Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Страницы истории культуры

Страны в истории > Румыния

Картина духовного состояния румынского общества после пер-
вой мировой войны представляла сложнейшую мозаику. Драма
войны обнажила социально-экономический и моральный кризис
капиталистического мира. В ее огне развеялись мифы буржуаз-
ных пророков о XX столетии как «золотом веке» безмятежного
прогресса современной цивилизации. Победа социалистической
революции в России и порожденная ею ситуация крутого исто-
рического перелома в мировой политике воспринимались с тре-
вогой и даже страхом власть имущими в соседней Румынии.
В революционном подъеме широких масс трудящихся страны
они увидели всепоглощающую стихию социального бунта, кото-
рый угрожал разрушить устои старого общества.
Прогрессивная тенденция в развитии духовной жизни буржу-
азной Румынии определялась борьбой обездоленных масс трудо-
вого народа за изменение существовавших социальных условий,
деятельностью революционно-демократических сил творческой
интеллигенции, важную роль в организации и сплочении которых
сыграла коммунистическая партия.
Другая тенденция связана со стремлением румынской бур-
жуазии замаскировать обострившиеся в послевоенный период
противоречия в румынском обществе. Учитывая требования но-
вой обстановки, рожденной эпохой революционного обновления,
правящая верхушка использовала плоды создания в 1918 г.
«Великой Румынии» в идейной борьбе. Играя на патриотических
"чувствах масс и прикрывая свою реакционную политику дема-
гогическими тезисами заботы о «возрождении нации», она раз-
вернула широкую националистическую пропаганду, направленную
на духовное порабощение румынского народа, на отвлечение
трудящихся от классовой борьбы. Все сферы культуры обра-
зование и науку, литературу, театр, изобразительное искусство и
музыку, устную пропаганду и печать она открыто использова-
ла в защиту незыблемости буржуазного миропорядка.
В арсенале идеологического оружия господствующие классы
активно использовали такой фактор, как массовая неграмотность
населения. По уровню неграмотности буржуазная Румыния за-
нимала одно из первых мест в Европе. В стране, в которой к
концу межвоенного периода проживало 16 млн человек, свыше
4 млн взрослого населения были неграмотны. Благодаря развитию
производительных сил и прежде всего промышленности, нуждав-
шейся в грамотных кадрах, после первой мировой войны в Ру-
мынии наблюдалось относительное расширение сети начальных
школ, особенно в городах. В 20-е годы школы посещало 31,8%
детей горожан и около 5% детей сельских жителей. Очень часто
дети не могли ходить в школу за неимением одежды или обуви,
высокой платы за обучение и учебники.
Школа не была отделена от церкви. Обучение в школах де-
тей национальных меньшинств на их родном языке было крайне
затруднено, для преподавателей представителей националь-
ных меньшинств в 30-е годы законодательно предусматривалась
необходимость регулярной сдачи экзаменов по курсу обучения на
румынском языке. После 1933 г. в условиях усиления реакционт
пости режима и наступления фашизма усилилось воспитание мо-
лодого поколения в духе верности монархии, воинствующего
национализма и мистицизма. В годы фашистской диктатуры при-
нятые новые программы в школах в ущерб изучению наук ycH
ливали военную подготовку юношества, реакционно-идеалистичен
ские и фашистские идеи определяли содержание всех учебных
предметов, воспитывая покорность и преклонение перед властью»
предавая анафеме прогрессивные и революционно-демократичег
ские идеи. С особой ненавистью духовные наставники молодея^
вытравляли стремление учащихся узнать правду о жизни соседг
ней страны СССР и советских народов, о достижениях социа-
лизма.
Политику в сфере народного образования крупнейший гшг
сатель Румынии М. Садовяну охарактеризовал как «преступлв*
ние реакционных правительств, заинтересованных в том, чтобы
держать население, и прежде всего крестьянство, в темноте и
невежестве, ибо темного и невежественного человека легче экс-
плуатировать».
Ярко проявился классовый характер политики правителей
Румынии и в области высшего образования. Хотя в межвоенный
период открывались новые учебные заведения сельскохозяйст-
венные и технические школы, политехнические институты в Бу-
харесте и Тимишоаре, сельскохозяйственные академии в Буха-
ресте и Клуже, румынский университет в Клуже, число студен-
тов неизменно уменьшалось: с 40 тыс. в 1933 г. до 26,5 тыс.
в 1938 г. и 14,6 тыс. в 1941/42 учебном году. Причем в буржу-
азной Румынии свыше трети студентов занимались на юридиче-
ских факультетах, около 10% изучали теологию и всего 5%
инженерное дело. Практически задача высшей школы состояла в
подготовке из детей власть имущих будущей политической эли-
ты для руководства страной, доступ же к высшему образованию
и культуре выходцам из нижних социальных слоев был факти-
чески закрыт. К концу межвоенного периода, когда отмечался
высший подъем в развитии всех материальных сил румынского
буржуазного общества, по всей стране насчитывалось всего
9 тыс. инженеров и чуть более 8 тыс. врачей.
Правительство скупо финансировало научную работу, считая,
что Румыния не может внести свой вклад в развитие мировой
науки и в этой области она должна оставаться зависимой от за-
границы. И все же в отдельных областях науки в Румынии
ученые добились значительных успехов, обогатив сокровищницу
научных достижений и культурного наследия своей страны.
Открытия и труды представителей математической школы
Г. Цицейки, С. Стоилова, А. Миллера, физической науки
X. Хулубея, Ш. Прокопиу и других исследователей химиков
Г. Спаку, К. Д. Неницеску, Н. Костэкеску явились достойным
вкладом в развитие мировой научной мысли. Развивались техни-
ческие науки, особенно в области авиации, машиностроения,
строительства мостов. Мировую известность получили инженер-
но-теоретические разработки Т. Вуя, А. Коандэ, Г. Константи-
неску, А. Персу, открытиям которых по праву присвоены имена
первооткрывателей. Ряд ученых представителей естественных
наук занимали твердые материалистические позиции в борьбе
против идеализма и агностицизма, утверждая идеи материально-
го единства мира и объективные законы его познания и преоб-
разования. Так, с именами прогрессивных биологов-материали-
стов связано создание румынских научных школ: в океаногра-
фии И. Борча, Э. Раковицэ основателя первого в мире
Института биоспелеологии, в области цитологииД. Воинов,
фитопатологии Т. Сэвулеску, агробиологии Г. Ионеску-
Сисешть.
Румынская медицина добилась в этот период высокого меж-
дународного престижа благодаря деятельности имевших мировую
известность бактериолога В. Бабеша, микробиолога и эпидемио-
лога И. Кантакузино, основателя национальной школы невроло-
гии Г. Маринеску, эндокринолога К. Пархона, одного из осново-
положников этой области науки в мировом масштабе. Тогда же
сложилась сильная школа хирургии, известная прежде всего в
Европе такими нейрохирургами, как Д. Багдасар, Н. Хортоло-
мей, Д. Джерота и Я. Якубович.
Небезынтересно отметить, что одни известные ученые, такие,
как И. Кантакузино, Д. Воинов, в свое время были связаны с ра-
бочим движением, а другие К. Пархон, Д. Багдасар находи-
лись под влиянием коммунистических идей. Прогрессивные по-
литические позиции В. Бабеша, Э. Раковицэ, И. Кантакузино,
Гр. Антипы наложили отпечаток на их общественную деятель-
ность, направленную на борьбу за развитие народного образова-
ния, системы медицинской помощи трудящимся города и особен-
но деревни, улучшение условий труда и жизни широких народ-
ных масс.
Общественные науки являлись полем непримиримой борьбы
различных теорий и концепций, широкий спектр которых вклю-
чал в себя и материализм, реализм и персонализм, экзистенциа-
лизм, иррационализм и т. д., вплоть до откровенно фашистской
идеологии. Но в целом две противоборствующие тенденции, свя-
занные с диалектикой исторического процесса, определяли виде-
ние перспектив общественного развития страны: с одной сторо-
ны, материалистическая концепция о необходимости коренного,
революционного преобразования румынского буржуазного общест-
ва, полная исторического оптимизма программа борьбы левых сил
во главе с КПР в защиту демократии, прогресса и мира, с дру-
гой стороны, всевозможные доктрины буржуазных идеологов,
предлагавших пути и средства социально-политической реформа-
ции капитализма в рамках существующего буржуазного государ-
ства и общества, а также призывы реакционных буржуазных тео-
ретиков и фашиствующих идеологов к замене этого государства
открытой фашистской диктатурой. Это последнее направление
особенно активно проявило себя с середины 30-х годов в усло-
виях нарастания кризиса буржуазной демократии и пессимисти-
ческих настроений в политической идеологии господствующих
классов Румынии.
На рубеже 20-х годов после окончания первой мировой войны
особенно заметно было оживление попыток буржуазных теоре-
тиков выработать программу «обновления» капитализма, среди
них выделяются два ведущих направления неолиберализм и
царанизм.
Неолиберализм появился как экономическое и политическое
течение крупного румынского капитала и стал доктриной нацио-
нал-либеральной партии. «Крестным отцом» его выступил эко-
номист ÏÏI. Зелетин. Суть концепции Зелетина сводилась к ут-
верждению, что румынское общество после 1918 г. вступило в
период созидательной деятельности и капитализм сможет еще
выявить созидательные способности по обновлению социально-
экономической жизни общества, добиться процветания страны на
пути индустриализации. При этом все социальные слои, и преж-
де всего рабочий класс, по мнению Зелетина, должны были
осознать свою ответственность в этом «обновлении» и помочь
«собственной» буржуазии в ее стремлениях совершенствовать
капитализм.
Иными были идейные источники и постулаты царанизма
политической и идеологической программы национал-царанист-
ской партии. Творцом царанистских теорий, замешанных на ил-
люзиях благодетельности послевоенной аграрной реформы для
дальнейшего прогресса румынского общества, был В. Маджару.
Прославляя результаты реформы за их якобы эффективное воз-
действие на хозяйственную деятельность румынской деревни и
замалчивая при этом процессы размывания и разорения кресть-
янской массы, Маджару рисовал перспективу построения в
Румынии особого «крестьянского государства», основанного на
мелкой крестьянской трудовой собственности, добивающегося
процветания всех классов и слоев общества без эксплуатации
наемного труда.
Отдельные буржуазные ученые, пытаясь объяснить законы
общественного развития, выступали с критикой социальной ру-
мынской действительности и искали спасительный «третий
путь» между капитализмом и социализмом. Весьма характерна в
этом отношении позиция Д. Густи основателя социологиче-
ской школы в Румынии. Собранные им и его последователями
конкретные данные о плачевном положении низов румынского
общества разоблачали антинародный курс политики господствую-
щих классов королевской Румынии. Вместе с тем ставка Густи
на возможность достижения социальной гармонии, если государ-
ство проявит определенную «волю» и посредничество между экс-
плуатируемыми и угнетателями, обнажает субъективно-идеали-
стический характер метода Густи в его анализе перспектив раз-
вития капитализма в Румынии.
Характерным проявлением кризиса буржуазной философии в
межвоенный период является усиление ее реакционности и све-
дение болезненных явлений общественно-политической жизни об-
щества к несовершенству природы человека и вмешательству не-
коего «верховного абсолюта». К этому антропологическому
направлению относятся такие представители буржуазной фило-
софии, как К. Рэдулеску-Мотру, И. Петрович, Л. Блага. Их кри-
тика разума, науки, морали и ценностей человеческого бытия,
как и апологетика реактивных инстинктов, культа силы и власти
приобрели воинствующий характер под лозунгами превентивной
контрреволюции, направленной на уничтожение революционных
идей и научного марксистского мировоззрения.
К. Рэдулеску-Мотру изложил свою философскую систему
«энергетического персонализма» в духе реакционной концепции
«румынизма», носившей в политической идеологии 30-х годов
явно фашистскую окраску. «Румынизм» ему виделся как «новая
духовная общность» румынского народа, который, сохраняя на-
следие «латинского духа», должен был возвыситься над соседними
народами «славянского мира».
Открыто проповедовал мистицизм в его грубой форме И. Пет-
рович, призывая философию слиться с религией и обосновать су-
ществование очищенного от устаревших догм нового высшего
«абсолюта». В такой же степени мистикой, иррационализмом ве-
ет от философских теорий Л. Благи. Один из видных румынских
поэтов, драматург, философ, сам он не скатился на позиции фа-
шизма, но его философская система, провозглашая отказ or
борьбы, уход от действительности, основывалась на поисках и:
прославлении высших свойств «румынской души»; в своем ир-
рационализме она олицетворяла состояние духовного метания
буржуазных идеологов. Они все глубже увязали в реакционном
болоте, подготавливая, таким образом, идейную почву для разви-
тия фашистской идеологии.
Румынский фашизм будь то легионерское движение «Же-
лезной гвардии», режим королевской диктатуры или позже воен-
но-фашистский режим Антонеску постоянно стремился под-
вести под свою политику идеологическую базу. У него были свои
философские «основы» и свои теоретики. Проповедуя покорность
судьбе, мистические каноны христианской морали, требуя слепо-
го подчинения воле монарха и легионерского «вождя», духовные
наставники фашизма объявили борьбу против разума, за само-
выражение «духовного инстинкта».
Одним из теоретиков и идеологических защитников фашизма
в Румынии был Нае Ионеску, автор философской концепции
«трэиризма» (переживания), в основе которой лежит система
ницшеанской иррациональности. Он отказывал человечеству в
его вере в идеалы прогресса и ценности духовной жизни. Напро-
тив, Ионеску предлагал вернуться к примитивизму и религиоз-
ности замкнутой крестьянской общины. Представители его фило-
софской «школы» «железногвардейцы» Э. Чиоран и Э. Берня
рьяно развивали религиозные аспекты фашистской доктрины
«трэиризма». Навязчивая идея смерти и безнадежности бытия
господствовала в их размышлениях о божественном предначерта-
нии легионеров отдать жизнь, принести жертвы во имя борьбы
за призрачные «национальные интересы» фашистской клики Ан- i
тонеску, когда она примкнет к крестовому походу Германии про-
тив коммунизма.
Идеи национализма, «интересов нации» занимали важнейшее
место в арсенале фашистской пропаганды. Причем им придава-
лось более широкое значение, чем понятиям «любовь к родине*,
«патриотизм». Истоки национализма связывались буржуазными
теоретиками с духом «румынизма», якобы порождаемого и зало-
женного в румынской нации древней историей латинского про-
исхождения румын. В 30-е годы эта ориентация разрабатывала**
на страницах журнала «Гындиря» («Мысль»), редактором и идев*
логом которого был Никифор Крайник. Течение «гындиризма»
объединяло все разновидности идеализма на румынской почве и
пропитало различные области политической и культурной жизни
Румынии. Тот же миф о примате «румынизма», «румынской кро-
ви» был положен в основу концепции «легионерского государст-
ва» Траяна Брэиляну, министра фашистского режима накануне
войны. Примыкала к «гындиризму» корпоративная система
М. Манойлеску, профессора политэкономии, министра многих
буржуазных румынских правительств. Разрабатывая принципы
организации классов и слоев румынского общества по корпораци-
ям, Манойлеску использовал опыт итальянского фашизма и так-
же в центр своих теоретических построений ставил идею превос-
ходства фашистской элиты и «чистоты» румынского происхож-
дения.
Характеризуя идейно-политический климат общественной
жизни страны в межвоенный период, Пленум ЦК РКП (1968 г.)
подчеркивал необходимость иметь в виду, «что в Румынии долго
существовал фашизм, что легионеры эта банда убийц ока-
зали пагубное влияние, распространяли свои ретроградные, шо-
винистические и реакционные концепции, которые нанесли тяже-
лый урон интересам нашего народа».
Против фашистской идеологии, реакционной философии, шо-
винизма и воинствующего национализма поднялись представите-
ли передовых демократических сил научной и творческой интел-
лигенции Румынии. Положительную роль в развенчании фашист-
ских теорий культуры, защите идеи общественного прогресса
сыграли труды П. Негулеску, который использовал свои знания
и талант крупного ученого в борьбе против идеологического на-
ступления фашизма, хотя по многим вопросам философской нау-
ки придерживался идеалистических позиций и концепций буржу-
азного либерализма.
Противоречивой была научная система идеалистического ра-
ционализма буржуазного философа М. Флориана, резко высту-
павшего против мистицизма и фашистских призывов отказаться
от разума, подчиниться «воле свыше и не думать». Позже, в годы
народной власти, М. Флориан занял последовательные позиции
диалектического и исторического материализма, внес свой замет-
ный вклад в изучение истории философии.
Национализм и расистские теории фашистских идеологов
открыто разоблачал профессор Ясского университета Петре
Андрей. Он подверг обоснованной критике социологический метод
Д. Густи, хотя сам не принимал марксистский принцип классо-
вой борьбы и призывал к достижению социального мира в ру-
мынском обществе. Выступления П. Андрея в защиту историче-
ского оптимизма и веры в ценности духовного мира человечества,
в защиту демократии, против фашистских мракобесов «железно-
гвардейского» движения вызывали злобу главарей легионеров.
В 1940 г. П. Андрей был убит фашистскими бандитами.
Так же смело и последовательно выступал против национа-
листической пропаганды, мистического одурманивания широких
масс народа один из наиболее крупных представителей прогрес-
сивной румынской философии Михай Раля. Он занимал пози-
ции воинствующего антифашизма и проводил эти концепции в-
философских работах, политической публицистике, на страницах
руководимого им литературно-критического журнала «Вьяца
ромыняскэ» («Румынская жизнь»), вокруг которого ему удалось
объединить антифашистские силы демократической творческой
интеллигенции. Эти силы противостояли идеологическому тече-
нию «гындиризма».
На протяжении всего межвоенного периода в области истори-
ческих наук доминировали исследования буржуазного историка
Н. Йорги. Автор большого числа исторических трудов и много-
численных публикаций документов, он ввел в научный оборот
обширный, не использованный ранее документальный материал.
Он написал объемную «Историю румын» в 10 томах, подготовил
трехтомное издание «Место румын во всеобщей истории». В це-
лом его историческая концепция отрицала объективные законы
общественного развития, по сути своей являлась идеалистической
и противоречиво-эклектичной. В научной и политической деятель-
ности Н. Йорга занимал националистические позиции, был убеж-
денным и страстным защитником монархии и буржуазного строя.
Вместе с тем он выступал против фашистского террора и реак-
ционных человеконенавистнических теорий, против нараставшей
угрозы новой мировой войны. «Железногвардейские» изуверы
убили Н. Йоргу во время легионерской диктатуры в ноябре
1940 г.
В исторических науках того периода сложилось несколько
школ, среди которых видная роль принадлежит исследованиям
В. Пырвана и К. Дайковичиу по проблемам древней и средневе-
ковой истории.
Основы марксистской историографии в Румынии были зало-
жены исследованиями П. Константинеску-Яшь, посвященными
проблемам социально-экономической и политической истории
страны, а также периодизации румынской истории и вопросам
становления и развития рабочего движения. Ряд работ по исто-
рии рабочего и коммунистического движения был опубликован
М. Роллером. Особое место в развитии марксистской историче-
ской науки тех лет занимают труды одного из видных руководи-
телей КПР ученого-марксиста Л. Патрашкану. Им были
исследованы не только проблемы истории 2030-х годов и пе-
риода второй мировой войны, но был дан анализ особенностей
общественно-экономических и политических процессов развития
румынского общества в XIXXX вв. с учетом смены обществен-
но-экономических формаций в общих рамках европейской циви-
лизации. Отдельные разделы его научных работ публиковались в
журнале «Вьяца ромыняскэ» и подпольном органе партийной
печати «Лупта де класэ» («Классовая борьба»), а также в изда-
яиях международного коммунистического движения. Наиболее
полно научные труды Л. Патрагпкану были опубликованы в пер-
вые годы после освобождения Румынии и получили признание
в современной историографии СРР.
Хотя развитие марксистской историографии затруднялось ус-
ловиями реакционной политики правящих кругов, однако Ком-
мунистическая партия Румынии использовала разнообразные
формы для пропаганды научной исторической мысли и материа-
листической концепции румынской истории. В начале 20-х годов
вышли многие важнейшие работы В. И. Ленина в виде брошюр
тз. газетных публикаций. Тогда же в Румынии появились издания
сокращенных переводов или отрывков из основополагающих тру-
дов К. Маркса и Ф. Энгельса.
Большое значение для научной трактовки проблем новейшей
истории, развития буржуазного румынского общества, рабочего
движения, истории КПР имели решения V съезда компартии,
рекомендации документов Коминтерна. Печатные органы КПР,
выходившие нелегально на протяжении двух десятилетий, идей-
но и теоретически вооружали не только коммунистов, но и те
прогрессивные демократические силы, которые действовали под
руководством или влиянием компартии. Кроме того, в период
19211944 гг. КПР принимала участие или руководила выпуском
почти 500 легальных и нелегальных изданий, из которых наибо-
лее длительное время выходили центральные партийные издания
«Лупта де класэ», «Скынтейя», «Тинерул ленинист» («Молодой
ленинец») орган Союза коммунистической молодежи, «Куль-
тура пролетарэ» («Пролетарская культура»), «Эра ноуэ» («Но-
вая эра»), «Клопотул» («Колокол»), «Кувынтул либер» («Сво-
бодное слово») и др., ряд изданий КПР на венгерском языке.
Несмотря на жестокий террор, партийная и демократическая
печать с честью боролась против духовного порабощения шови-
нистической и фашистской прессой широких масс населения стра-
ны, против эксплуатации и фашистской диктатуры и вписала слав-
ные страницы в историю революционного движения Румынии.
КПР возглавила массово-политическую и культурно-просветитель-
ную работу представителей передовых слоев интеллигенции среди
трудящихся, разъясняя насущные задачи антифашистской борь-
бы за создание народного фронта в стране, в защиту дела мира,
гуманизма и демократии.
С особой силой звучал голос румынской интеллигенции в за-
щиту прогрессивных традиций культуры и искусства от фашист-
ской идеологии. Известный писатель М. Садовяну разоблачал
фальшь и опасность фашистских теорий антигуманизма, отказа
от культурного наследия и научного знания, характеризуя
фашизм как «рабство бессмыслия, страшное одичание и возврат
к каменному веку». Видный деятель КПР М. Константинеску об-
ращал внимание на разъяснение сущности новой концепции
гуманизма, основанной на теории исторического материализма,
полная реализация которой возможна лишь в условиях револю-
ционного преобразования общества и ликвидации эксплуататор-
ского строя.
Учитывая, что фашизм стремился представить себя наследни-
ком и продолжателем героического прошлого в истории страны,
что фашистские идеологи перетряхивали всю историю во имя
утверждения «национального духа румынизма», коммунисты и
сторонники партии из рядов антифашистской интеллигенции рас-
ширяли, насколько это позволяли конкретные условия, работу
среди молодежи, создавали в конце 30-х годов так называемые
культурные лиги. Программа деятельности этих молодежных ор-
ганизаций предусматривала ознакомление их членов с культурой
и искусством, историей Румынии, посещение выставок, театров,
организацию экскурсий по историческим местам страны. Наряду
с такими легальными формами культурно-просветительной рабо-
ты пропагандисты, направленные партией в эти лиги, регулярно
распространяли коммунистическую литературу среди слушателей,
устраивали диспуты, разъясняли опасность фашизма и его идео-
логии.
Развитие литературы и в целом культуры в межвоенный пе-
риод отражало специфические условия жизни румынского обще-
ства. Официальная культура была подчинена интересам господ-
ствующих классов, но по мере того, как во внутреннем плане и
на международной арене расширялась борьба между силами про-
гресса и реакции, ускорялся процесс размежевания позиций в
среде творческой интеллигенции.
Руководствуясь принципом моральной ответственности перед
народом, часть деятелей литературы, искусства и культуры в
своем творчестве восприняли и чутко отразили обострение рево-
люционной борьбы и общественно-политической обстановки в
стране под влиянием победы Октябрьской революции в России.
В литературе того периода доминируют несколько выдающихся
прогрессивных писателей-демократов Михаил Садовяну, Ли-
виу Ребряну, Камил Петреску, Чезар Петреску, Ион Агырбича-
ну, поэт Тудор Аргези. В работах этих авторов 2030-х годов
правдиво показано бедственное положение трудящихся и от-
четливо раскрыто их критическое отношение к буржуазному
строю.
Исключительно по своей жизненной силе и проявлению талан-
та творчество Михаила Садовяну (18801961). Им опубликовав»
свыше 100 томов сочинений, часть из которых посвящена кресть-
янской жизни, описанной автором без идиллических прикрас
(«По Серету мельница плыла», «Ночь под Ивана Купала», «Че-
кан» и др.). Многие произведения Садовяну воскрешают карти-
ны прошлого, освещая их в реалистическом духе с учетом прин-
ципа историзма в анализе событий («Созвездие Рака», «Брать*
Ждер»). Антимилитаристским пафосом, революционным духон,
проникнут роман «Улица Лэпушняну». М. Садовяну проявия
себя и как блестящий публицист, выступая на страницах дем<>"
кратических изданий с яркими статьями о развитии румынское
культуры, о жизни и борьбе простых тружеников, о чаяниях и
надеждах народа на лучшее будущее.
Ливиу Ребряну (18851944), представитель румынского кри-
тического реализма, написал несколько монументальных рома-
нов. Знаменательным событием в его творчестве был роман
«Ион», отражающий борьбу масс за землю и быт трансильванско-
го села начала века. «Лес повешенных» замечателен решитель-
ным осуждением империалистической войны, предстающей как
Долгий и тяжелый кошмар страданий людей. Шедевр Л. Ребря-
ну роман «Восстание», в котором он с поразительным мастер-
ством рассказывает о восстании 1907 г. и его кровавом подавле-
нии, вводя в действие множество персонажей и воссоздавая объ-
емную картину социального движения народных масс.
Тудор Аргези (18801967), расширивший сферу поэзии и
придавший ей новую выразительность, признан одним из самых
талантливых и самых выдающихся румынских поэтов после Эми-
неску. Уже в ранних стихах Аргези звучали ноты социального
протеста и возмущения против религии. Эти черты его творчест-
ва нашли отражение в двух наиболее известных сборниках сти-
хов «Нужные слова» и «Цветы плесени», от которых веет со-
циальным протестом и сатирой в адрес общественного строя того
времени. Наряду с поэтическими произведениями интересны
эссе, воспоминания и памфлеты Аргези, для которых также ха-
рактерна ярко сатирическая проза. V
В 30-е годы складывается новое направление в румынской
литературе, связанное с творчеством писателей-коммунистов
А. Сахии, Дж. Богзы и «левой», тяготеющей к пролетарским
идеалам поэзией М. Бенюка, Э. Жебеляну, М. Р. Бараскивеску.
Антибуржуазная настроенность этого направления в литературе,
усиленная антивоенным и антифашистским пафосом, способство-
вала ее переходу на позиции социалистического реализма. Замет-
ное место здесь принадлежит А. Сахии (19Ö81937), первому
румынскому прозаику, обратившемуся к изображению жизни и
борьбы рабочего класса. Главными темами его рассказов, очерков
становятся классовая пролетарская солидарность рабочих в борь-
бе за преобразование общественной жизни и улучшение условий
своего существования, стойкость революционного духа, обретае-
мая рабочими в единстве своих рядов и целей. Он отстаивал ак-
тивную роль «искусства как фактора борьбы».
Коммунистическая партия поручила А. Сахии издание жур-
налов «Вяк ноу» («Новый век»), «Блузе албастре» («Синие блу-
зы»). В 1932 г. писатель-коммунист совершил длительную твор-
ческую поездку в СССР, впечатления от которой легли в основу
книги «СССР сегодня». Это было первое значительное произведе-
ние, увидевшее свет в буржуазной Румынии, о строительстве со-
циализма в нашей стране, несущее правду о новом социалисти-
ческом обществе. Книга была вскоре запрещена, ибо власти от-
метили ее «сильное воздействие» на массы.
В живописи, как и в художественной культуре в целом, пси-
хологические настроения господствующих классов с их тенденцией
ухода от действительности выливались в межвоенный период в
распространение формалистических течений, в насаждение аван-
гардистских произведений на потребу буржуазной публики. Од-
нако реалистическая традиция не умерла благодаря творчеству
таких художников, как Н. Тоница, И. Изер, Д. Гяцэ, Жан Ал.
Стериади. Особого внимания заслуживают картины, в которых
эти художники с большой теплотой и правдивостью рисуют
жизнь рабочих и простых тружеников.
Пристальное изучение жизни не могло не привести Тоницу
к критике социального строя. В его произведениях дух протеста
сочетается с духом подлинной человечности. И поэтому не слу-
чайно в период наступления реакции в 19371938 гг. Тоница
вместе с такими видными деятелями науки и культуры, как
академик К. Пархон и композитор Дж. Энеску, борется против
фашизма, против угрозы войны.
Одно нз самых известных произведений Тоницы картина
«Очередь за хлебом». Голодная толпа женщины, дети, стари-
ки, как обвинение, немой укор власть имущим. Этой картине
предшествовал рисунок в газете «Сочиализмул» с выразительной
подписью: «Пуль мы получили достаточно, дайте хлеба!»
Тема страдания народа на войне нашла отклик в творчестве
И. Изера. К своей выставке в 1920 г. он подготовил целую серию
антивоенных произведений. Специалисты отметили могучий тем-
перамент кисти художника и гибкость его выразительных реше-
ний. Однако ввиду расовых преследований после демонстрации
выставки художник вынужден был покинуть страну и вернулся
на родину лишь в середине 30-х годов.
Прекрасным портретистом и пейзажистом зарекомендовал
себя Жан Ал. Стериади, картины которого отличаются сочно-
стью колорита и яркой жизнерадостной палитрой.
Полотна Фр. Ширато создают выразительные образы деревен-
ских тружеников, в них отражается почти скульптурная четкость
форм и монументальность. Художник отдавал большую часть
своего времени педагогической деятельности в Школе изящных
искусств в Бухаресте, но в 1939 г. он был уволен за свои анти-
фашистские выступления.
Выдающимся скульптором был Д. Пачуря. Им создано много
портретов, скульптур, но вершиной его творчества считается мо-
нументальная скульптура «Великан». Сильный разворот фигуры
мужчины-гиганта, предельная напряженность и динамика его
позы заставляют вспомнить Микеланджело. Пафос борьбы, вера
в неограниченные возможности человека основная идея про-
изведения.
В истории мирового искусства немало имен, которые вызыва-
ют противоречивые суждения. Среди них скульптор К. Брыи-
куш, румын по национальности, проживший более 50 лет в
Париже, с которым и связана почти вся его творческая деятель-
ность. Брынкуша всегда занимали актуальные для XX в. пробле-
мы соотношения пластической формы с пространством и выраже-
нием движения в пространстве. Его произведения тесно связаны
с впечатлениями от окружающего реального мира. Как признавал
сам автор, он стремился извлечь из куска материала, в котором он
работал, скрытую в нем форму. Скульптура «Мудрость земли»
особенно ясно раскрывает связь Брынкуша с народным искусст-
вом Румынии, здесь лаконичная, но огромной внутренней силы
форма отражает традиции народного творчества. Его «Бесконеч-
ная колонна» поэтический синтез мира человека и космоса.
Большим мастером скульптуры был и К. Медря, автор скульп-
турных портретов Микеланджело, К. Маркса, Г. Лазэра. Рельеф
на тему народной легенды «Воевода Драгош и зубр» получил
Гран-при на Международной выставке 1937 г. в Париже. Разно-
образие образов и использованных для их воплощения приемов
говорит о размахе его творческих способностей: это и утонченно-
одухотворенный образ румынского поэта М. Эминеску, и полный
титанической мощи трагический образ Бетховена, и монументаль-
ная скульптура «Мир».
Одна из наиболее важных и активных сфер искусства гра-
фика испытала на себе непосредственное влияние левой, демок-
ратической прессы. Ее основная направленность в 30-е годы
борьба с капиталистической эксплуатацией против нищеты и
страданий маленького человека в буржуазном обществе, против
милитаризма и расизма, фашистского террора и буржуазного
политиканства. Искусство художников-графиков Жюля Перахи-
ма («Рабочие руки», «Обыск на фабрике»), Аурела Жикиди
(«Ужасы фашизма», «Здесь прошли легионеры»), Гезы Виды
(«Умер товарищ», «Гудок 1933 г.») и многих других, сотрудни-
чавших на страницах прогрессивных периодических изданий, если
не по форме, порой трудно доступной для восприятия масс, то,
во всяком случае, по своему открыто социальному содержанию.
Архитектуру этого периода характеризует пестрота стилей.
Роскошные дачи и дома, построенные по причуде богатых вла-
дельцев, резко диссонировали с жалкими, лишенными элемен-
тарных удобств жилищами трудящихся. Но и в те годы наблю-
дается стремление привнести прежде всего в столичную архитек-
туру современные стили. В результате возникли такие
сооружения в Бухаресте, как здания Совета Министров, Военной
академии, книгохранилища Академии наук, многоквартирный
дом, ныне названный «Патрия», заводы, известные сегодня как
предприятия «23 августа» и «Республика». В 1922 г. на шоссе
Киселева была установлена временная Триумфальная арка, воз-
веденная в память о боях румынской армии в первую мировую
войну. В 19351936 гг. по проекту архитектора П. Антонеску на
месте временного сооружения была воздвигнута арка из гранита
и железобетона; украшающие ее рельефы выполнили известные
румынские скульпторы Ион Жаля, К. Бараски, К. Медря,
М. Константинеску.
В середине 30-х годов скульпторы Л. Коцебу и И. Фекете соз-
дали монумент памятник летчикам в виде фигуры бронзо-
вого Икара с широко раскинутыми крыльями. В этом па-
мятнике, возвышающемся на бульваре Авиаторов, воплощена
дерзновенная мечта человека о покорении неба.
После первой мировой войны в театральном искусстве наб-
людалось усиленное искание новых решений и стилей, что отра-
жало повсеместно углублявшиеся социальные и политические
противоречия. Система Станиславского, проникшая в театральную
сферу окольным путем, известная лишь по газетным статьям о
революционных театрах Мейерхольда, Таирова, Вахтангова, уже
в то время подсказывала возможности новых постановок на ру-
мынской сцене. В этой связи следует упомянуть имя режиссера
П. Густи, вставшего с самого начала своей творческой деятельно-
сти на путь реализма, а также молодого режиссера С. 3. Соаре,
считавшего искусство и учение Станиславского, а также опыт
МХАТ вершиной театральной мысли, высшим примером. В 1919 г.
был создан Национальный театр в Клуже, который достиг зна-
чительных успехов под руководством 3. Бырсана. В 1921 г. была
основана Румынская опера, но до установления народной власти
своего помещения она не имела.
Румынская драматургия с трудом пробивала себе дорогу на
подмостки частных театров, а четыре национальных государствен-
ных театра в Бухаресте, Яссах, Крайове и Клуже весьма
скупо субсидировались буржуазными правительствами королев-
ской Румынии, тем более если содержание постановок не отвеча-
ло идеологическим требованиям властей и цензуры. Тем не менее
возрождение румынского театра в те годы было связано с созда-
нием оригинальной национальной драматургии. Важную роль в
этом сыграли пьесы старых и новых драматургов той эпохи:
В. Ефтимиу, М. Сорбула, К. Петреску зачинателей «драмы идей»,
М. Себастиана мастера лирической комедии.
В период фашизации страны репертуар театров состоял из
развлекательных и мелодраматических спектаклей. С этим поло-
жением боролись средствами довольно слабыми, но с искрен-
ним убеждением известные театральные труппы, как, напри-
мер, театр Тони и Лучии Стурдза-Буландра, а также отдельные
мелкие ансамбли, проявившие подлинное мужество в столкнове-
нии с властями (труппы «Маска», «Остров», «13 плюс 1»). Одна-
ко самую упорную борьбу против антинародной, реакционной
политики диктатуры вели, несмотря на жестокие репрессии,
кружки самодеятельности, находившиеся под влиянием КПР, на-
пример кружки им. Д. Маринеску и «Друзья искусства».
В 1935 г. возникло первое государственное кинематографиче-
ское предприятие, целью которого был прежде всего выпуск до-
кументальных фильмов и кинохроники, прославляющих буржуаз-
ную действительность и отражающих знаменательные события в
жизни королевского дворца. До 1944 г. Национальному обществу
кинематографии удалось сделать только один художественный
фильм под названием «Бурная ночь» по одноименной комедии
И. Л. Караджале.
В первой трети XX в. окончательно складывается националь-
ная румынская музыкальная школа во главе с Джордже Энеску
(18811955), чьи симфонические, камерные сочинения и опера
«Эдип» явились классическими образцами национального твор-
чества. Ему удалось передать в своих произведениях глубокую
любовь к своему народу и страстное стремление к лучшему бу-
дущему. Дж. Энеску был подлинным защитником культуры и
смело призывал к созданию народного фронта в Румынии, чтобы
преградить путь фашизму и войне. В 1934 г. Дж. Энеску под-
держал создание и деятельность общества «Друзья СССР»,
а позже стал одним из организаторов Лиги защиты прав чело-
века.
Огромный вклад Дж. Энеску в развитие румынской музыкаль-
ной культуры был по достоинству оценен лишь в годы народной
власти, когда искусство стало широко доступно массам, когда в
память о великом музыканте начали проводиться Международ-
ные фестивали и конкурсы его имени.
В межвоенный период целая плеяда талантливых музыкантов,
многие из которых пользовались поддержкой Дж. Энеску, разви-
вала различные жанры музыкальной культуры, черпая из сок-
ровищницы отечественного фольклора вдохновение для творче-
ства. В области вокально-симфонической музыки проявилась
деятельность Паула Константинеску, в хореографии Михаила
Жору, в развитие оперного искусства внесли свой вклад Сабин
Дрэгой, Константин Ноттара, Александру Зирра. Из дирижеров
того периода наибольший успех принадлежит Джордже Джорд-
жеску, Альфреду Александреску и Теодору Рогальскому.
Выдающимися исполнителями, помимо Дж. Энеску, были
пианист Дину Липатти, завоевавший широкую известность за ру-
бежом, скрипач Григораш Динику, замечательный исполнитель
народных мелодий.
* * *
Борьба прогрессивных демократических сил научной и творче-
ской интеллигенции против реакционной идеологии и духовного
порабощения велась под руководством Коммунистической партии
Румынии в чрезвычайно трудных условиях. Но эта борьба сыг-
рала очень важную мобилизующую роль в духовной жизни ру-
мынского общества, именно поэтому фашистские теории не по-
лучили широкого распространения среди масс трудового народа.
Фашизму и реакции не удалось навязать систему тотального
психологического террора. Последовательная борьба КПР на
идеологическом фронте помогала трудящимся массам, представи-
телям демократической интеллигенции оказывать отпор идейному
наступлению фашизма, сохранять даже в самые мрачные перио-
ды истории свет надежды и гуманизма в румынской культуре.

Назад к содержимому | Назад к главному меню