Историк

Перейти к содержимому

Главное меню

Автокефальное архиепископство

Страны в истории > Сербия

Территория, которую  приобрел Стефан Неманя, а  его сын Сте­
фан  сохранил  в  целости,  укрепил  и  возвысил  с  ПОМОIЦью  королев­
ского титула, в  церковном отношении была неоднородна. Цен­
тральная часть территории Сербии, отвоеванная в  течение ХI
и  ХН  вв.  У  Византии,  принадлежала  древним  епископствам  в  горо­
дах  Рас,  Липлян  и Призрен,  причем  епископство  в  Расе  считалось
в  церковных  кругах  Охрида  «епископством  Сербии».  Все  три  епи­
скопства  входили  в  состав  автокефального  Охридского  архиепис­
копства,  находившегося  под  юрисдикцией  Константинопольской
вселенской патриархии. Области, до  которых  в 1018 г.  Византия
не добралась,  остались под юрисдикцией церковных центров,
расположенных  в  городах  Приморья  и  подчиненных  папе. Уепи­
скопства  Сплита  eIЦe  до эпохи  Немани  были  отторгнуты  многие
области, так что за церковное господство над  «тремя странами»
(tria  геgпа Травуния, Захумле и  Сербия; последняя в  то время
в  папских  документах  отождествлялась  с Боснией)  боролись  толь­
ко  Дубровник  и  Бар.
Эта церковная разоБIЦенность нашла символическое отра­
жение в  личности самого  Стефана Немани,  родоначальника
династии, впоследствии признанного святым. По  словам сына,
он был KpeIЦeH в  городе Рибница (у  современной Подгорицы)
«латинскими  иереями»,  а  намного  позднее  заново  крестился  в  Ра­
се. Этот  факт  свидетельствует  как  о  понимании  различий  между
католичеством  и  православием,  так  и  о  реальной  конфессиональ­
ной  разделенности  государства. Складывается  впечатление, что
своим новым креIЦением Неманя хотел исправить какую-то
ошибку.

Самое важное конфессиональное различие касалось отно­
шения к  славянскому языку богослужения и,  соотвественно,
к  алфавиту и  богослужебным текстам. В  областях, подчиненных
папе, со  священниками,  служившими  на  славянском  языке,  а  так­
же  с  распространением славянских богослужебных книг велась
борьба. Еще  в  927 г.  собор в  Сплите постановил запретить руко­
положение  священников, не  знавших  латинского языка. Эта си­
туация  обострилась  еще  более  в  Х!  в., когда  на  территории  Адриа­
тического  побережья  стали сказываться последствия  разделения
церквей.  Употребление  в  областях,  подчиненных  папе,  глаголицы,
славянского письма  из наследия Кирилла  и  Мефодия, ограничи­
валось  узким  поясом  северной  части  Адриатического  побережья
и  прилегающих  к  нему  островов.
Иерархи Константинопольской патриархии относились к  бо­
гослужению на славянском языке более терпимо; особенно это
касалось обширной территории Охридского архиепископства,
где  сохранялись  традиции  славянского  богослужения  болгарского
периода. И  даже  несмотря  на  то, что следствием  терпимого  отно­
шения  к  славянскому  языку  была  языковая  пропасть, возникшая
между образованными иерархами-греками и их славянской па­
ствой, вследствие чего греческие священники чувствовали себя
среди славян как в  изгнании, славянское богослужение все же
продолжало  распространяться.  В  восточных  и  центральных  частях
Охридского архиепископства славянские тексты писались уже
на  кириллице  и  приобретали  черты  разговорного  языка  той  мест­
ности, в  которой  использовались. Об  этом  свидетельствуют  такие
памятники,  как  М  ирославово  Евангелие  конца  ХН  в., Вуканово  Ев  ан  -
гелие  начала  ХIII  в. и  некоторые  другие  древние  рукописи.
На  территориях  Сербского  королевства, находившихся  в  цер­
ковной юрисдикции Византии, существовала целая сеть прихо­
дов,  через  которые  оказывалось  влияние  на  верующих.  В  примор­
ских католических епископствах подобной организации, где бы
с  верующими занимались католические священники, не  было.
Христианскую  жизнь  здесь померживало  местное монашество;
прибывшие  в  эти земли  в  начале  ХН!  в. посланники  папы  застали
его,  однако, в  весьма запущенном  состоянии. Состояние паствы
в  Боснии как с точки  зрения дисциплины, так и  в  отношении
сопротивляемости  различным  ересям  тоже  было  крайне  неудов­
летворительным, хотя формально  католический  епископ  Боснии
подчинялся  архиепископу  Дубровника.  Около  1230 г.  прибывшие

в  Боснию  папские  делегаты  обнаружили,  что  боснийский  епископ
не  знает  формулы  крещения  и  живет  в  одном  селе  с  еретиками-ду­
алистами.
Состояние церкви было. неудовлетворительным и  в  примор­
ских  городах.  Это  стало  очевидно  на  местном  соборе,  состоявшем­
ся  в 1199 г.  в  Баре  под  патронатом  Вукана  Неманича  и  в  присутст­
вии  папского  легата. На  соборе  обсуждались  как  общие  вопросы
дисциплины среди священников и  отношений церкви с миром,
так и  ряд  конкретных  проблем, связанных  прежде  всего с  устра­
нением  сильного  светского  влияния  на  церковь. Особенно  собор
настаивал  на  отмене  практики  покупки  церковных  чинов  за  день­
ги (симония).
Конфессиональная  разделенность,  по  всей видимости, не  мино­
вала и  членов  правящей  сербской  династии. Вукан  называл  себя
«верным сыном  римской церкви», но, когда он стал правителем
всей Сербии, папа все-таки потребовал от него и  всех его под­
данных  присягнуть  на  верность  Риму  (1203), стремясь  тем  самым
укрепить  их  в «истинной  вере». Стефан  Неманич  писал, обраща­
ясь  к  папе,  что  также  хотел  бы  назваться  «верным  сыном  римской
церкви». Однако это ничуть не помешало ему вместе с братом
обратиться с целью решения проблемы церковной организации
в  Сербском  королевстве  к  византийской  стороне.
После падения Константинополя и  резкого увеличения числа
областей, попавших под юрисдикцию римской церкви, некото­
рые  греческие  архиереи  и  часть  греческого  священства  признали
верховную  власть  папы  и  согласились  присягнуть  ему  на  верность
при  условии,  что  он  пообещает  не  касаться  их  вероучительных  ис­
тин,  обрядов  и  традиций.  Преемники  же  константинопольских  па­
триархов и  греческие священники, не  признавшие власть папы,
вынуждены  были  удалиться  в  необжитые  области, и, таким  обра­
зом,  резиденцией вселенского  (византийского)  патриарха стал
город  Никея  в  Малой  Азии.  Никейский  патриарх признавал  закон­
ными  тех  самопровозглашенных  императоров,  которые  боролись
за  возрождение  Византийской  империи.
Следует  отметить,  что  на  востоке  Империя  понималась  как  по­
литический и  церковный  союз, в  котором  император и патриарх
в  полном  согласии (симфонии)  друг  с  другом  выполняют  каждый
свои обязанности. Империя, понимаемая  таким  образом, служи­
ла идеальным образцом государственного устройства для всех
стран и  политических объединений. Было вполне естественным

считать, что в  систему  государственного устройства  должна  вхо­
дить и  автокефальная церковь. В  житии Саввы, написанном его
учеником  Доментианом,  говорится,  что  Савва,  обращаясь  к  визан­
тийскому  патриарху  с  просьбой  учредить сербскую автокефаль­
ную  церковь, произнес  следующие  слова: «Надо,  чтобы  сербский
архиепископ был  посвящаем  в  сан в  своем отечестве, поскольку
оно  "с  Божьей  помощью  самодержавное"».
Город  Рас, центр сербского государства, находился в  области
юрисдикции православной церкви. Некоторые  члены правящей
сербской династии были православными монахами. Это обсто­
ятельство,  а  также чисто практические выгоды способствовали
ориентации сербской  династии при  решении  церковных  вопро­
сов  на  Восток. Королевскую  корону  просили  у  папы,  а  по  вопросу
изменения  церковного  статуса  и  улаживания  церковных  дел  обра­
щались  к  наследникам  византийских  императоров  и  преемникам
византийских  патриархов  вНикее.
Миссия  по изменению статуса церкви в  сербском государст­
ве была поручена брату короля,  архимандриту Савве. Прибыв
в  Никею,  Савва  попросил  императора  и  патриарха  рукоположить
какого-нибудь  монаха  из  числа  сопровождавших  его в  архиепис­
копы.  Просьба  Саввы  была  услышана,  но  император  хотел, чтобы
архиепископом стал именно он.  Патриарх вместе с епископами
рукоположили  Савву,  и  он, следовательно,  стал  первым  архиепис­
копом  «сербских  земель  и  поморских».  Тогда  же  Савва  испросил
для  своей  страны  привилегию,  чтобы  его  преемников  избирал  и  по­
свящал  в  сан  архиепископа  не  византийский  патриарх,  а  местный
собор. Соответственно преемники Саввы уже не должны были
прибывать  в  резиденцию  византийского  патриарха  для  рукополо­
жения.  В  этом  и  заключалась  суть  автокефальности.  Теперь  руко­
водство  жизнью  церкви  и  выборы  архиерея  были  в  компетенции
местного  церковного  собора, а  это значило, что  распространение
христианского  вероучения  и  христианского  образа  жизни  можно
было проводить С  учетом социальной и  культурной специфики
народа. А  родные  братья, один  из которых  был  королем  во главе
государства, а  другой  - архиепископом во главе автокефальной
церкви, олицетворяли  собой  идеал  «симфонии».
Выполнив свою  важную  миссию,  Савва  возвращался  из  Никеи
через  Святую  гору и  Салоники.  По  дороге  он  собирал  для  церков­
ных нужд  книги и  нанимал  грамотных людей. Под  его руковод­
ством  был  переведен  Номоканон  - особая  версия  сборника  цер-

ковных  И  мирских  предписаний, необходимая  тем, кто  управляет
церковью.  Позднее  Номоканон  будет  назван  Свеmосавской  Корм­
чей. С  Афона  Савва  повел  с  собой  учеников,  доверив  им  впослед­
ствии различные  должности  в  своем архиепископстве, и  прежде
всего он выбрал  тех, которые были  достойны занять должность
епископа.  Резиденция  сербского  архиепископства  была  размеще­
на  в  монастыре  Жича  (близ  современного  города  Кралево), кото­
рый  в  те  годы построил  Стефан  Неманич.
Выделив  из  состава  Охридского  архиепископства  уже  сущест­
вующие  епархии, Савва  добавил к  ним семь новых епископств.
Их резиденции размещались в  монастырях.  Западнее бывших
охридских  епископств были  основаны  Дабарское, Будимлянское
и  Моравическое; на  территории между старыми епископскими
центрами  Рас  ом  и  Нишем  - Топлицкое,  а  между  Расом  и  Призре­
ном  - Хвостанское.  Территории  еще  двух  вновь  основанных  епи­
скопств  прилегали  к  прибрежным  католическим  городам:  первым
по  значимости  было  Зетское  с кафедрой  на  Превлаке  в заливе  Бо­
ка  Которска,  а  вторым  - Х  умское  с кафедрой  в  городе  Стон.  Рези­
дeHция  католического епископа, нахоДИвшаяся  до этого в  Стоне,
переместилась на остров Корчула, а  епископ из Требинье пере­
ехал в  Дубровник, формально оставаясь требиньским владыкой
и  получив  в  качестве  диоцеза  остров  Мркан.
Таким  образом границы  православия вплотную  придвинулись
к  Боснии И  К  стенам приморских городов, которые, несмотря на
то что подчинялись сербскому королю, и  дальше оставались под
властью  католической  церкви:  в  них  размещались  резиденции  ка­
толических прелатов. Расширение православного пространства,
последовавшее  за  установлением  сербского  автокефального  архи­
епископства, не  вызвало  реакции  со стороны  католиков; возмож­
но, в  силу  того,  что  все  это  происходило  на  фоне  крупных  перемен,
когда  после  1204 г. юрисдикция  римской  церкви  распространилась
до  Константинополя  и  Святой  горы.
Однако  реакция  Димитрия  Хоматиана, с 1216 г.  архиепископа
Охридского,  у  которого  С  установлением  сербского  автокефально­
го архиепископства  были  отняты  три  диоцеза, была  жесткой.  Ди­
митрий  осуждал  рукоположение  Саввы  в  архиепископы,  утверж­
дая, что оно  было  неканоническим, требовал  уважения  к  правам
охридской  церкви  и  грозил  Савве  отлучением. Разгневанный  Хо­
матиан  ставил  вопрос  о  том,  может  ли  считаться  праведной  жизнь
Саввы. Архиепископ Охридский сравнивал  аскетическую моло-

дость  Саввы, когда  он «оставил  свою  землю, своих  родных  и  все
отцовское  наследие»,  ушел  на  Святую  гору  и  «прослыл  подвижни­
ком  среди  монахов», с последующим  периодом  жизни  сербского
архиепископа; когда «любовь к  отечеству пленила его и  отняла
у  Святой  горы, и он опять поселился в  Сербию>. Любовь  к  роди­
не, по  словам  Хоматиана,  превратила  аскета  и  подвижника  Савву
«в  исполнителя и  управителя земных дел и  сделала его  послом
у  земных  правителей»  . Гнев  на  Савву  имел  в  своей  основе  и  лично
враждебное  отношение  Хоматиана  к  патриарху  Ни  кейс  кому  и  им­
ператору, поскольку сюзереном архиепископа Охридского был
Феодор  1 Ангел,  правитель  Эпира, которого  впоследствии  короно­
вал  императором  Хоматиан.  Неизвестно, какие  последствия  име­
ло  выступление  Хоматиана.  Ясно  только,  что  Савва  не  отступился
от своей деятельности по организации сербской автокефальной
церкви.  Известно  также,  что  в  самые  древние  переписи  сербских
епископств  не  были  включены  Липлянское  и  Призренское, а  Не­
маничи  после  1220 г. находились  в  тесных  отношениях  с  эпирски­
ми  Ангелами.  Так,  наследник  Стефана  Радо  слав  являлся  зятем им­
ператора  Феодора  1 Ангела  и  обращался  к  Хоматиану  за  советами
по  церковным  вопросам.
Из  житий  Саввы  можно  понять, какие  вопросы  в  реорганизо­
ванной сербской церкви считались самыми насущными. Серб­
ский архиепископ созвал собор в  Жиче и  произнес проповедь
о  чистоте  веры,  против ереси.  А  затем  последовало решение
и  вопроса о  браке  - семейную  жизнь, брачные отношения цер­
ковь стремилась построить на христианских началах.  По  всей
стране были воздвигнуты многочисленные «малыIe церквю>, для
венчания  тех  пар,  что  ранее  вступили  в  брак  по  местным  обычаям,
но  без  участия  церкви.
Наряду  с «малыIии  церквамю>  началось  строительство  и  «боль­
ших  церквей»: теперь  архиепископ  и  его иерархи  несли  ответст­
венность за количественный рост церковных учреждений и  за
подготовку  людей, которые  должны  были  возглавить  их. Во  мно­
гих частях страны истинная  христианская  жизнь  началась  толь­
ко со времени основания сербского архиепископства. Авторы
житий,  следовательно,  не  без  оснований  восхваляют  и  возвеличи­
вают  Неманю  и  Савву: они  действительно были  просветителями
своей  земли.
Потребность в  богослужебных книгах активизировала дея­
тельность  переписчиков  и  переводчиков.  Уже  практиковавшийся

в  тот  период  особый  сербский  извод  (редакция) церковнославян­
ского  языка,  сформировавшийся в  результате  проникновения
в  церковнославянские  тексты  элементов  сербского  разговорного
языка,  был  провозглашен  официальным  и  стал  подвергаться  даль­
нейшей  кодификации.
Если  королевская  власть  представляла  собой  прочную  основу
для формирования единого политического устройства,  единых
правовых норм и  установлений  для  создания и  культивирования
особых  традиций, то  еще  более  прочной  основой, в  рамках  кото­
рой шло  формирование единой культуры, была власть архиепи­
скопа.  В  областях,  находившихся под юрисдикцией сербского
архиепископства,  действовали  одни  и  те  же  нормы  правописания,
одни  и  те  же  формы  подготовки  священства,  одна  и  та  же  богослу­
жебная  практика.
Вполне  естественно,  что  в  таких  условиях  в  областях,  подчинен­
ных  сербскому  архиепископству, сформировались  значительные
культурные отличия от соседей. Это ясно видно из отношения
к  жителям приморских городов:  в  глазах православных сербов
они из-за латинского языка богослужения и  некоторых других
отличий  так  и  остались  «латинянами» (католиками), причем  лати­
нянами считались не только представители романских народов,
исконные  жители  приморских  городов, но И  люди  любой  другой
национальности, поселившиеся там и  принявшие католичество.
Латинянами  считались  также  соседние  албанцы,  бывшие  в  тот  пе­
риод  католиками, с  особым  языком  и  особым  образом  жизни. Их
священников  сербы  называли  «попами  латинскими».
Церковные реформы Саввы имели серьезные последствия
для Бос  нии, чья граница с Сербией была одновременно грани­
цей юрисдикции автокефальной сербской церкви. Босния в  тот
период  находилась  в  церковном  подчинении  у  католического  ар­
хиепископа Дубровника, хотя в  ней практиковалось славянское
богослужение  и  монашество  восточного типа. Еще  в  конце  ХН  в.
В  Боснии  разразился  церковный  кризис: ее  правителей  обвиняли
в  том, что в  стране укореняется ересь (один из обвинительных
актов составил  Вукан  Неманич). Речь  шла  о  дуалистической ере­
си,  приверженцев которой в  Боснии, как в  Италии и Далмации,
называли  «патарены».  Боснийский  бан  Кули  н  (1180-1204) отверг
эти  обвинения,  заявив,  что  его  поманные  - правоверные  христи­
ане, и  пригласил  в  страну  папского  легата. В  1203 г.  легат  прибыл
в  Боснию  и  добился  от  местных  монахов  обещания,  что  они  будут

придерживаться правил  и  традиций римской церкви. Но  кризис
этим  исчерпан  не  был;  в 1221 г. обвинения  в  ереси  возобновились,
и  Венгрия  организовала  крестовые  походы  против  еретиков  Бос­
нии. В  1247 г.  боснийское  католическое  епископство  было  изъято
из юрисдикции  Дубровника и  включено в  состав католического
архиепископства  Калоча  в  Южной  Венгрии.
Но епископство со славянским богослужением в  Бос  нии со­
хранилось.  Оно называлось <<Церковью  боснийской» и  попало
под  влияние  дуалистов, удержавшихся  только в  этом  уголке Ев­
ропы.  Сербская церковь считала представителей боснийской
церкви «треклятыми еретиками», проклинала  их и  пыталась  об­
ратить их в «истинную веру». Некоторые сербские правители,
как,  например, король Драгутин, пользовались ради этой цели
помержкой  католических  миссионеров.  Таким  образом,  религи­
озная разобщенность сербов в  Сербском королевстве и  сербов
в  Бос  нии  оказалась  сильнее,  чем  общая  племенная  традиция.  Бос­
нийские баны  ХIII  в.,  например Матия  Нинослав, еще  называли
своих  поманных  сербами,  а  для  бана  Степана  II  (1314 - 1353) они
уже  были  боснийцы (бошнянu). При  этом Степан называл  язык
своих  грамот  сербским, а  правитель Сербии  был  для него «царь
рашскиЙ».  Границы  боснийского  государства  и  боснийской  церк­
ви  оказались  таким  образом  теми  границами,  дальше  которых  ин­
теграция  сербов  не  пошла, и  жители  Бос  нии  стали  прежде  всего
бошнянамu.
Территории, оказавшиеся  под  юрисдикцией  Сербского архи­
епископства,  несмотря  на  региональные  особенности,  постепенно
стали  единым  культурным  образованием  с едиными  традициями,
единой  верой,  обрядами  и  языком  богослужения.  В  этих  условиях
постепенно переставали быть определяющими некогда сущест­
венные  различия  между  разными  частями  государства.  В  символи­
ческом плане архиепископство было средоточием объединения
всех  верующих.  Вслед  за  культом  Симеона  был  установлен  культ
его  сына Саввы: Савву,  скончавшегося в 1236 г.,  вскоре после
смерти  причислили  к  лику  святых  (позднее  как  святых  будут  почи­
тать  еще  нескольких  человек  из «святой»  династии).  В  церковном
календаре  появились  дни  памяти  этих  святых, в  храмах  стали  пи­
сать  их  иконы:  все это придало  Сербской  автокефальной  церкви
особый  характер  и  впоследствии  стало  важным  фактором  в  сохра­
нении  национальной  самобытности.

Назад к содержимому | Назад к главному меню