Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Самодержавное королевство

Страны в истории > Сербия

Ориентация Сербии на Запад выразилась еще и  в  том, что Сте­
фан  Неманич  заключил  брак  с  Анной  Дандоло, внучкой венеци­
анского дожа, который организовывал походы на Задар (1202)
и  Константинополь (1204). От  этого брака  у  Стефана  были  сыно­
вья  Урощ  - будущий  король, и  Предислав (Савва), впоследствии
получивший  сан  архиепископа.  От  первого  брака  с  Евдокией  Сте­
фан  имел  сыновей  Радо  слава  и  Владислава. Некоторые  средневе­
ковые  авторы  утверждали,  что  с помощью  брака  с  Анной  Стефан
стремился  к  осуществлению  своего  давнего  желания,  которое  раз­
делял  также  Вукан,  - стать  королем-самодержцем.
Вукан носил  королевский  титул. С  этим  титулом  он  упомина­
ется в  надписи 1195 г.  на церкви святого Луки  в  Которе вместе
с отцом, Стефаном Неманей, который  упомянут  только как ве­
ликий  жупан.  Согласно  титулу, Вукан  был  «королем  Диоклитии,
Далмации, Травунии, Топлицы  и  Хвосно». Но, несмотря на это,
в 1199 г. он  просил  у  папы  Иннокентия  III знаки  королевской  вла­
сти.  Тогда  же  он  просил  назначить  в  Бар  папского  легата,  а  также
просил паллий (специальную накидку, знак архиепископского
достоинства)  для  барского первосвященника.  Последние две
просьбы Вукана были исполнены, но  знаков королевской влас­
ти папа  ему  не  дал. Стефан  стал  действовать  по примеру  брата:
еще  до  конфликта  с Вуканом  он  просил  для  себя  папских  легатов
и  корону. Легат уже был  назначен (1201-1202), когда папа от­
ступился от своего намерения из-за недовольства венгерского
короля Эмерика. Во время своего краткого правления Сербией
Вукан носил титул великого жупана и  снова требовал у  папы
корону, но  ему было вновь отказано, поскольку Эмерик этому
противился.
Венгерские  короли  считали  сербских  правителей  своими  васса­
лaMи:  название  Сербия,  как  уже  говорилось,  было  тогда  включено
в  их  титулатуру. Если бы  сербские правители были коронованы
вселенской властью, которую олицетворял папа,  они стали бы
равными  по  статусу  венгерским  королям.  Тогда  всем  был  еще  па­
мятен  пример  болгарского  правителя  Калояна, которого  папский
легат  короновал  в 1204 г., присвоив  ему  титул  короля,  хотя  сам  Ка­
лоян  в  Болгарии  называл  себя  царем, продолжая  традиции  Симе­
она, Петра  и  Самуила. Одновременно  с коронацией  Калояна  бол-

гарский прелат был  возведен в  сан архиепископа, хотя сам себя
называл  патриархом, с чем  позднее  смирились  и  византийцы.
То,  что  не  получилось  при  папе  Иннокентии  III, удалось  сделать
при  его  преемнике  Гонории'  Ш.  Воспользовавшись  ДОЛГИМ  отсутст­
вием  венгерского короля  Андрея  11  (1205 - 1235), участвовавшего
в  крестовом походе, папский легат в 1217 г.  доставил в  Сербию
корону  и  короновал  великого  жупана (где именно  проходила  ко­
ронация  - неизвестно).
Андрей  11  вернулся из  крестового похода в 1218 г.  и,  узнав
о  коронации  Стефана,  пошел  на  него  войной,  которую  удалось  ос­
тановить, вероятно, только в 1220 г.  благодаря дипломатическим
усилиям  брата  Стефана  - Саввы. Но  венгерские  короли  остави­
ли название Сербия в  своем титуле, продолжая и  в  дальнейшем
считать сербских правителей вассалами и  демонстрируя такое
отношение  к  Сербии  при  любой  возможности.
Стефан  провозглашал  себя  в  грамотах  первым  венчанным  ко­
ролем, и  потомки  стали  называть  его «Стефан  ПервовенчанныЙ».
Не  совсем  ясным  остается  отношение  сербских  правителей  к  ти­
тулу  «король  Диоклитии»,  который  носили  Вукан  и  его  первые  на­
следники. С  уверенностью  можно  говорить, что Стефан  и  Савва,
прося  у  папы  корону,  ссылались  на  то, что  Диоклития,  где  родился
их отец, называлась «великим королевством от начала», однако
очевидно и  то, что  данный  титул  не  признавался  на  общегосудар­
ственном  уровне. Об  этом  лучше  всего  свидетельствует  тот  факт,
что Вукан, завладев всей страной, имел  титул великого жупана,
а  позднее (с 1209 г.) - великого  князя.
Итак,  новый  титул  сербского  правителя  гласил: «венчанный  ко­
роль  И  самодержец  всей  сербской  земли  и  поморской».  Хотя, став
королем,  сербский  правитель  выбывал  из  византийской  иерархии,
он  все  же  позаимствовал  термин  авmокраmор  (часть  титула  визан­
тийского императора), переведя его как самоgержец, по-сербски
самоgржац,  - это означало  в  то время, что  носивший  данный  ти­
тул  правитель  ни  от  кого  не  зависел  и  не  был  подчинен  ни  одному
другому  правителю. Уже  намного позже  это понятие  приобретет
внутриполитический смысл: носители титула самоgержец будут
восприниматься  как  обладатели  абсолютной,  единоличной  власти.
А  в  Средние  века  термин самоgержец  имел  внешнеполитический
оттенок  и  в  полной мере  соответствовал  учению,  согласно  которо­
му  власть  дается непосредственно от Бога, как это утверждалось
в  одной  хиландарской  грамоте  1198 Г.:  «Премилостивый  Бог  сделал

греков императорами, венгров королями, разделил народы, дал
каждому  народу  закон и учредил  устои и  правителей над  ним  по
обычаю  и  закону  поставил  своей  премудростью».
Отдельное  упоминание  «сербских» (или  «рашских»)  И  «помор­
ских»  земель,  которое сохранится в  титуле  сербских королей
до эпохи Сербского царства (XIV в.),  обобщенно отражало всю
предшествующую историю, когда земли в  глубине полуострова
и  приморские  области  рассматривались  как  отдельные  политиче­
ские образования. Наряду  с  упомянутым способом титулования
вплоть до  периода  правления  Владислава  1 употреблялась  и  более
широкая форма, в  которой словосочетание «поморские земли»
заменялось их перечислением: Диоклития, Травуния и  Захлмия
(Захумле), в  точности  как  в  Х  в. при  Константине  Багрянородном.
Вместе с  коронацией правителей среди сербов установилось
представление о  короне (она чаще  называлась по-сербски  венац
(венец) или свети  венац (святой венец), sacra согопа) как о  сим­
воле  власти  как  таковой, власти, которая  не  зависит  от  личности

отдельного короля,  поскольку каждый человек смертен. Такое
понимание  власти  вело, в  свою  очередь,  к  иному  пониманию  сущ­
ности государства:  оно теперь рассматривалось как всеоБIЦее
инеделимое, подчеркивался его оБIЦественный характер. С  тех
пор  как  Стефан  стал  «первовенчанным  королем»,  Сербия  больше
не  делилась  на  уделыI (чести), как  это было  при  Стефане  Немане
и  его  наследниках  до  коронации.  Уже  при  сыновьях  Стефана  Пер­
вовенчанного  были  отстранены  от  власти  самостоятельные  до  той
поры  потомки  побочной  династической  ветви  в  Зете  и  Хуме.

Назад к содержимому | Назад к главному меню