Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

В тисках кризиса

Страны в истории > Румыния

Экономический кризис, охвативший капиталистический мир в
19291933 гг., поразил все основные отрасли экономики Румы-
нии и вызвал серьезные социально-политические потрясения в
румынском обществе на рубеже 30-х годов.
Первые настораживающие симптомы кризиса проявились в
спаде промышленного производства уже в 1928 г., а в критиче-
ский перпод лета 1932 г. наибольшее падение его достигло
57,7%. Остановились сотни предприятий добывающей, обрабаты-
вающей, легкой промышленности, свернулось производство круп-
ных металлургических заводов. По два-три дня в неделю работа-
ли предприятия пищевой, текстильной, кожевенной и других
традиционных отраслей румынской промышленности, меньше
пострадавших от кризиса. Лишь добыча нефти возросла в эти
годы с 4,8 млн до 7,3 млн т в основном за счет снижения ее себе-
стоимости и хищнической эксплуатации месторождений и рабочей
силы иностранными монополиями. Число нефтяников и их зара-
ботная плата сократились почти наполовину, а прибыли промыш-
ленников, прежде всего зарубежных, располагавших тремя чет-
вертями вложенного в эту отрасль капитала, значительно возрос-
ли и составили за три года кризиса 8,3 млрд лей.
Свертывание промышленного производства сопровождалось
массовыми увольнениями. В этот период насчитывалось 600 тыс.
полностью и частично безработных. Вместе с семьями они соста-
вили по меньшей мере 2 млн человек, лишенных средств к суще-
ствованию. Оборванные, голодные, истощенные нуждой люди ски-
тались по улицам. Официальная статистика отмечала в 1929
1933 гг. снижение зарплаты в промышленности на 37%; на транс-
порте этот показатель был еще выше.
Для румынской деревни экономический кризис имел самые
тяжелые последствия. Посевы зерновых и их урожаи значитель-
но сократились: при падении цен на сельскохозяйственную про-
дукцию почти вдвое продажа зерна не покрывала расходов
крестьянина по его производству, более четырех пятых хозяйств
были обременены долгами. К 1932 г. на 1 га полученной после
аграрной реформы земли приходилось 6,6 тыс. лей долга, что
равнялось стоимости самого гектара. Задолженность банкам и
ростовщикам, тяжелое налоговое бремя, отсутствие в беднейших
хозяйствах рабочего скота ускорили в эти годы процесс массовой
продажи наделов беднотой и частью середняков. Усилилось рас-
слоение деревни и концентрация земли в руках кулачества и по-
мещиков. Около 12 тыс. крупных собственников владели такой
же площадью, что и 2,5 млн крестьян.
Крестьянские семьи в массе своей ютились в убогих мазанках
с земляным полом, скученные все в одной комнате с маленькими
окнами; дая?е старшие члены семейства часто не могли себе по-
зволить такой роскоши, как кровать. Медицинская помощь прак-
тически отсутствовала. Смертность детей в возрасте до года
достигала почти 90%, а в целом по смертности населения буржуаз-
но-помещичья Румыния занимала одно из первых мест в капита-
листической Европе. В деревне неграмотность была почти пого-
ловной. При обследовании 55 сел в ряде районов страны выясни-
лось, что только шестеро сыновей крестьян-бедняков посещали
среднюю школу, а более половины учащихся первого класса из-за
нужды вынуждены были бросить школу, не получив даже на-
чального образования.
Крестьянские массы, обманутые обещаниями нацпонал-цара-
нистов вывести румынскую деревню к свету новой, лучшей жиз-
ни, обеспечили лидерам НЦП успех в борьбе за власть на пар-
ламентских выборах в декабре 1928 г. Победа была внушитель-
ной за НЦП проголосовали более 77% избирателей. Однако
развитие внутриполитической обстановки в стране в годы кризи-
са выявило несостоятельность программы и политики национал-
царанистского руководства, антинародную направленность его по-
литического курса, вызвавшего мощный отпор со стороны рево-
люционного движения трудящихся, что способствовало дестаби-
лизации буржуазной политической системы Румынии в 30-е годы.
О нарастании политического кризиса верхов в период правле-
ния НЦП свидетельствовала смена девяти кабинетов, проведение
трех парламентских выборов (несмотря на законодательно уста-
новленный срок легислатуры в четыре года), разложение буржу-
азной партийной системы. Если в 1928 г. насчитывалось семь ве-
дущих буржуазных партий, то вследствие многочисленных раско-
лов и блокировок в 1932 г. на политической арене страны дейст-
вовали уже 17 партий и группировок буржуазного лагеря.
Руководству НЦП не удалось укрепить единство рядов партии
в период своего правления. Придя к власти во главе первого на-
ционал-царанистского правительства, Ю. Маниу решительно огра-
ничил позиции и влияние царанистского крыла. Недовольные его
диктаторскими замашками, отколовшиеся от НЦП группировки
ветеранов царанизма К. Стере (в 1930 г.) и Г. Юнпана (в 1932 г.)
объединились в 1933 г. в радикал-царанистскую партию под пред-
седательством последнего. Она была немногочисленной и пестрой
по социальному составу, основу которого составляло среднее
крестьянство, городская мелкая буржуазия, большая часть демо-
кратической интеллигенции. РЦН выступала против политики
«открытых дверей», означавшей принесение в жертву иностран-
ным монополиям интересов мелкой и средней национальной бур-
жуазии.
Серьезные разногласия в руководстве национал-царанистской
партии проявились по вопросу об отношении к принцу Каролю.
Премьер-министр Ю. Маниу не был против возвращения на ро-
дину и возведения Кароля на престол, однако рассчитывал огра-
ничить прерогативы монарха рамками принципа «король царст-
вует, но не правит». Его соперник в руководстве НЦП А. Вайда-
Воевод, ярый монархист, близкий к дворцовым кругам, которому
правящая элита не раз доверяла наведение «твердой рукой» по-
рядка в стране и подавление выступлений рабочего класса и
крестьянства, собирался обеспечить себе место у кормила власти
даже в случае реализации честолюбивых и откровенно диктатор-
ских планов Кароля.
Национал-либеральная партия в период оппозиции погрязла в
распрях внутри своего руководящего центра. Одним из поводов
для раскола партийных верхов было отношение к возвращению
Кароля. «Старые» либералы во главе с председателем партии
В. Брэтиану энергично выступали против этого, а отколовшаяся
в 1930 г. группировка «молодых», возглавляемая Г. Татареску и
Г. Брэтиану, заявила о своих «глубоко династических чувствах»,
надеясь с помощью монарха вернуться к власти. Такой опытный
политик, как К. Арджетояну, начал создавать в 1932 г. свой
«Аграрный союз», малочисленную группировку представителей
монополистической олигархии и крупнейших землевладельцев,
рассчитывая на то, что именно эти силы могут пригодиться Ка-
ролю в его попытках создать себе опору среди старых и влиятель-
ных кругов румынских господствующих классов.
Несколько таких политически слабых группировок буржуаз-
но-националистического толка, как, например, национально-аграр-
ная партия О. Гоги, национальная партия Н. Йорги, не могла
отвоевать себе «места под солнцем» при соперничестве НЛП и
НЦП; Кароль использовал их лидеров в своих политических ма-
неврах для противовеса амбициозным расчетам национал-либера-
лов и царанистов.
Для укрепления своего контроля и подчинения государствен-
ного аппарата правительство Маниу в 1929 г. изменило систему
местного управления. Были созданы так называемые директора-
ты, которые контролировали и направляли деятельность местных
органов власти под руководством соответствующего центрального
министерства. Правительство перетряхнуло весь состав государ-
ственного аппарата в центре и на местах, поставив на ключевые
посты сторонников правящей национал-царанистской партии.
Принятый в том же году закон о реорганизации жандармерии
усиливал ее карательные функции. Он закреплял за властями
право использовать войска и вооруженные полицейские отряды
для разгона рабочих демонстраций и пресечения забастовочной
борьбы.
В области социально-экономической политики чередовавшие-
ся у власти кабинеты национал-царанистов пытались найти выход
из кризиса путем получения иностранных займов на кабальных
для страны условиях, предоставления концессий на разработку
природных богатств, эксплуатацию отдельных отраслей производ-
ства. Первый «заем стабилизации» правительство Маниу заклю-
чило в 1929 г. ценой установления иностранного контроля над
Национальным банком Румынии. Через два года второй значи-
тельный «заем развития» был предоставлен международными
кредиторами из 7,5% годовых и гарантирован доходами от госу-
дарственных монополий на соль, табак. Одним из условий займа
было предоставление шведскому спичечному тресту И. Крюгера
монополии на производство и торговлю спичками в Румынии в
течение 30 лет и подписание с другой шведской фирмой контрак-
та о строительстве шоссейных дорог.
В рамках национал-царанистской доктрины «открытых две-
рей» американской «Интернейшнл телефон энд телеграф корпо-
рейшн» была отдана в концессию вся телефонная сеть Румынии
за мизерный заем 8 млн долл. из 8% годовых, при этих про-
центных ставках государство теряло ежегодно 100 млн лей.
Были заключены также соглашения с германскими фирмами
А9Г на поставку паровозов, с МАН мостов, рельсов. Все эти
заказы могли бы выполнить и промышленные предприятия в са-
мой Румынии, но подписание контрактов с зарубежными компа-
ниями было выгодно румынской элите, которая пользовалась
частью прибылей, выкачиваемых иностранным капиталом из
страны.
Уступки иностранным монополиям вели к усилению полити-
ческой зависимости Румынии от западных держав. Монополисты
Англии, Франции и США, интересы которых представляли ком-
пания «Виккерс», группа Моргана и особенно фирмы Детердин-
га, требовали возведения на румынский престол принца Кароля.
Ю. Маниу согласился, и, несмотря на значительную оппозицию
ряда буржуазных партий, парламент 8 июня 1930 г. подтвердил
право Кароля на престол. Это положило конец династическому
кризису, но вызвало новые противоречия внутри правящего
лагеря.
Центром механизма политической власти вновь становилась
монархия, и король не скрывал своих авторитарных намерений.
На этой почве у него возник серьезный конфликт с Маниу; по-
следний к тому же не хотел связывать себя с бесславной поли-
тикой царанистского кабинета в поисках выхода из экономиче-
ского кризиса и в октябре 1930 г. ушел в отставку. Сменявшие
ДРУГ Друга премьер-министры продолжали курс «твердой руки».
В 19311933 гг. правительство провело в жизнь три «жерт-
венные кривые», составившие программу стабилизации экономи-
ки на основе широкого наступления капитала на жизненный уро-
вень народных масс. Были предусмотрены массовые увольнения
рабочих и государственных служащих и ежегодная экономия за
счет снижения зарплаты от 10 до 25% бюджета.
Еще в августе 1929 г. был издан закон «О движении 'сельско-
хозяйственных имуществ», разрешавший свободную продажу по-
лученных крестьянами после реформы земельных наделов. Анти-
крестьянская сущность этого акта прикрывалась туманными рас-
суждениями законодателей о том, что в румынской деревне
необходимо проведение «естественного отбора серьезных земле-
дельцев». В действительности же закон отдавал разоренных дол-
гами и банковскими ростовщиками крестьян на произвол кула-
честву, которому предоставлялась теперь свобода рук для приоб-
ретения, а проще говоря, скупки крестьянских участков,
и открывал возможность восстановления крупиопоместоого земле-
владения.
Наконец, в интересах банковского капитала и ростовщиков в
их отношениях с должниками-крестьянами правительство провело
в 1932 г. закон о «конверсии земельных долгов». Имевшиеся у
кредиторов долговые обязательства крестьян гарантировались го-
сударством, которое покрывало банкам при необходимости опре-
деленную часть задолженности, а крестьянин становился при
этом должником государства на 30 лет. Государство спасало по-
шатнувшиеся банки; одновременно оно стремилось сдержать
крестьянское недовольство, разрядить накал антиправительствен-
ных выступлений сельских тружеников.
В целях укрепления политического режима Кароль с момента
воцарения не оставлял надежд установить личную диктатуру.
В апреле 1931 г. король привел к власти кабинет из представите-
лей двух малозначительных групп, громко названный правитель-
ством «национального единства» во главе с Н. Йоргой и К. Ард-
жетояну, на который была возложена задача «твердой рукой»
поддерживать «порядок в стране» и стабилизировать положение
дел в экономике.
Опасность сползания к диктатуре усиливалась в связи с за-
игрываниями монополистического капитала и власть имущих с
фашистскими организациями. Фашистское движение зародилось
в стране еще в начале 20-х годов. Первоначально его представ-
ляла Лига национально-христианской защиты, возглавляемая
оголтелым расистом А. Кузой, и Ассоциация христианских сту-
дентов, созданная в Яссах будущим главарем румынских фаши-
стов К. Кодряну. Обе эти организации имели ярко выраженный
антикоммунистический и антисемитский характер, действуя со-
обща.
В 1927 г. наиболее активные члены Лиги во главе с К. Код-
ряну основали самостоятельную фашистскую организацию «Ле-
гион Михаила Архангела», которая в 1930 г. была преобразована
в военизированную «Железную гвардию». Спекулируя на тяже-
лых последствиях кризиса, «железногвардейцы» демагогически
апеллировали к нуждам и запросам широких слоев населения,
заявляли о своем намерении «устранить социальную несправед-
ливость». Обращаясь к крестьянству, страдавшему от безземелья
и долговой кабалы, главари «Железной гвардии» прибегали к при-
митивной, но доходчивой фразеологии, обещая «на каждую ду-
шу погон (полгектара) земли», сулили крестьянам: уничтоже-
ние обременительных налогов, освобождение от ростовщиков
и т. д. Вместе с тем фашисты пропагандировали национальную
исключительность, шовинизм, антисемитизм, играя на укоренив-
шихся в отсталых и неграмотных слоях населения предрассудках.
Представители Монополистического капитала, Кароль и erb
приближенные уже в 1930 г. оказывали практическую помощь,
финансировали «Железную гвардию». При этом близкий к при-
дворным кругам реакционный деятель НЦП А. Вайда-Воевод бла-
гословлял фашистских главарей: «Вы должны немедленно орга-
низовать отряды и выступить против коммунизма, который начал
укореняться в нашей стране...»
«Железногвардейцы» развязали в Румынии террор как про-
тив своих противников из демократического лагеря, представите-
лей прогрессивной интеллигенции, так и против отдельных дея-
телей государственного аппарата, стоявших на их пути, с целью
посеять страх в обществе, пошатнуть позиции конституционно-
парламентского режима. Индивидуальный террор фашистских ле-
гионеров отпугивал и массы, и ведущих буржуазных политиков,
именно поэтому на парламентских выборах 1931 г. организация
К. Кодряну получила лишь 1% голосов избирателей. Однако, ис-
пользуя благожелательную поддержку правительства А. Вайды,
«железногвардейцы» на следующих выборах провели пять своих
кандидатов в парламент. Так начинался поход фашистских гла-
варей за власть.
Деятельность «железногвардейцев» активизировалась с прихо-
дом к власти в Германии Гитлера. Из наиболее фанатично на-
строенных легионеров стали создаваться так называемые коман-
ды смерти, которые должны были расчистить главарям «Желез-
ной гвардии» дорогу к политическим вершинам. Этому
способствовало установление непосредственной связи легионер-
ского руководства с гитлеровской секретной службой в Румынии,
а в последующем и с германским правительством. В свою оче-
редь, гитлеровцы отводили своей «пятой колонне» в Румынии во
главе с К. Кодряну важную роль в планах порабощения и при-
вязывания страны к третьему рейху.
Внешняя политика национал-царанистских правительств в
период экономического кризиса вытекала из ориентации румын-
ских господствующих классов на поддержку западных монополи-
стических объединений. Это определяло их курс на укрепление
связей с Францией и Англией гарантами Версальской системы.
После нормализации в 1925 г. дипломатических отношений
между СССР и Японией Румыния осталась единственной сосед-
ней с СССР страной, не установившей с ней дипломатических
отношений.
В эти годы СССР последовательно проводил политику мирно-
го разрешения противоречий с Румынией. На основании подписан-
ного 27 августа 1928 г., но нератифицированного пакта Бриана
Келлога в феврале 1929 г. между СССР и его соседями (Поль-
шей, Эстонией, Латвией) был подписан Московский протокол,
на основании которого стороны взаимно обязались не прибегать
к войне как к орудию политики. Опасаясь взрыва возмущения
масс антисоветской направленностью внешнеполитического курса
всех румынских правительств после 1917 г., правящая верхушка
оказалась вынужденной подписать Московский протокол. Это
было первое международное обязательство буржуазной Румынии
в отношении Советского Союза. В отношениях с соседними стра-
нами превалировало стремление румынских правителей оградить
народные массы от революционизирующего влияния Советского
государства. Именно антисоветская направленность определяла
позицию Румынии на состоявшихся в 1930 г. конференциях стран
Центральной и Юго-Восточной Европы Румынии, Польши, Че-
хословакии, Югославии, Венгрии и Прибалтийских государств,
пытавшихся создать вокруг Советского Союза барьер от Балтики
до побережья Черного моря.
Дело не ограничивалось речами дипломатов и правительст-
венными заявлениями. В июне 1929 г. был подписан протокол о
продлении союза между Румынией и Югославией. В том же году
правительство национал-царанистов продлило заключенный в
1921 г. румыно-польский договор, а в ноябре 1930 г. в Бухаресте
состоялось совещание руководства генеральных штабов двух
стран, где обсуждались вопросы возможных совместных действий
их армий во взаимодействии с французским командованием и
вооруженными силами. Вскоре было официально продлено дейст-
вие румыно-польского военного договора от 1926 г., дополненного
соглашением, принятым на совещании руководителей генераль-
ных штабов.
В отношении СССР румынские правящие круги не изменили
враждебного внешнеполитического курса. В 1929 г. Румыния от-
казалась поддержать предложение Советского Союза о заключе-
нии пакта о ненападении. В 1932 г. ряд стран принял советскую
инициативу заключить двусторонние договоры о ненападении.
Однако продолжительные переговоры, которые велись по этому
поводу между представителями СССР и Румынии в Риге и Же-
неве, потерпели неудачу. Во время пребывания у власти прави-
тельства Н. Йорги Румыния вновь начала переговоры с советской
стороной, но и они через несколько недель были прерваны. В по-
следующие месяцы Советское правительство опять вернулось к
своему предложению заключить пакт. Сменивший Н. Йоргу на
посту премьер-министра Ю. Маниу заявил в парламенте в ноябре
1932 г., что вопрос этот «уже не актуален» и «снимается с об-
суждения, так как правительство отклонило предложение СССР».
Только в 1933 г., после прихода Гитлера к власти, когда
СССР предложил на конференции по разоружению в Женеве за-
ключить конвенцию об определении агрессора, министр иностран-
ных дел Румынии Н. Титулеску одним из первых одобрил этот
документ. Он считал заключенное соглашение особо важным и
значительным этапом «пути, который ведет к нормализации от-
ношений» между двумя странами. Это свидетельствовало о том,
что установление гитлеровского режима в Германии произвело
отрезвляющее впечатление на определенные румынские буржуаз-
ные круги.
В 1933 г., идя навстречу требованиям западных держав, пра-
вительство А. Вайды-Воевода с санкции Кароля подписало с пред-
ставителями Лиги Наций соглашение о «консультативно-техниче-
ском сотрудничестве», так называемый Женевский план. Импе-
риалистические монополии, навязавшие Румынии этот план,
ставили целью обеспечить выплату страной долгов и процентов
по займам, а для контроля за экономической деятельностью го-
сударства, расходованием бюджета, операциями румынских бан-
ков, особенно за деятельностью Национального банка, в Румынию
были направлены международные эксперты.
Трудящиеся массы, во многих случаях под руководством ком-
партии, действовавшей с 1924 г. в глубоком подполье, ответили
на наступление капитала в годы кризиса мощным отпором. Ни-
когда после революционного подъема рабочего движения в 1918
1920 гг. правящим классам буржуазно-помещичьей Румынии не
приходилось испытывать такого страха перед силой возмущения
трудового народа страны. Уже в 1929 г. число забастовок, коли-
чество их участников и потерянных рабочих дней более чем вдвое
превысили соответствующие показатели предшествующих лет.
Многие забастовки сопровождались захватом предприятий, столк-
новениями с войсками и полицией. Широкий размах постепенно
приобретали выступления безработных, демонстрации женщин с
детьми, инвалидов первой мировой войны, молодежи, особенно
страдавших от потери работы и безудержного роста цен на про-
дукты питания.
Обобщая первые результаты борьбы, рассматривая формы, ло-
зунги выступлений трудовых масс парализованных кризисом го-
родов, Пленум ЦК КПР в феврале 1929 г. пришел к выводу, что
«борьба рабочего класса за увеличение зарплаты, улучшение
условий труда, против увольнений, штрафов... все больше при-
нимает характер всеобщей борьбы против буржуазного режима».
Движение трудящихся масс быстро радикализировалось.
Свыше месяца продолжалась забастовка рабочих лесной про-
мышленности в Долине Муреша, окончившаяся частичным удов-
летворением требований рабочих о восстановлении их уволенных
товарищей и повышении зарплаты. Около двух месяцев бастовали
металлисты Оради. Мощно поднялся на борьбу пролетариат Ре-
шицы и Долины Жиу, первым испытавший на себе последствия
правительственной политики «оздоровления экономики» за счет
трудящихся.
Наиболее значительным выступлением рабочего класса Ру-
мынии в начале кризиса была забастовка шахтеров Лупени в ав-
густе 1929 г. Власти советовали «набраться терпения», когда
шахтеры Лупени на протяжении восьми месяцев вели переговоры
с предпринимателями об условиях нового коллективного договора.
Но терпение рабочих лопнуло, и 5 августа забастовка началась.
Рабочие не уступили даже тогда, когда они были окружены сол-
датами во дворе занятой забастовщиками электростанции. По при-
казу префекта войска учинили жестокую расправу над бастукн
щими, около 25 человек было убито и до 200 ранено. «Ленским
расстрелом в Румынии» назвала лупенские события советская га-
зета «Правда».
Расправа в Лупени вызвала волну демонстраций, митингов и
забастовок солидарности в стране и за рубежом.
В массовые антиправительственные выступления включались
и крестьяне. Доведенные до отчаяния голодом и нуждой, они
вторгались в помещичьи угодья, самовольно рубили государствен-
ные леса, отказывались выплачивать долги и налоги. В уездах
Ботошань, Романаць, Спбпу, Бихор, Горж против крестьян были
направлены силы полиции и жандармерии.
Рост национально-освободительного двпженпя отмечался в те-
чение всего периода в оккупированных Бессарабии и Северной
Буковине. Международная коммунистическая печать («Инпре-
кор», «Коммунистический Интернационал») неоднократно писала
о развернувшемся здесь «мощном национально-революционном
сражении», подчеркивая неизменно «массовый характер непре-
кращающейся борьбы» трудящихся этого края.
Коммунистическая партия Румынии в годы мирового экономи-
ческого кризиса переживала немалые трудности. Она была серь-
езно ослаблена преследованиями властей и подрывной деятель-
ностью оппортунистических и сектантских течений. По просьбе
членов КПР Исполком Коминтерна проанализировал сложившее-
ся в партии положение и принял в августе 1930 г. резолюцию,
осудив развернувшуюся фракционную борьбу, и рекомендовал
вновь избранному временному руководству активизировать под-
готовку к партийному съезду. Важную роль в оживлении дея-
тельности компартии сыграла национальная конференция рабо-
чих железнодорожников, нефтяников и шахтеров (март 1931 г.),
которая определила конкретные задачи по усилению борьбы ру-
мынского рабочего класса против капиталистической эксплуата-
ции, за сплочение рядов рабочего движения на основе осуществ-
ления единого рабочего фронта. Внесла свой вклад в укрепление
единства партии, в сохранение четких идейных позиций проле-
тарского ядра компартии газета «Скынтейя» («Искра»)цент-
ральный орган КПР с августа 1931 г.
Очередной V съезд Компартии Румынии состоялся в декабре
1931 г. Он разработал стратегическую и тактическую линию на
основе вывода о том, что Румыния стоит перед завершением бур-
жуазно-демократической революции, которая быстро перерастет
в революцию социалистическую. Анализ расстановки классовых
сил в стране привел партию и к другому принципиальному вы-
воду, что гегемоном будущей революции должен быть только
пролетариат. Среди основных стратегических задач КПР опреде-
лила необходимость создания союза рабочего класса, трудового
крестьянства и трудящихся угнетенных национальностей. Съезд
потребовал активизировать борьбу за завоевание на сторону про-
летариата основных слоев трудящихся города и деревни, за спло-
чение рядов рабочего класса путем последовательного проведения
снизу тактики единого фронта. В этом плане коммунистам было
рекомендовано создавать комитеты действия, забастовочные ко-
митеты, отряды самообороны для защиты рабочих демонстраций
и забастовок, антифашистские комитеты, превращая эти органи-
зации в политические органы борьбы за единство рабочего клас-
ca, демократических сил страны против усиления политики экс-
плуатации и террора.
Съезд проявил заботу об улучшении социального состава, ре-
комендовал усилить прием в ряды КПР дисциплинированных,
убежденных в правоте задач рабочего класса трудящихся, наме-
тив программу работы партии в профсоюзах и комсомоле.
В связи с обострением международной обстановки в начале
30-х годов V съезд КПР подчеркнул, что «война против СССР...
явится в то же время беспощадной войной против трудящихся
масс в самой Румынии» и что «партия сумеет мобилизовать ши-
рочайшие массы на борьбу с этой опасностью только тогда, ког-
да она разъяснит этим массам, что, защищая СССР, они защища-
ют самих себя, защищают свои повседневные, насущные и исто-
рические интересы».
Перенеся центр тяжести своей работы на предприятия, партия
сумела в короткий срок восстановить первичные организации.
В первой половине 1932 г. под руководством коммунистов про-
шли общегосударственные конференции железнодорожников, на
которых было принято решение создать центральный комитет
действия во главе с Г. Георгиу-Дежем.
Важным успехом демократических сил явилось создание в
1933 г. массовой крестьянской организации «Фронт земледель-
цев», работавшей в тесном контакте с компартией; бессменным
руководителем Фронта стал видный политический деятель
П. Гроза.
Реакция обрушилась на трудящихся с репрессиями. В 1932 г.
не было в стране города и района, где не проводились бы массо-
вые аресты, рабочих пытали в застенках сигуранцы, военными
судами были инсценированы сотни процессов над забастовщика-
ми, которые обвинялись в нарушении «порядка и государственной
безопасности». Только в столице в конце года одновременно про-
водилось 25 таких процессов.
В январе феврале 1933 г. черные тучи над королевской Ру-
мынией были внезапно разорваны молнией революционного вы-
ступления пролетариата Гривицы. Рабочие железнодорожных ма-
стерских в пригороде Бухареста, во главе которых стояли комму-
нисты руководители Комитета действия железнодорожников
Г. Георгиу-Деж, И. Пинтилие, К. Стойка, К. Донча, провели де-
монстрацию в защиту предъявленной хозяевам программы требо-
ваний. Трижды останавливали работу рабочие Гривицы, число за-
бастовщиков выросло за несколько дней с 4 тыс. до 7 тыс. чело-
век. Стачки солидарности проводились на многих бухарестских
предприятиях, готовность к совместным действиям проявили же-
лезнодорожники узловых станций в Яссах, Клуже, Галаце,
Пашкани и др. Правительство, опасаясь всеобщей забастовки
железнодорожников, отступило, удовлетворив большую часть
требований забастовочного Комитета действия Гривицы. Однако
в действительности это было лишь маневром. Через две недели
было введено осадное положение, распущены профсоюзы, провй-
дены массовые аресты среди руководителей железнодорожников
и коммунистов, уступки и обещания аннулированы.
В морозное утро 15 февраля жители Бухареста услышали
сирену Гривицы. Гудок не смолкал в течение суток, призывая
рабочих на борьбу. 7 тыс. железнодорожников были поддержаны
двумя десятками тысяч солидаризировавшихся с ними рабочих,
создавшими живой заслон вокруг мастерских против стянутых
правительством войск. Рота солдат отказалась стрелять в народ.
Для выполнения карательного приказа власти вынуждены были
заменить солдат отрядами полицейских и курсантами офицер-
ских школ.
Гривица пала. Но героические февральские бои 1933 г.
крупнейшие в истории Румынии революционные выступления
пролетариата оказали влияние на последующую борьбу широ-
ких масс, задержали процесс фашизации страны в 30-е годы, ук-
репили связи компартии с массами.

Назад к содержимому | Назад к главному меню