Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Христианизация

Страны в истории > Сербия

Сложилось так,  что крещение пришлых варваров и  язычников
стало  частью  политической  борьбы  за господство  на  Балканском
полуострове. Под  видом  христианизации  ромейские  императоры
возвращали  себе  власть  над  территориями  Балкан.  Политический
подтекст  крещения  был  очевиден  и  тем, на  кого  этот  процесс  был
направлен,  - болгарам  и  славянам.  Когда  хан  Борис  был  готов  вве­
сти  в  Болгарии  христианство,  он  обратился  к  священникам  из  да­
лекого  государства  франков,  а  когда  в  864 г. Болгария  все  же  была
крещена усилиями византийских миссионеров,  Борис-Михаил
апеллировал к  Риму, чтобы пресечь вмешательство враждебной
Византии  в  дела  Болгарии.  Этим  он  спровоцировал  первый  серьез­
ный  кризис  в  отношениях  Рима  и  Константинополя.
С  другой  стороны, в  862 г.  византийский  император  отозвался
на просьбу великоморавского князя Ростислава,  который про­
сил прислать миссионеров для укрепления веры и  церкви в  его
стране, ранее  уже  принявшей  крещение  от  франков. Император
поручил  эту миссию  братьям Мефодию  и  Константину, сыновь­
ям своего влиятельного чиновника Льва, знавшим язык славян.
Братья подготовились к  миссии чрезвычайно основательно: они
создали особую азбуку, приспособленную к  передаче звукового
строя  славянского  языка,  и  перевели  на  него  важнейшие  богослу­
жебные  тексты.  Церковные  власти  Великой  Моравии,  нахоДИвши-

еся  под  юрисдикцией  Рима, прервали  успешно  начавшуюся  мис­
сионерскую деятельность братьев: чтобы прояснить ситуацию,
Мефодий  и  Константин  отправились  в  Рим.  По  пути  они  посетили
князя Нижней Паннониии Коцеля,  который,  как и  Ростислав,
хотел, чтобы братья проповедовали на его земле. Папа  римский
одобрил миссионерскую  деятельность Мефодия и  Константина.
В  Риме  Константин  постригся  в  монахи  с  именем  Кирилл  и  вско­
ре  умер, а  Мефодий  с  учениками  продолжил  миссионерскую  де­
ятельность. Он  стал  архиепископом  возрожденного  архидиоцеза
в  городе  СирмиЙ.  Но  и  здесь  ему  всячески  препятствовали.  Поэто­
му  реальные плоды  деятельности братьев станут очевидны  лишь
при  жизни  поколения  их  учеников, которые  найдут  приют  в  уже
приняв  шей  в  885 г. крещение  Болгарии.
Сербия  в  1X в. также  приняла  крещение:  об  этом  свидетельст­
вует, в  частности, тот  факт, что внуков  Властимира, родившихся
около 870 г.,  называют  христианскими  именами  Петр  и  Стефан.
В  Византии тогда правил  император Василий  1,  которому  и  при­
писывают христианизацию южных славян,  поскольку первое
крещение  сербов  и  хорватов, происшедшее  во  времена  их  пере­
селения  на Балканы, не  имело  серьезных  и  долгосрочных  послед­
ствий.  В  биографии Василия  1 связываются воедино успешное
крещение  славян,  установление  над  ними  императорской  власти
и  узаконение  правящих  династий  в  славянских  княжествах. Как
говорится далее в  биографии, император стремился  дать власть
не  тем, кто  приносил  бы  ему  большие  доходы, обирая  своих  под­
данных,  а  тем,  «которых  они  (славяне)  выберут  сами  и  возведут  на
престол  по  своим  обычаям».  Таким  образом,  власть  византийско­
го императора  над  славянскими  переселенцами  осуществлялась
опосредованно,  через  их  князей. Подобный  тип  верховной  влас­
ти  весьма устраивал  славян  - в  их  среде  не  появлялись  правите­
ли-чужеземцы,  никто  не  покушался  на  их  обычаи  и  образ  жизни.
Покорность  славян византийскому  императору  подтверждается
и  сведениями о  том,  что,  когда в  870 г.  король Людвиг воевал
с  арабами,  ему  на  помощь  в  Южную  Италию  были  отправлены  ко­
рабли, на  борту  которых  находились  хорваты, сербы, захумляне,
травуняне,  конавляне,  дукляне и  неретляне.
Принятие христианства  постепенно приводило  к  большим
переменам в  жизни славянских племен. Прежде всего, должно
было  фундаментально  измениться  отношение  к  собственной  тра­
диции.  Каждый  из  новокрещеных  славянских  князей  сталкивался

с  необходимостью  - как  это стало ясно  уже  во время  крещения
короля франков  - почитать то, что до сих пор преследовалось,
и  преследовать  то, что  до сих  пор  почиталось. Это  требование,  без­
условно, не  имело  отношения  к  славным  предкам  славян, но  зато
относилось  к  славянским  божествам,  о  которых  мы,  впрочем,  име­
ем  весьма  скромные  сведения.
Согласно византийскому автору VI в.  Прокопию, славяне ве­
рили, что «верховным богом, единственным владыкой мира был
бог  - творец  молнии. Они  приносили  ему  в  жертву  быков  и  дру­
гих  животных».  Помимо  этого  славяне  «обожествляли  реки. Были
у них  и  другие  божества,  менее  высокого  ранга, и  всем  им  славяне
приносили  жертвы,  а  их  именами  заклинали  и творили  заговоры».
О  том, каковы  были  религиозные  представления  древних  славян,
мы  можем  судить  лишь  на  основании  тех  данных, которые  сохра­
нились  в  языке, в  названиях  некоторых  местностей, в  некоторых
обрядах,  обычаях,  верованиях,  иногда  даже  в  характерных  атрибу­
тах  отдельных  христианских  святых  из  последующих  эпох. Несо­
мненно,  что  сербам  были  известны  Перун,  Белес,  Бид  (Свантовид),
Мокошь, Дабог (Даждьбог). По  крайней мере, имена этих богов
впоследствии  появлялись  в  более  поздних  источниках  - в  перево­
дах  текстов, где  упоминались  божества  античного  пантеона.
Принятие христианства означало  и  большие материальные
затраты  на  постройку  храмов  и  приобретение  церковной  утвари,
но  из-за  нищеты  и  нехватки  средств обеспечение  славянских  зе­
мель  всем  необходимым  для  церковной  жизни  происходило  весь­
ма  медленно. Нехватка  средств  ощущалась  и  значительно  позже:
об этом  свидетельствует  фрагмент  из  жития  святого  Саввы  Серб­
ского (начало ХН!  в.),  в  котором говорится, что там,  где святой
Савва не мог построить каменную церковь, он строил  деревян­
ную, а  где и  того не мог, ставил  крест. Б  IX иХ  вв. материальное
положение  Сербии  было  гораздо  более  скромным,  чем  в  ХIII  в. Па­
мятники  архитектуры  того  времени  практически  не  сохранились,
за  исключением  церкви святого Петра  в  городе Рас и  отдельных
фрагментов  зданий,  в  архитектуре  которых  особенно  заметно  под­
ражание  церквам  Константинополя.
Б  устройстве  церковной  организации  сталкивались  две  тенден­
ции: с  одной стороны, надо было продолжать традиции  тех цер­
ковных  центров, которые  уже  занимали  видное  место в  истории
церкви, а  с  другой  - епископствам  необходимо  было  приспосаб­
ливаться к  границам новых  государств и  к  политике их центров.

Новокрещеные  князья были  заинтересованы  в  том, чтобы  подле
них находился свой архиерей. Но  если на побережье, где хрис­
тианство  существовало непрерывно еще с античных времени
епископские  кафедры  были  в  каждом  городе,  то  земли,  вновь  при­
нявшие крещение и  взятые в  целом, составили бы только один
диоцез.  Так,  в  актах  папы  римского  упоминаются  в  качестве  епис­
копств  княжества  Сербия,  Захумле,  Травуния.  Сначала  все  новые
епископства были подчинены митрополичьей кафедре в  городе
Сплит,  унаследовавшем  ее  еще  со  времен  древнего  города  Салон.
Известно, что  в  соборах  925 и  927 гг.  в  Сплите, на  которых  став  и­
лись  вопросы  церковной  дисциплины  и  в  качестве  языка  богослу­
жения была провозглашена латынь, участвовал князь захумлян
Михаил  Вишевич  (первая половина  Х  в.),  при  котором  существо­
вала  епископская  кафедра  в  городе  Стон.
П  ринятие  славянами  христианства  открывало  дорогу  проникно­
вению  в  их  земли  имперской  идеологии  Византии,  усвоению  идеи
о  том, что император  ромеев  - наместник  Христа  на  земле, отец
и  предводитель  всех  христианских  правителей.  За  императора  воз­
носились общецерковные молитвы, его постоянно поминали на
литургии. Процесс христианизации подчеркивал  неравноправие
славянских княжеств и  Византии: славянам навязывалась точка
зрения,  согласно  которой  византийский  император  считал  славян­
ских  князей своими  чиновниками, получавшими  от него опреде­
ленное  место  в  придворной  иерархии,  дары  и  символыI  власти.
Крещение  Болгарии не привело к  прекращению византийско­
болгарского  соперничества, в  которое  была  втянута  и  Сербия. Ча­
стые междоусобицы  внутри сербской правящей  династии  давали
повод византийцам и  болгарам вмешиваться во внутренние дела
страны. Когда  в  891  или  892 г.  умер  князь  Мутимир, княжить  стал
его сын Прибислав, но правил он очень недолго, поскольку был
свергнут с престола двоюродным братом Петром Гойниковичем
(892-917). Некоторое  затишье  в  византийско-болгарских  отноше­
ниях,  наступившее  в  годы  правления  Петра  Гойниковича,  обеспечи­
ло  ему  в  течение  длительного  времени  удержание  престола.
Однако новые военные столкновения болгар и византийцев,
а  также  амбиции  наследника  хана  Бориса  - Симеона  (893 - 927),
который  желал  стать  царем  и  добился  коронации  в  Константино­
поле  в  913 г., привели  к  серьезному  обострению  византийско-бол­
гарских отношений. Обострение это отразилось также на Сер­
бии. В  то  время  Петр  Гойникович  распространил  свою  власть  на

княжество неретлян И  тем самым вступил в  конфликт с князем
захумлян  Михаилом  Вишевичем.  Вишевич  донес  царю  Симеону,
что Петр Гойникович  вместе с  венграми  что-то замышляет  про­
тив болгар. Симеон  послал  .против Петра  войско во главе с  род­
ственником сербского князя Павлом Брановичем (917 - 920),
который был  возведен Симеоном на сербский престол, а  Петр
был  отправлен в  Болгарию. Византия же  выдвинула против но­
воявленного сербского князя,  находившегося под болгарским
покровительством,  Захарию  Прибисавлевича.  Однако  Павел  Бра­
нович  захватил  Захарию  в  плен и  передал  его  болгарам. Но  затем
он  при  знал  над  собой  власть византийского  императора, и  тогда
Симеон направил в  Сербию Захарию Прибисавлевича, дав ему
в  помержку  болгарские отряды. Захария правил Сербией в  те­
чение  920 - 924 гг. Укрепившись  в  качестве  правителя, он  предал
Симеона и  перешел на сторону Византии, чем только упрочил
свою  власть.
Монотонная  хроника  конфликтов  и  смен  князей  в  Сербии  по­
казывает,  что,  несмотря  на  то  что  сербы  пользовались  более  дейст­
венной  помержкой  и  помощью  болгар, они, тем  не  менее, всегда
предпочитали  покровительство  Византии.  Первое  войско,  которое
Симеон  направил  против  Захарии, потерпело  поражение.  В  924 г.
он  послал  второе  войско,  в  составе  которого  находился  член  серб­
ской династии Часлав Клонимирович. Его Симеон использовал
как приманку  - он якобы прочил Часлава в  сербские князья,
но  вместо этого захватил  в  плен всех  жупанов, собравшихся  для
представления  новому  князю,  и  подчинил  себе  всю  Сербию.  Бол­
гария  стала  соседом  Хорватии,  и  вскоре  Симеон  отправил  армию
и  против  нее.
Но  Сербия  находилась  в  полном  подчинении  у  Болгарии  недол­
го  - до  смерти  Симеона  в  927 г. Последствия  болгарского  господ­
ства дали о  себе знать прежде всего в  церковной и  культурной
сферах. В  созданном  Симеоном  царстве «болгар  и  греков» в  пол­
ной мере проявились результаты миссии Кирилла и  Мефодия,
и  стало очевидным  ее  огромное  значение  для  развития  культуры
в Юго-Восточной и  Восточной Европе. Постепенно пополнялся
фонд  церковнославянских  книг, а  славянское  богослужение  бес­
препятственно  упрочивало  свои  позиции, развивалось  и  распро­
странялось, особенно  во  время  относительно  спокойного  перио­
да  правления  Петра  (927 - 969)  - наследника  Симеона, который
приходился  зятем  византийской  императорской  семье.

Часлав Клонимирович (927 - ок. 950),  которого ранее болга­
ры  прочили в  сербские князья, обратил сумятицу, наступившую
в  Болгарии после смерти Симеона, в  свою пользу.  Ему удалось
вырваться  из заточения  и  с помощью  византийского  императора,
с которым  он померживал  хорошие  отношения, возродить  серб­
ское  государство. Клонимировичу  также  был  выгоден  мир  между
Византией  и  Болгарией,  поскольку  в  этот  период  (начиная  с  896 г.)
в  Паннонской  низменности,  на  землях,  некогда  заселенных  авара­
ми, обосновались  племена  венгров.  В  течение  десятилетий  конные
отряды венгров совершали со своей территории набеги во всех
направлениях,  в  том  числе  на  запад  и  на  юг. И  Сербия,  и  Византия
неоднократно  подвергались  их  страшным  опустошительным  напа­
дениям.  Во  время  одного из  таких  набегов  князь  Часлав  погиб.
На  Чаславе информация о  первой сербской династии преры­
вается. Остались  ли  наследники этой династии, обосновался ли
кто-либо из них  где-то в «Крещеной  Сербию)  - неизвестно. Нет
никаких данных и  о  том, что происходило в  течение следующих
почти  ста  лет  во  внутренних  областях  Сербии:  тогда  внимание  ви­
зантийских  авторов  было  приковано  к  княжествам  на  побережье.
Как  раз  в  этот  период  вновь  вспыхнуло  жестокое  противобор­
ство  между  Византией  и  Болгарией. История  Сербии  того  време­
ни представляет собой темное пятно, но  надо полагать, что она
была  втянута  в  это противоборство, по  крайней  мере, в  такой  же
степени, как и  в  первой половине Х  в.  Некоторые политические
силыI  в  Византии  проводили  по  отношению  к  Болгарии  воинствен­
ную  политику, стремясь  сломить  и  полностью  подчинить  ее себе.
Ради  этого Византия  заключила  военный  союз  с  русским  князем
Святославом, и  в  969 - 971 гг. ей  удалось  отвоевать  у  Болгарии  не­
мало  территорий  и  выйти  на  границу  вдоль  Савы  и  Дуная. Но  там
Византия  долго  не  удержалась:  уже  в  976 г. на  юге  Болгарии  вспых­
нуло  восстание.
Пользуясь тем,  что в  Византии наступил период внутренних
неурядиц, стоявший  во главе восстания болгарский царь  Самуил
(976-1014) быстро  распространил  свою  власть  вплоть  до  Аттики,
Фессалии  и  Ионического  побережья.  Некоторое  время  в  его  руках
находился  и  город  Драч.  Войска  Самуила  проникали  даже  в  визан­
тийскую  фему  Далмацию. Он  подчинил  себе Дуклянское княже­
ство, назначив  вассальным  правителем  своего  зятя, князя  Иоанна
(Йована) Владимира. Выход  Самуила  к  Далмации подразумевает,
что  Сербия  была  тогда  в  его  власти, как  и  во  времена  Симеона.

Византии  удалось  перейти  в  наступление  только  в  самом  кон­
це Х  в.,  после усмирения своих внутренних смут.  С  той поры
начинается последовательное вытеснение Болгарии с завоеван­
ных  территорий, не прекращавшееся вплоть до полного триум­
фа  Византии. Самуил  терпел  поражение за поражением и  умер
в 1014 г.,  потерпев неудачу  в  очередной битве на  реке  Беласица.
Его наследники, сначала сын Гавриил  Радомир, а  затем племян­
ник  Иоанн  (Йован)  Владислав,  были  уже  не  в  состоянии  сопротив­
ляться  Византии,  и  в 1  О  18 г. она окончательно  ликвидировала  Бол­
гapcKoe  царство, надолго закрепившись  на  при  граничной  линии
вдоль  Савы  и  Дуная.

Назад к содержимому | Назад к главному меню