Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

В огне войны

Страны в истории > Румыния

Кампания 1916 г. протекала для румынской армии несчастливо.
Первые дни операций как будто бы оправдывали самые оптими-
стические надежды, вытекавшие из подсчета сил: в Трансильва-
нии и Банате, вдоль румынской границы, было сосредоточено
всего 46 батальонов, 6 эскадронов и 25 батарей австрийской ар-
мии. Еще с конца 1915 г. им противостояли втрое превосходящие
силы королевских румынских сил (126 батальонов, 77 артилле-
рийских батарей всего 135 тыс. человек). Мобилизация довела
их численность до 420 тыс. штыков и сабель.
Румынские войска заняли перевалы Карпат, местное румын-
ское население встречало их дружественно. Через несколько дней
был занят город Брашов и передовые части подошли к Сибиу. Од-
нако тут пришли тревожные вести с юга. 24 августа под на-
тиском болгарских войск, поддержанных немецкими отрядами,
пала крепость Туртукай. Прибывший в Добруджу 47-й русский
корпус под начальством генерала А. М. Зайончковского действо-
вал неудачно и выправить положение не сумел.
«Наступление в Трансильвании, начатое многообещающе, не
велось достаточно энергично»,указывают авторы коллективно-
го труда «Румыния в первой мировой войне». Его темп 23 км
в сутки был неудовлетворительным, давая противнику время
для концентрации войск.
Еще более резкую оценку дал действиям румынского коман-
дования противник: румынская армия «продвигалась вперед че-
репашьим шагом», ее генералы, «не понимая большой войны... не
использовали благоприятного положения, которое... создавалось
для них вследствие оттягивания дивизий к Днестру и Карпатам.
Они... попусту теряли время...». В то же время неприятель отме-
чал «стойкость» солдата-крестьянина.
25 августа, на 11-й день наступления, румынская армия в
Трансильвании получила приказ остановиться; 2 сентября глав-
ная квартира решила перенести центр тяжести операций на юг.
Наступление на севере было остановлено, значительные силы
спяты с фронта, погружены в эшелоны и отправлены на юг.
Австро-германские войска в Трансильвании получили передыш-
ку; туда спешно перебрасывались подкрепления. Всего к концу
сентября здесь был сосредоточен сильный кулак 19 пехотных
ц 3 кавалерийские дивизии. Неприятель перешел в наступление
и после ожесточенных сражений в Карпатах, в которых, по
признанию противника, «румыны в целом сражались очень хо-
рошо», ворвался в пределы «Старого королевства».
С 23 сентября в русскую ставку потоком шли требования о
помощи. Отношения между союзными штабами достигли крайней
степени напряженности. Подтвердились самые пессимистические
прогнозы русской главной квартиры. Поступавшие из Бухареста
вести относительно австро-германских войск в Могилеве счита-
ли фантастическими. «600 тыс. человек равны 60 дивизиям,
писал М. В. Алексеев румынскому представителю при ставке
генералу Коанде. Откуда возьмут их немцы? Им едва ли
удастся наскрести 20 дивизий». 2 октября Алексеев передавал
генералу Д. Илиеску, что, по его сведениям, войска неприятеля
составляют 251 батальон и 70 эскадронов. «Силы противника,
указывал он, как Вы соизволите усмотреть, вовсе не столь
грозные, чтобы могли говорить о критическом или крайне тяже-
лом положении. Мы имеем 331 румынский, 52 русских батальо-
на, всего 383...»
Несомненно, русское командование, занимаясь механическим
подсчетом сил, допускало ошибку, игнорируя измотанность ру-
мынской армии, ее стремительно сокращавшуюся способность к
сопротивлению, больший боевой опыт немецких и австрийских
полков, более умелое ведение войны со стороны их командова-
ния, густую сеть железных и шоссейных дорог у них в тылу.
Существовали и объективные обстоятельства, в крайней степени
затруднявшие быструю помощь и создание обороны русскими
войсками.
Многолетняя экономическая, политическая и стратегическая
ориентация королевской Румынии на Тройственный союз привела
к тому, что с восточным соседом ее соединяла одна одноколей-
ная дорога с ограниченной пропускной способностью, на которой,
в условиях отступления и эвакуации, начался хаос; укрепленная
линия ФокшаныНамалоаса была предназначена для обороны
с востока. Попытки договориться с румынским штабом насчет
общего плана операций провалились. Русская штаб-квартира на-
стаивала на отступлении из западных областей Румынии с
целью сокращения линии фронта и спасения армии.
«...При существующей обстановке давать разбитыми войска-
ми полевое генеральное сражение победоносному, вдвое сильней-
шему противнику было бы безумием, ибо неминуемо подобный
образ действий повлечет за собой полное уничтожение румын-
ской армии», писал А. А. Брусилов. Уговоры с русской сторо-
ны не подействовали. Правительство и генеральный штаб Румы-
нии считали невозможным отступать без решающего боя.
Операция «собственного измышления», по словам Брусилова (точ-
нее, разработанная вместе с главой французской военной миссии
генералом К. Вертело), была проведена в жизнь.
Части румынской армии, даже по свидетельству врага, дер-
жались упорно. Но неизбежное случилось: сражение на равни-
не было проиграно. После этого Бухарест был сдан без боя;
на его окраине оккупантов встретили выстроившиеся в парадной
форме подразделения столичной полиции, готовые крушить «вра-
га внутреннего» по требованию австро-германских властей.
Остатки румынской армии отступали на север. План русского
командования создать у них в тылу прочную линию обороны
осуществить не удалось. Подвозить войска по железной дороге
к фронту было невозможно, во-первых, потому, что линии фрон-
та не существовало и румынская армия откатывалась назад;
во-вторых, из-за плохой работы самих железных дорог. Высажи-
вать свои части русскому командованию приходилось за десятки
и даже сотни километров от места боев. В зимнюю распутицу
солдаты совершали изнурительные марши, прежде чем прийти в
соприкосновение с противником.
В румынской армии в строю осталось 70 тыс. человек одна
десятая часть мобилизованных за четыре месяца до этого сол-
дат. Из 430 верст вновь образованного Румынского фронта лишь
30 обороняла 2-я армия генерала А. Авереску. Из 609 батальо-
нов союзных сил лишь 74 были румынскими. До крайней степе-
ни были пзмотаны и австро-германские войска. Их наступатель-
ный порыв выдохся, 28 декабря 1916 г. (10 января 1917 г.)
немецкое командование издало приказ своим войскам перейти к
обороне. Фронт стабилизировался.

Назад к содержимому | Назад к главному меню