских неудач. Во время Крымской войны 18531856 гг. Вена^
удивив, по выражению канцлера Шварценберга, мир своей не-?
благодарностью, заняла резко враждебную, открыто угрожающую1
по отношению к царизму позицию, не сумев в то же время заво-1
евать расположения англо-французской коалиции. Официальный
Петербург в отместку остался в стороне, когда в 1859 г. Габсбур-
ги потерпели поражение от Франции и Сардинского королевства,1
а в 1866 г. от Пруссии. Претензии венского двора на руководя-1
щее место в Центральной Европе и на роль объединителя Герма-
нии потерпели провал. Реванша она искала, пытаясь усилите
свое влияние на Балканах. Внутри страны, особенно на нацио-1
нальных окраинах, монархия не могла дольше управлять, ошН
раясь лишь на солдатский штык и действуя жандармским кну-^
том.
«Слабая, нищая, поверженная, истощенная, ставшая жерт-*
вой внутренних раздоров», Австрия, по выражению Ф. Энгельса»
стояла перед угрозой финансовой катастрофы и «второй австршИ
ской революции» 4. В августе 1860 г. в_ Трансильвании пропшЙ
антиправительственные демонстрации; в городах Сигете, Залэу|
Тушнаде в них приняли участие жители румынских, венгерскш|
и украинских сел.
Показателем подъема национального движения явилось созда-
ние двух культурно-просветительных центров: венгерского «Тран-
сильванского музея» и «Ассоциации румынской литературы i
культуры Трансильвании» («Астра»). Группа деятелей во глав*
с Георге Барициу выработала программу реформ, включившуК
признание политической автономии румын, созыв их конгресса, Ï
масштабе империи, образование этнически однородных областей
равноправие там румынского языка в законодательстве и админи!
страции, свободу слова, собраний и ассоциаций, снижение избй
рательного ценза, пропорциональное представительство национале
ностей Трансильвании в сейме и администрации.
Фрапцу Иосифу пришлось пойти на «либерализацию» режима,
придав ему некое подобие конституционных форм. В 1860 г. им-
ператор издал так называемый Октябрьский диплом, расширив-
ший права венгерского Государственного собрания. Воеводина и
Банат были возвращены в состав Венгерского королевства, мадь-
ярский язык был признан в его пределах официальным. Это, как
писал Ф. Энгельс, должно было «послужить исключительно воз-
буждению венгерских славян, румын и немцев против мадьяр-
ской национальности» 2. Венгерские правящие круги, помещики
и крупные капиталисты, не желали удовлетворяться половинча-
тыми уступками, сделанными Веной; постепенно проступали кон-
туры программы их соучастия в управлении всеми делами им-
перии при условии включения Трансильвании в состав королев-
ства.
Некоторое время двор и венская канцелярия лавировали, пы-
таясь подачками в виде снижения избирательного ценза «приру-
чить» румынское движение, действуя через лидеров его консерва-
тивного крыла А. Шагуну и униатского митрополита А. Стерца-
Шулуциу. Однако Габсбурги сами вскоре испугались конфронта-
ции с Пештом и пошли на попятную, согласившись на унию
Траттсильвании с Венгерским королевством. «Нас пожертвовали
венграм», сказал Шагуна после аудиенции у кайзера, сообщив-
шего о принятом решении. Возражать он не посмел. «Воля Ва-
шего Величества закон для румынской нации», согнувшись
в поклоне, молвил прелат. Петиция протеста, направленная в
Вену по инициативе Г. Барициу, с полутора тысячью подписями
осталась без внимания.
После сокрушительного поражения под Садовой в войне с
Пруссией в 1866 г. императорская власть пошла па далеко иду-
щий компромисс с венгерскими правящими кругами. Монархия
была преобразована в дуалистическое Австро-Венгерское государ-
ство. В Венгерском королевстве все внутренние дела решались
его парламентом и правительством; общими оставались три мини-
стерства (военное, финансов и иностранных дел).
Соглашение одновременно являлось сделкой между крупной
буржуазией и помещичье-аристократическими кругами, влия-
тельными в обеих частях империи, державшими в своих руках
армию и дипломатию. Сущность компромисса являлась капитали-
стической: монархия, обремененная феодальными пережитками,
с унаследованной от средневековья политической надстройкой в
какой-то мере приспосабливалась к нуждам капиталистического
развития; капитал, в свою очередь, относился с «должным уваже-
нием» к интересам земельной аристократии, военщины и церк-
ви, оставляя за ними высшие эшелоны управления и руководство
духовными делами.
Соглашение санкционировало вхождение в состав Венгерского
королевства Хорватии, Славонии и Трансильвании. Сделку двор
оплатил предательством своих союзников по 1848 году, умеренно-
консервативных лидеров южнославянского и румынского нацио-
нального движения.
Встревоженный Лайош Кошут прислал из эмиграции откры-
тые письма («письма Кассандры»), предупреждая, что подобный
оборот событий исключает удовлетворительное решение нацио-
нального вопроса в самой Венгрии и предрешает враждебное
отношение к ней Румынии и Сербии. К его голосу не прислу-
шались. В Пеште закусили националистические удила, встав на
путь законодательного ограничения прав и насильственного по-
давления движения угнетенных народов.
В 1868 г. был принят так называемый закон ДеакаЭтвеша,
по которому все жители королевства считались принадлежавши-
ми к «неделимой, единой венгерской нации». Формально гаранти-
ровалось употребление немецкого, хорватского, словацкого, сло-
венского, румынского, украинского языков в администрации, шко-
ле и суде, но шовинистически настроенные дворяне-мадьяры, сто-
явшие во главе местного управления, делали все, чтобы нарушить
это право.
Характерно, что внесенный на обсуждение Ф. Деаком и Й. Эт-
вешем законопроект голосовался в полупустом зале: румынские,
сербские и украинские депутаты пештского Государственного со-
брания, представлявшие большинство населения королевства,
предложили гарантировать национальное равноправие «историче-
ских государственных народностей Венгрии: мадьяр, румын,
сербов, словаков, русских [т. е. закарпатских украинцев. Авт.

Назад к содержимому | Назад к главному меню