Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Революционный подъем

Страны в истории > Румыния

Весть о Февральской буржуазно-демократической революции в
России произвела в правящих кругах Ясс впечатление разорвав-
шейся бомбы. Шесть дней И. Г. Дука, министр почт и телегра-
фа, задерживал сообщение из Петрограда в тщетной надежде па
то, что события повернут вспять. Русские войска быстро рево-
люционизировались. В полках, дивизиях и армиях возникли
Советы солдатских депутатов. Беспрекословная дисциплина дала
трещину. Солдаты митинговали; ненависть к войне росла вместе
с тягой домой.
В день Первомая 1917 г. русские солдаты вместе с румын-
скими рабочими вышли на улицы Галаца, Бырлада, Текучи, Ба-
кэу, Романа. Но главные события, естественно, разыгрались
в Яссах. Здесь после митинга 15-тысячная колонна с красными
знаменами и транспарантами, на которых на русском и румын-
ском языках были начертаны лозунги: «За мир без аннексий и
контрибуций!», «Да здравствует Интернационал!», «Да здравст-
вует братство между народами», двинулась из пригорода Сокола
к площади Объединения. В ходе демонстрации был освобожден
X. Г. Раковский, который с начала войны содержался под до-
машним арестом. Вышел из подполья М. Г. Бужор.
«Тысячи граждан, писали румынские социалисты в листов-
ке К гражданам", вышли на улицы, приветствуя освободите-
лей, красные знамена и освобожденных». «Власти как сквозь
землю провалились», говорилось в листовке. Заключалась она
призывом «смести подлых и праздных подонков, которые господ-
ствуют в стране и высасывают из нее все соки, освободить за-
крепощенный народ». Румынские войска были заперты в казар-
мах.
Полиция получила указание не препятствовать шествию
так велик был страх перед русской революцией. Король
Фердинанд спешно выехал на фронт; в выступлениях перед сол-
датами он обещал им землю после войны.
Это был хотя и вынужденный, но умелый маневр. Объятые
желанием освободить от захватчиков родную страну, стремясь
домой, а дом у подавляющего большинства солдат находился
за линией фронта, получив из уст монарха долгожданное обе-
щание аграрной реформы, румынские войска в своем громадном
большинстве остались в подчинении у командования. На 9 (22)
июля 1917 г. русские войска еще занимали фронт длиною 390,
а румынские 70 км. Но процесс революционизирования шел
быстро, русские солдаты не желали воевать. Летнее наступление
1917 г. показало это с полной очевидностью, и осенью воссоз-
данная румынская армия численностью почти в 0,5 млн человек
заняла всю линию окопов. В сражениях при Мэрешти, Мэрэшеш-
ти и Ойтузе она показала высокую боеспособность.
11 июля части 2-й румынской армии, поддерживаемые с обеих
флангов русскими войсками, перешли в наступление. Передовые
подразделения, незаметно подобравшись к немецким окопам, вор-
вались в них. Под угрозой окружения неприятель покинул село
Мэрешти. Бои были упорными, каждая высота бралась в жар-
кой схватке. За несколько дней было освобождено до 500 кв. км
территории, 30 сел и деревень. Румыны захватили около
3 тыс. пленных и 45 пушек; участвовавшие в операции русские
войска 1 тыс. пленных и 40 орудий.
Немецкое командование во главе с опытнейшим фельдмарша-
лом А. Макензеном немедленно стало готовить контрнаступление.
Германцы собирались нанести удар по линии ФокшаниМэрэшеш-
тиАджуд, австрийцы севернее, по долине р. Ойтуз, с тем
чтобы, соединившись в районе Аджуда, загнать в мешок и
уничтожить румынские силы, а затем открыть себе путь в Юж-
ную Россию. 24 июля немцы тактически очень удачно начали
сражение на фронте в это время происходила замена частей
русской IV армии румынскими войсками. И все же даже в этих
условиях противнику удалось добиться лишь кратковременного
и непрочного успеха. Бои продолжались почти месяц. Село
Мэрэшешти переходило из рук в руки. В конце концов немец-
кие атаки захлебнулись. Безрезультатно закончилась и попытка
австрийского наступления в долине р. Ойтуз. Германские потери
достигали почти 50 тыс. человек убитыми, ранеными и пленными.
Наступательные планы прусской военщины потерпели крах.
Вывести из игры Румынию не удалось, планы вторжения на юг
России были сорваны. Сражение при Мэрэшешти продемонстри-
ровало реальную боевую мощь возрожденной румынской армии.
И в то же время победа укрепляла позиции правительства Брэ-
тиану и повышала его престиж в стране.
Октябрьскую социалистическую революцию русские части
Румынского фронта встретили митингами и собраниями. Больше-
вики еще не имели большинства в солдатских Советах. Но дек-
реты о мире и о земле сделали свое дело. Армия переходила на
сторону Советской власти. 2 декабря на совещании большевиков
в частях IV и IX армий, расквартированных в районе Яссы
Сокола, был образован ревком, провозгласивший себя высшей
властью на румынском фронте.
Д. Г. Щербачев, командовавший русскими войсками фронта,
оказался генералом без армии. Подчиниться распоряжению Со-
ветской власти о перемирии он не пожелал, противодействовать
тяге солдат к миру не мог. Румынское правительство тоже иг-
норировало ленинский Декрет о мире, обращенный ко «всем
воюющим народам и их правительствам». 24 ноября (7 декабря)
в Фокшанах начались сепаратные переговоры уполномоченных
вставшего на путь измены Щербачева и румынского командо-
вания.
«Мирную передышку» Щербачев хотел использовать для раз-
грома большевистских частей. В конце ноября смещенный Сов-
наркомом с поста верховного главнокомандующего генерал
Духонин, Щербачев и украинская Центральная рада договорились
о создании на базе Румынского и Юго-Западного фронтов так
называемого Украинского фронта. Солдат принялись усиленно
растаскивать по «национальным» квартирам, чтобы они забыли
об общих классовых интересах. Явившиеся для переговоров
в штаб Щербачева члены Революционного комитета фронта и при-
бывший из Петрограда комиссар С. М. Рошаль были арестова-
ны; через несколько дней труп последнего был обнаружен в
окрестностях Ясс.
Затем Щербачев по договоренности с начальником штаба фран-
цузской военной миссии полковником Петэном обратился к ру-
мынам с просьбой разгромить «большевистское гнездо» в Яссах
и его пригороде Соколе.
Утром 9 (22) декабря части 1-й румынской дивизии окружи-
ли русскую железнодорожную бригаду на станции Сокола. Сол-
дат из бараков и вагонов согнали в поле и разоружили. Сопро-
тивлявшихся расстреливали на месте.
Так началась расправа со вчерашним союзником. Отступавшие
на родину русские полки наталкивались на заслоны румынской
королевской армии, разоружались и загонялись в концентра-
ционные лагеря.
16 (29) декабря 1917 г., получив первые сведения об арестах
русских солдат и занятии нескольких пунктов в Бессарабии,
НКИД направил румынскому посланнику К. Диаманди ноту, по-
требовав «покарать преступные элементы из румынского офицер*-
ства и румынской бюрократии».
Ни предупреждения, ни протесты не подействовали на румын-
скую реакцию. Новый, 1918 г. она начала с открытого вторже-
ния в Бессарабию и явного посягательства на установленную там
власть Советов. Делалось это с санкции и одобрения обеих на-
ходившихся в войне группировок, Антанты и Тройственного
союза. Для Антанты агрессия королевской Румынии служила
звеном в заговоре против Советской России, который плели
в Лондоне, Париже и Вашингтоне. Австро-германский блок
мечтал достичь сразу две цели: с одной стороны, нанести удар
Советской власти силами королевской Румынии, а с другой по-
ставить последнюю на колени на переговорах о мире. Действи-
тельно, целая румынская армия четыре дивизии полного со-
става проводила карательные операции в Бессарабии. «Наши
бои с максималистами, сообщал И. К. Брэтиану посланнику в
Париже В. Антонеску, делают для армии невозможным сопро-
тивляться немецкому наступлению».
23 января (5 февраля) 1918 г. германский фельдмаршал
А. Макензен в ультимативной форме потребовал начать мирные
переговоры. Предвидя это, Брэтиану заранее попытался заручить-
ся согласием Антанты на выход Румынии из войны. Дипломаты
Антанты отвергли его просьбу, и лидер румынских либералов,
не желая брать на себя ответственность за подписание тяжелых
условий мира, подал в отставку. Новый кабинет сформировал
генерал А. Авереску. Немцы давали понять, что предоставят
румынской олигархии свободу рук в Бессарабии. «Русская анар-
хия, заявил представитель их военной администрации, приве-
ла к созданию своего рода братства. Вы боретесь против боль-
шевиков в Бессарабии; мы вступили на Украину с той же
целью». Еще откровеннее изъяснялся министр иностранных дел
Германии Р. Кюльман: «Вам достаточно расстрелять каждого
десятого и восстановить порядок» (в Бессарабии).
20 февраля (5 марта) 1918 г. в Буфте, недалеко от Бухарес-
та, был подписан прелиминарный мирный договор, очень тяже-
лый для Румынии. Последняя отказывалась от Добруджи, не
только Южной, болгарской, но и Северной; при этом ей обеспе-
чивалась свобода торговли через порт Констанцу. Румыния
соглашалась на «исправление границы» с Австро-Венгрией, мас-
штабы которого подлежали уточнению; обязывалась принять
экономические требования Центральных держав.
В Яссах произошла следующая перегруппировка сил: по со-
вету И. К. Брэтиану формирование нового правительства король
Фердинанд поручил лидеру партии консерваторов А. Маргилома-
ну. Последний был известен последовательной прогерманской
ориентацией; он не покинул Бухареста при занятии его неприя-
телем и находился в сношениях с чинами немецкой военной
администрации. Теперь Маргиломана сочли наиболее подходящей
фигурой для ведения дальнейших переговоров о заключении
мирного договора.
24 апреля (7 мая) договор, еще более обременительный для
Румынии, был подписан в Бухаресте. Румыния отказывалась от
Добруджи, включая Северную; ей гарантировали лишь свободный
вывоз товаров по железной дороге ЧерноводаКонстанца; Австро-
Венгрия получила полосу по границе с Трансильванией пло-
щадью почти в 6 тыс. км; Румыния теряла проходы Карпатских
гор и «открывалась» для вторжения. Дунай превращался в сво-
бодный путь для немецкого и австрийского торгового и военного
судоходства. В договор вошли три германо-румынских экономи-
ческих соглашений (общее, о нефти и по вопросам сельского хо-
зяйства), превращавшие Румынию на 10 лет в сырьевой прида-
ток рейха.
Военные условия предусматривали сокращение румынской
армии до 20 тыс. солдат и офицеров в пехоте, 3,2 тыс. в кава-
лерии и 9 тыс. в артиллерии. Однако тут же делалась сущест-
венная оговорка: ограничения не касались Бессарабии. Здесь
румынская армия могла содержать две пехотные дивизии по шта-
там военного времени, усиленные егерскими батальонами, и две
дивизии кавалерийские. Их численный состав не определялся.
В июне парламент ратифицировал договор. Дело оставалось
лишь за королевской подписью. Фердинанд медлил. Между тем,
после того как захлебнулось в крови последнее отчаянное на-
ступление кайзеровской армии во Франции, стало очевидным, что
война Центральными державами проиграна. Австро-Венгрия со-
трясалась под тяжестью социальных и национальных противоре-
чий; считанные недели оставались до ее развала. Возвращение
в лагерь Антанты вновь встало в повестку дня. 24 октября
(6 ноября) 1918 г. Фердинанд дал Маргиломану отставку и при-
звал к власти генерала Коанду. Надо было спешить: Болгария,
Турция, Австро-Венгрия одна за другой вышли из игры. В пра-
вительственных кабинетах Антанты и США лежала немецкая
телеграмма с просьбой о перемирии. Германские войска в оди-
ночестве, без союзников, готовились к обороне по Дунаю. Коле-
бания ясских правителей кончились, когда стало известно, что
французские войска начали 27 октября (9 ноября) переправу
через Дунай. В тот же день Макензену был отправлен ультима-
тум с требованием вывести свои войска или сложить оружие в
24 часа. Текст документа явно носил на себе отпечаток спешки:
в 24 часа немецкое командование эвакуировать Румынию не мог-
ло, даже будь у него такое желание; складывать оружие было
не перед кем, ибо королевская армия, занятая карательными
операциями в Бессарабии, должна была еще провести дополни-
тельный призыв.
Вместо ответа Макензен начал спешно выводить свои части
из Румынии. 10 ноября (по новому стилю) истек срок ультима-
тума. Румынская олигархия вышла на сцену перед самым за-
крытием занавеса. Менее чем через сутки, 11 ноября, вступило
в силу Компьенское перемирие и первая мировая война прекра-
тилась...

Назад к содержимому | Назад к главному меню